WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

«ГЛАВА 1. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О «ПУТИ» В ТВОРЧЕСТВЕ К.БАЛЬМОНТА Принципы романтического двоемирия в поэзии символизма 6 1.1. Понятие «пути» в русском символизме 1.2. Представление К. Бальмонта о «пути» ...»

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О «ПУТИ» В ТВОРЧЕСТВЕ

К.БАЛЬМОНТА

Принципы романтического двоемирия в поэзии символизма 6

1.1 .

Понятие «пути» в русском символизме

1.2 .

Представление К. Бальмонта о «пути» поэта

1.3 .

ГЛАВА 2. «ЯВНОЕ» И «НЕЯВНОЕ» ПРОСТРАНСТВО ПУТИ ЛИРИЧЕСКОГО ГЕРОЯ К .

БАЛЬМОНТА

Двойственность «земного» мира

2.1 .

2.1.1. Мир цивилизации как «природы искусственной»

2.1.2. Мир «природы естественной»

Историко-мифологическое пространство

2.2 .

2.2.1. Экзотическое пространство

2.2.2. Культурно - историческое пространство

2.2.3. Пространство «космического пути»

2.3. Пространство мира «мечты» в лирике К. Бальмонта

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СИИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ К.Д. Бальмонт - человек впечатлительный, артистичный, ранимый. Это отразилось на его творчестве. Он скитался, чтобы увидеть чужое, новое, но всюду видел себя, одного себя .

Илья Эренбург верно отметил, что, исколесив моря и материки, К. Бальмонт «ничего в мире не заметил, кроме своей души» [Озеров, с. 15] .

Поэта Константина Дмитриевича Бальмонта традиционно относят к представителям старшего поколения русского символизма. Однако все его творчество нельзя признать чисто символистским .

Славу К. Бальмонту как поэту-символисту принесли сборники «Тишина», «Горящие здания», «Будем как солнце». В 1913 году в России было издано 10 томов его произведений .



К. Бальмонт применял в своем творчестве все многогранности символизма: идея мимолетности, стремление запечатлеть уходящие мгновения, изменчивость настроений, повышенное внимание к технике стиха (увлечение звукописью, музыкальность) .

О поэзии К. Бальмонта современники высказывались по-разному. Например, известный критик С.А. Андриевский в лирике поэта увидел только бесплодное щегольство .

Профессор С.А. Венгеров, напротив, заметил в ней стремление к философскому уяснению мировой жизни. А. Ханзен-Леве не без оснований указывает, что Бальмонт среди символистов действительно был самым синтетичным, поэтому его стихотворения свободно комбинировали все мыслимые мифологические, фольклорные, архаикоантичные, экзотически-неевропейские и другие мотивы .

К. Бальмонту принадлежит ряд новых идей, вошедших в историю русской литературы. Его произведения являются связующим звеном, необходимым для понимания символистской русской и мировой культуры, фольклора как неделимого художественного пространства. Произведения

–  –  –

читателю новый мир чувств, эмоций. В художественном пространстве произведений К .

Бальмонта бездушные предметы реальной жизни предстают в волшебном поэтическом мире одухотворенными, наделенные новыми, иногда даже необычными качествами .

Необходимо отметить, что темы пути и темы пространства ранее уже становились предметом исследования в лирике К. Бальмонта. Существует ряд работ в той или иной мере затрагивающих данную проблему: статья, написанная Е.Е. Завьяловой на тему «Время и пространство в любовной лирике М.А. Лохвицкой, К.Д. Бальмонта, Ф.К. Сологуба (1880 е годы)»; статья Ю. Балтрушайтиса «О внутреннем пути К. Бальмонта», работа А.П .

Грачёва «О духовном пути в русской поэзии серебряного века», статья Е. Милюгиной «Где дорога к небесам и свету?», статья Е. Молчановой «Бальмонт и Египет», статьи Т.С .

Петровой «Образ золотого пути в лирике К.Д. Бальмонта», и «Певучая сила поэта К.Д .

Бальмонта» .

Несмотря на имеющиеся исследования, вопрос о пространстве и о пути в лирике до сих пор остается открытым, так как исследован недостаточно и нас интересует тема пространства и тема пути не в отдельности, а в объединенном виде, как пространство пути .

В связи с этим тема дипломной работы «Пространство пути в лирике К. Бальмонта»

представляется нам актуальной .

Таким образом, цель дипломной работы - рассмотреть различные пространства пути лирического героя в поэзии К. Бальмонта .

Цель дипломной работы определила её задачи:

Изучить исследования по теме пространства и теме пути в лирике;

1) Выделить виды пространства и пути в лирике К. Бальмонта;

2) Описать заявленные виды в стихотворениях К. Бальмонта .

3) Объект - лирические произведения К. Бальмонта, входящие в сборники «Только любовь», «Фейные сказки», «Горящие здания» и др .

Предмет - пространства пути, находящиеся в данных лирических произведениях .

Дипломная работа состоит из следующих разделов: введения, 2 глав, заключения и

–  –  –

Тема пути является одной из основных лирических тем поэтов серебряного века и особенно поэтов-символистов. Их стихи - это точная фиксация пути лирического героя и его поколения. Символисты искали спасения личности и культуры на пути духовного самоуглубления индивида, преображения жизни через искусство, на пути религиозноэсхатологических чаяний .

В любом художественном произведении присутствует смена точек зрения, меняющиеся «картины», различные пространства, динамика движения .

В произведениях «путь» рассматривается как процесс интеллектуального, духовного постижения чего-либо или кого-либо, достижения определенной цели. Путь, как правило, труден, и лирический герой, преодолевая его, совершает тем самым подвиг. Мотив пути символизирует движение, поиск, испытание, обновление .

Герой проходит два пути - земной, низший и духовный, высший, что выражено в идее двоемирия .

1.1. Принципы романтического двоемирия в поэзии символизма Романтическое двоемирие - это ощущение глубокого разрыва между идеалом и действительностью .

Двоемирие включает две сферы, два бытия, которые противостоят друг другу. В первой из них господствуют повседневные интересы и низменные чувства. Это физическое состояние, в которое погружены обыватели.

Ко второй причастны лишь немногие:

возвышенные, поэтические, творческие натуры, люди искусства, аристократы духа. Это мир духовный, мир красоты, искусства и гармонии. Обитатели двух миров существуют как бы в разных «измерениях»:

художник в мире обывателей обречен на страдания и одиночество. Его внутренний мир непостижим для обыденного сознания .

И миры эти не существуют обособленно друг от друга, а взаимопроникают .

Главной целью поэзии русского символизма было выражение духовного мира и его связи с миром земным. Само понятие символа означало связь, соответствие между земными явлениями и явлениями духовного мира [Грачёв] .

Граница между мирами в символизме стирается, и единственным противоречием оказывается утверждение двух уровней мира: физического и психического. Для символистов становится важна идея мира как представления, отражения истинной действительности. Художнику в картине мира символистов дана функция теурга, призванного воссоединить мир истинной действительности и мир самого творца [Погорелова] .

Двоемирие - это признание того, что привычный нам, социальный мир не является единственным и подлинным, подлинный человеческий мир надо искать где-то не здесь .

Отсюда возникает идея прекрасного «там» - принципиальная для эстетики романтизма. Это «там» может проявляться очень по-разному: в Божественной благодати; в идеализации прошлого (отсюда интерес к легендам, появление многочисленных литературных сказок, культ фольклора); в интересе к необычным личностям, высоким страстям (отсюда культ благородного разбойника, интерес к сюжетам о «роковой любви» и т.д.) [Николаев] .

Двоемирие романтизма, особенно проявившееся в немецком варианте, исходит из идеи Шеллинга о двойственности - разделение мироздания на духовную и физическую сферы, и вместе с тем на признание единства этих двух противоположностей .

Разочарование в силе разума привело русских романтиков к острой борьбе с повседневной действительностью. Поэты верили в то, что благодаря миру иллюзий, человек может достичь своего духовного совершенства и наполнить свою жизнь смыслом .

Двоемирие в русской поэзии начала 19 века стало своеобразным побегом от суровой действительности .

Изображая в своих произведениях миры грез, включая в них фантастические сущности, которые часто перекликались с национальными мифологическими верованиями, русские поэты - романтики пытались внести изменения не только в литературные традиции, но и в сознание читателей .

Романтические герои отчаянно не хотели принимать реальность, и находили себе утешение в другом мире, наполненном их мечтами. Главными инструментами воплощения романтического двоемирия стали верования в потусторонние силы, в предсказания, в мистику сновидений .

Именно в начале 19 века русская поэзия наполняется рассказами о демонах, нечистой силе. Стоит отметить, что большинство мистических персонажей не вредят, а наоборот, помогают главным героям преодолеть трудности .

–  –  –

пространственно-временных отношений. Каждый из писателей - А. Белый, Ф. Сологуб, Л .

Андреев, К. Бальмонт, В. Соловьев, Д. Мережковский, А. Блок, и другие - дал образцы своего поэтического видения мира и особое двоемирие .

–  –  –

противопоставляется мир запредельный, «реальнейший», вечный [Осмоловский] .

К традиции романтического двоемирия обратятся поэты - символисты, чье творчество откроет Серебряный век русской литературы .

Огромное влияние на русских символистов оказал философ и поэт Владимир Соловьев. В его учении было заложено идущее от эевнегреческого Платона представление о существовании двух миров —

–  –  –

емная действительность - только отблеск, искаженное подобие верховного, ^предельного мира, и человек — «связующее звено между божественным и риродным миром». В своей мистической религиозно-философской прозе и в тихах Владимир Соловьев звал вырваться из-под власти вещественного и

–  –  –

Владимир Соловьёв исходил из того, что помимо наличной действительности существует сфера божественного, т.е. абсолютных, безусловных начал, оказывающих положительное влияние на человечество .

Особенность его идеализма в стремлении выразить языком философских понятий принадлежность человека к двум мирам - материальному и идеальному .

По Соловьёву, добро, истина и красота - три ипостаси идеального бытия, важнейшие категории, выражающие его всеединство .

Подлинное искусство, по Соловьёву, должно отличаться синтезом жизненно важного содержания и идеи необходимости пересоздания действительности таким образом, чтобы в ней сочетались божественный, человеческий и природный элементы .

Поэтическим выражением идеи всеединства служат символы «вечной женственности», «души мира», «золотистой лазури», «неземного света» и «созвучия вселенной» .

–  –  –

Иногда же антитеза «материя - дух» помогает истолковать «земное» в духе соловьевских идей «синтеза» — как неизбежный ж имеющий собственную значимость этап становления мирового духа. В последнем случае естественно прославление земной жизни, природы, страсти .

Соловьевские идеи «двоемирия», сочетание материального и духовного воплотились через многообразную систему символов .

Личная воля лирического героя требует осознания цели пути; герой претерпевает романтическую раздвоенность: с одной стороны, наблюдается романтический порыв:

–  –  –

Таким образом, двоемирие является прочной литературнохудожественной традицией, коренящейся в религиозных, эстетических, психологических системах, а также тесно связанная с мировоззрением и творческой индивидуальностью писателя. Принцип двоемирия обогащался и усложнялся различными концепциями и представлениями писателей. Двоемирие предполагало два «пути», которые выбираются человеком на протяжении его жизни, это «пути» по которым идет поэт .

–  –  –

Понятие пути в творчестве поэтов схоже с понятием пути мифологического. Путь мифологема движения, пространственно- временной ориентации и цели; аспект смысла жизни и вектор истории; универсалия научного и художественного познания и культурного творчества. Своим универсализмом архаическая семантика пути обязана широким смысловым связям с топологией жизненного пространства, его ценностным иерархиям и всей системе социального символизма с его образами и индексами ориентации, маркировкой выбора, моделями поведения и ритуальной практикой .

Значимое наполнение в аспекте пути получают слова-сигналы: «порог», «граница», «перекресток», «центр», «край», «кайма», «рамка», «межа», «указатель» («придорожный камень», «столб», «крест», «веха»), «поворот», «мост», «застава», «круг», «кольцо», «спираль», «синусоида», «стрела», «возврат», «горизонт», «горизонталь/вертикаль», «тупик», «обочина», «поле», «тропа», «гора», «серпантин» и т.п. [Энциклопедия культурологии.] .

В мифопоэтической и религиозной моделях мира, путь - это образ связи между двумя отмеченными точками пространства. Постоянное и неотъемлемое свойство пути — его трудность. Путь строится по линии всё возрастающих трудностей и опасностей, угрожающих мифологическому герою-путнику, поэтому преодоление пути есть подвиг, подвижничество путника. Начало пути - небо, гора, вершина мирового дерева, дворец, святилище храма и т. п. для богов или дом для сказочного героя, участника ритуала - не описывается развёрнуто или оно не упоминается вовсе. Конец пути - цель движения, где находятся высшие сакральные ценности мира, либо то препятствие (опасность, угроза), которое, будучи преодолено или устранено, открывает доступ к этим ценностям .

Отмеченность начала и конца пути как двух крайних точек - состояний, пределов выражается предметно (дом - храм или дом - иное царство), изменением статуса персонажа, достигшего конца пути, нередко и его внешнего облика. Исключение составляет путь в нижний мир, в царство смерти, куда отправляются не только с целью приобрести некий избыток (например, живую воду, дающую вечную жизнь и юность), но и для компенсации утраченного (например, вернуть жизнь умершему). Пути вниз противостоит

–  –  –

паломничестве), то способностью совершать вертикальный путь вверх или вниз обладают мифологические персонажи или служители культа (шаманы) исключительных качеств. Обычный персонаж проделывает вертикальный

–  –  –

Особым типом пути является бесконечный, безблагодатный путь как образ вечности, а также нарочито затруднённый путь - лабиринт. Но есть и тип «трудного» пути, который связан с искуплением .

–  –  –

«Божественной отчизне», «свету», неизбежно оказывается здесь заложницей, узницей «земного мира» и потому обречена на бесконечные страдания от неизбывной тоски:

–  –  –

Вслед за романтиками русские символисты утверждают, что вечное «движение» и «блуждание» - это основное состояние людей в земной жизни: «...Проходя по лабиринту бесконечных ступеней,... Я в бесцельности блуждаю, в беспредельности грущу, / И, утратив счёт ошибкам, больше Бога не ищу» (К. Бальмонт). Трансформируя под влиянием гностикогерметических идей антично-христианское и древнерусское представление о теле как темнице души, символисты выдвигают идею о скованности Духа телесным началом, о стесненности, подавленности сознания эмпирическими, чувственными переживаниями .

Освобождение человека из «двойной тюрьмы» - тела-тюрьмы, космоса-тюрьмы - русские романтики и символисты связывают с инициацией - отречением его от телесночувственного и возвращением духа в праединое, абсолютный мир. В основе романтико-символистского концепта лабиринта лежит запечатленный ещё в Писании дуализм между Божественным и человеческим началами, Духом и материей, идея пути как преодоления пропасти между ними с помощью ряда опосредствующих сущностей, идея их эманации в нисходящих ступенях бытия и их возвращения к источнику путём спасения [Милюгина] .

–  –  –

Таким образом, Путь - это, прежде всего, символ образа жизни и судьбы человека .

Символический путь наделяется и пространственным, и временным измерением. В пути герой приобретает что-то новое либо восполняет утраченное. Обычно путь отмечен двумя крайними точками в пространстве, однако иногда он подразумевает возвращение в исходную точку. Неотъемлемыми атрибутами пути являются препятствия и перепутья. Путь

- это всегда стремление к высшим ценностям .

–  –  –

«Бальмонт был одним из первых и ненасытнейших открывателей. Но не к земле обетованной были прикованы его думы, он наслаждался прелестью пути», - писал Николай Гумилёв [Цит. по: Серебряный век: Поэзия., с. 185] .

Мотив пути как ведущая художественная идея - один из ключевых в лирике .

Определяя важность темы пути в творчестве любого поэта, акцентируя понятие писательского пути, Д. Е.

Максимов выдвигает два основных истолкования этого понятия:

1) путь писателя как его позиция; 2) путь как развитие. «Литература, - пишет исследователь,

- даёт различные варианты художественной структуры, имеющие различные отношения к категории пути, и каждый из этих разнородных вариантов может оказаться и оказывается в равной мере актуальным и важным» [Максимов, с. 16] .

Известно, что «чувство пути, идея пути и тема гг-тн :сг^-зыхлсь Д. Е. Максимовым

–  –  –

(«интегратор») в творчестве А. Блока. Применительно к Д. Е. Максимов подчёркивает символический аспект в реализации идеи гг г? — отражение тенденции к саморазвитию личности, к внутреннему движению: «Символизм требовал, чтобы это развитие осуществлялось во что бы то ни стало, независимо от того, в каком направлении оно совершается». Исследователь справедливо признаёт, что «свобода поэтического дыхания»

поэта-импровизатора, «стихийного гения» Бальмонта «совмещались в нём с верностью своему внутреннему канону и манере». «Существенным признаком этого канона, - пишет он далее, - является «поэтика пути». В то же время Д. Е. Максимов заключает, что «не насыщенная глубоким переживанием тема пути» у Бальмонта «представляется лишь беглым отражением и внешним отзвуком духовной жизни человека той эпохи», а «условные вехи его пути: Тишина - Безбрежность - Солнце... являются лишь абстрактными знаками»

заданной темы. [Максимов, с. 31] Между тем именно поэтика пути обнаруживает суть и значимость этого явления в лирике Бальмонта .

Лирическому сознанию Бальмонта присущ своеобразный культ мгновения: его поэзия - неустанная погоня за «мигами красоты». В высшей степени поэту была свойственна способность смешивать разнородные впечатления. Образы его поэзии, как правило»

мимолетны и неустойчивы. Поэта всегда привлекал не предмет изображения, а острота ощущений и многоцветье впечатлений, вызванных в его сознании той или иной гранью реальности. Бальмонт умел поэтически возвысить непостоянство, своеобразную ветреность настроений и вкусов, дробность своего мироощущения .

Отличительной чертой лирических произведений Бальмонта является глубокий лиризм, стремление проникнуть за пределы Земли:

–  –  –

Константин Бальмонт был лириком во всем. В каждом своем движении, в каждом своем замысле. Такова его натура. К. Бальмонт жил, веря в свою исключительную многогранность и свое умение проникать во все окружающие миры .

Во многих стихотворениях К. Бальмонта в центре - лирическое «Я» поэта: «Я жить не могу настоящим...», «Я тревожный призрак, я стихийный гений...», «Я вольный ветер, я вечно вею...», «Я устал от нежных слов...», «Я ненавижу человечество...», «Я мудрый, я избранный, я посвященный...» Символистами жизнь рассматривалась как путь поэта. «Я»

стояло в центре, автор раскрывал страницы своего дневника. У К. Бальмонта это принимало крайние формы. Эгоцентризм поэта, восторженное отношение к самому себе, уверенность в своей солнечности, неповторимости отличали его. Для Бальмонта это была игра: натура в высшей степени впечатлительная, артистическая, он играл в жизни и поэзии .

О творческом пути художника-творца, о самосовершенствовании повествует стихотворение «В безбрежности» («Я мечтою ловил уходящие тени...»). Путь поэта представляется как некая «лестница в небо», каждая ступенька которой - это годы тяжелого труда.

Но чем выше поднимается поэт, тем большим смыслом наполняются его жизнь и творчество:

–  –  –

Поэт рад, что достиг высоты, узнал, «как ловить уходящие тени» образов и слов. Он не останавливается на пути самопознания, идет все выше и выше .

Поэтому уже в первом сборнике Бальмонта путь представляется как преодоление препятствий, активное устремление к цели - пусть ещё неясной, неведомой .

Тему пути в первой книге стихотворений Бальмонта отличает двойственный характер: путь представляется как восхождение (ключевой образ ступеней реализует этот мотив уже в стихотворении «Я мечтою ловил уходящие тени...», открывающем книгу «В безбрежности» - и как скитальчество в поисках Земли обетованной (Океан); «Мы шли в золотистом тумане...»; одинокий путь в пустыне, во льдах (В пещере); (Оазис);

(Нескончаемый кошмар) .

Возвращение к мировым основам действительно осуществляется в

–  –  –

По словам Короленко, «центрального, художественного мотива» у Бальмонта не было, он его и не искал. Его художественный метод отражал целостность мира .

Специфика бальмонтовской актуализации мотива пути в первой книге («Под северным

–  –  –

творческие поиски первого периода, - в стремлении обозначить в качестве направляющего, стержневого начала в поисках человеком духовного пути Бога, Творца, в представлении Красоты как необходимой характеристики

–  –  –

творчества Бальмонта, заканчивается очень важным образом путеводной звезды, заглавным для заключительного стихотворения - «Звезда пустыни» .

Вопль блуждающего в пустыне путника «О, Господи, молю Тебя, приди! Уж

–  –  –

В книге «Горящие здания», «Лирика современной души», путь лирического героя позиционирован как поиск соединения с мировым, путь, пересоздающий душу:

–  –  –

Открытая устремлённость к новому как доминирующее состояние «современной души» передаётся не только прежними образами - морского плавания, восхождения на высоту, лабиринта, пустыни, странствия по земным дорогам, - но и новыми - всадника на коне, кочующих скифов. («Скифы») .

Преодоление скованности, инертности духа предстаёт в «Горящих зданиях» необходимым условием для внутреннего движения, для приближения, пусть к непознаваемому, но необходимому и зовущему высокому идеалу.

Завершающее стихотворение этого цикла представляет изменчивость как необходимое условие поиска внутренней силы и молодости, а внутренний путь - как движение к своим истокам, к соединению с родным духовным началом:

–  –  –

Динамика в развёртывании темы пути в книге «Будем как Солнце» определяется целым рядом факторов:

- развитием мотива движения и достижения определённой цели в диалектическом взаимодействии с представлением неподвижности, статичности - как внешней, так и внутренней (например, стихотворения «Воля» и «Я заснул на распутье глухом...»);

изображением пути креативного (целеустремлённого, направленного), солнечного — в сне золотом» («Будем как Солнце») — и хаотичного блуждания «в лунатическом сне»

(Влияние Луны);

изображением устремлённости к неведомым странам — и возвращения («Двойная жизнь»); обратного возвращения — от «сумрака скитания земного» к «царствию Безветрия»

(Безветрие);

–  –  –

отражением соотнесённого движения к Вечности - в падении («Мне Вечность в пропасти видна!» - «Я полюбил своё беспутство» - «в пляске круговой Над раскрывающейся бездною» (Поэты) - и на взлёте («Ярко только Солнце, вечен только Бог!») .

Мотив возвращения развёртывается в аспекте устремлённости к родным местам, к детской непосредственности, чуткости к миру и чистоте (Возвращение).

Ряд образов, реализующих в мифопоэтике пути семантику движения, свободы, стремления к новому, неизведанному (ручей, ветер, облачко, звезда, дорога), дополняется новым - это снежинка, смело совершающая полёт в неведомое:

–  –  –

Сам же К. Бальмонт осмысливал свой «путь» как путь к свету и радости. Он писал:

«Моё творчество началось... с печали, угнетенности и сумерек. Оно началось под северным небом, но, силою внутренней неизбежности, через жажду безграничного, безбрежного, через долгие скитания по пустынным равнинам и провалам Тишины, подошло к радостному Свету, к Огню, к победительному Солнцу» [Бальмонт.] .

Таким образом, К. Бальмонт представлял «путь» как развитие писателя, саморазвитие его личности, направленное духовное движение. Путь представляется как восхождение «по лестнице», он стремится проникнуть за пределы земного мира .

Подводя итоги первой главе, можно сказать, что «путь» представляется в творчестве

К. Бальмонта как движение с различными смысловыми оттенками:

— путь как развитие поэта, его духовное движение;

— творческий путь писателя - движение к самосовершенствованию, самопознанию;

— путь, вытекающий из идеи двоемирия: преодоление трудностей земного мира в стремлении к идеальному;

— путь, как стремление вверх, к цели, к высшему идеалу;

— путь как пересоздание души, преодоление скованности, угнетенности, обретение внутренней свободы, радости;

— внутренний путь - движение к своим истокам, к родному началу .

ГЛАВА 2. «ЯВНОЕ» И «НЕЯВНОЕ» ПРОСТРАНСТВО ПУТИ ЛИРИЧЕСКОГО

ГЕРОЯ К. БАЛЬМОНТА

–  –  –

существующими мирами создаёт свой мир мечты. В стихотворении «Боль» движение «полновольной души» лирического героя напоминает непрерывный процесс перемещения в пространстве от одного мира к другому: от «вечных сфер» (небесного мира) в «царство мысли и мечты», в земной мир и обратно. Миры противопоставлены как «бездны» .

Траектория движения лирического героя К. Бальмонта реализуется в соответствии с известным принципом «Изумрудной скрижали» Гермеса Трисмегиста. Такая особенность теории двух бездн отражена в произведениях «Маятник», «В бездонном колодце», «И да, и нет» .

Лирический герой К. Бальмонта стремится достичь «статуса» сверхчеловека. В связи с этим лирический герой, который возводит башню от земли к небу, ассоциируется с мифическими персонажами, осуществляющими творение мира и воздвигающими «мировую вертикаль». Башня строится сразу же после создания художественной вселенной .

Лирический герой, создавая свой «мир мечты», назначает правителем солнце и тем самым предвосхищает кратковременность этого мира (при заходе солнца «мир мечты» умирает) .

Именно поэтому при первом появлении признаков заката солнца, лирический герой решается подняться на вершину башни и заменить собою небесное светило («Я мечтою ловил уходящие тени»). Лирический герой поэта эволюционирует. Под «эволюцией лирического героя» понимается духовное самосовершенствование творца «мира мечты» от человека к сверхчеловеку .

–  –  –

Мир земной в лирике Константина Бальмонта представлен через соотношение города и природы: в этом случае поэт противопоставляет «природу первозданную» и культуру:

природу, сотворенную человеком .

К. Бальмонт отдаёт предпочтение природе первозданной, отвергая при этом город как «природу искусственную». В стихотворениях «Мне ненавистен гул гигантских городов...» и «Ветер» его лирический герой, создавая свою «мечту», черпает творческое вдохновение из недр природы, «внимая музыке незримых голосов», и растворяется в ней .

Поэт, изображая природу как источник творческого вдохновения, рассматривает её как стихию созидающую. В стихотворении «Болотные лилии» достаточно узнаваемые атрибуты инфернального мира: «болотная глушь», «камыши», «холод» и место, где «не светят лучи золотистые», подчёркивают творящую силу лилий, вызванную их определённым местоположением в природе. Именно эта творящая сила является основой для твёрдой решимости цветов «жить мечтой и достичь высоты» .

2.1.1. Мир цивилизации как «природы искусственной»

Поэт в своей лирике пытается противопоставить иррациональный мир человеческой души с ее поэтикой новой рациональной эпохе, полагая, что только в себе человек сможет найти ответы на мучительные вопросы современности. Поэт уверен, что опора на собственные силы позволит пройти сквозь бурю испытаний. К. Бальмонт сравнивает отдельную человеческую жизнь с челном в бушующем море. Внешний мир таит невзгоды, постоянную борьбу со стихиями, вызывает томление духа. Спасение от этого К.

Бальмонт видит в сознательном уходе от реальности, в погружении в мир тайных символов бытия, которые для каждого индивидуальны, не разгаданы и полны смысла:

–  –  –

многоглазое чудовище» .

В стихотворении «В домах», посвященном М. Горькому, лирический герой К .

Бальмонта бунтует против «мучительно-тесных громад домов», некрасивых, бледных людей, забывших о чуде небесного полета птиц, свободе:

–  –  –

Солнце - главный символ у поэта, символ верховного божества, символ огня, а огонь

- главная стихия жизни, противостоящая в поэтике Бальмонта мертвой цивилизации, мертвым чувствам человека .

Поэт в огромном мире чувствует себя неуютно. Он не может во всей Вселенной найти места, где был бы по-настоящему счастлив. Его тяготит суета больших городов, но и в сельской глуши автор не может обрести

–  –  –

которым он стремится. Там, «за пределами» городской суеты, в душе поэта наступает покой и умиротворение .

Образ «горящих зданий», безусловно, нес в себе антиурбанистическое содержание, но отнюдь не сводился к нему. Бальмонт раньше многих других поэтов-символистов «причастился городу» (А. Блок) и отверг его «ненавистный гул».

В «Горящих зданиях» он провозглашает новый «завет»:

–  –  –

Теперь образ «здания» включает в себя более емкий символический смысл: «горящие здания» - «остов» прежнего миросозерцания К. Бальмонта, на котором он пытается утвердить новые эстетические и этические ценности .

«И в смерти будешь жить, как остов мощных зданий» — так заканчивается стихотворение

–  –  –

Таким образом, миру цивилизации противопоставлен мир идеала. Внешний мир угнетает поэта, не дает воли его чувствам и мыслям, не дает ему свободы. Поэт стремится уйти от города и села, как мира «искусственного». Утешение он находит в воображении, в мире идеальном, где он находит самовыражение .

–  –  –

Лирический герой К. Бальмонта движим стремлением окунуться в «безбрежность»

мира, в бесконечное его разнообразие, поклониться всем богам и стихиям, изведать высшую полноту и интенсивность переживания каждого мгновения, каждой «мимолетности» жизни .

В стихотворении «Завет бытия» поэт заявил, что его поэтическая программа завещана ему самой природой:

–  –  –

Трудно оторваться поэту от земной плоти - природы. Природа у Бальмонта - это явь Вселенной. Она населена ветром, огнем, водой, светом, тьмой, звездами, растениями .

Образные лики природы, живые и условные, обрисованы в одухотворенно сценической манере, соотнесены с человеком, его фантазией .

Ветер, огонь, вода и даже солнце у поэта возведены в ранг лирических сущностей, и сами говорят о себе как типичные персонажи, представшие и взору и мысли поэта .

Воссоединение лирического «я» с природой, с Вселенной выражено в стихе на основе символико-метафорического сближения. Жизнь человека уподоблена веяниям природы, а природа, в свою очередь, видит, чувствует, мыслит на языке человеческого мироощущения. Бальмонтовская природа живет прощальными криками гусиных и журавлиных стай («Осень»), звучанием моря и музыкой леса («Рождение музыки»), стонами кукушки и тоскою поэта по родине («Дюнные сосны») .

Лирический герой помещен на «склон косогора» между небом и рекой (водой), окутанной туманом. Возникает глубокий образ: маленький человек- и весь мир, погруженный в печаль. И в то же время душа даже одного человека, с его страданиями, - это целый космос, его эмоции сливаются с миром природы. Жизнь человека и «безмолвие» только внешнее проявление, за которым скрывается поток чувств и эмоций, сложная жизнь души. Стихотворения Бальмонта воздействуют на слушателя не столько смыслом, сколько звуковой игрой.

Не случайно одно из них названо «Песня без слов» (1894):

–  –  –

Изменяя в строфах «главный» звук (здесь - «л»), автор вызывает у слушателя чувство трогательной нежности к расцветающей природе. Картина утра сменяется картинами дня и прекрасной лунной ночи.

Прожитый день завершается:

–  –  –

Сонет «Океан» посвящен Валерию Брюсову, человеку неутомимой энергии, создателю символизма. Стихотворение наполнено энергией океана, а построено как разговор лирического героя с Океаном. В нем символический смысл и философский подтекст. Поэт говорит о счастье и

–  –  –

впечатлительных и романтичных людей, тонко чувствующих окружающий мир и живущих с ним в гармонии .

Таким образом, поэт проводит параллель между человеком и природой. Он поклоняется стихиям. Лики природы выступают как живые лирические сущности, персонажи. Душа человека сливается с миром природы. Природа обладает волей, стихии постоянно находятся в пространстве движения. Свойства стихий импонируют К. Бальмонту, ему хотелось бы стать на мгновение таким же, например, как ветер .

–  –  –

К. Бальмонт привнес в русскую поэзию множество новых, чисто экзотических тем. В его лирике впервые зазвучал мотив сострадания ущербным созданиям природы: кривым кактусам, побегам белены. Едва ли не первым он воспел тигра, леопарда, пантеру, альбатроса, скорпиона, болотную лилию, орхидею, даже одноклеточных (инфузории, радиолярии). По богатству поэтической флоры и фауны, по непосредственности эстетического чувства природы его стих занял ведущее место в отечественной словесности .

Мифопоэтическая концепция единства Вселенной и человеческой души воплотилась и в таких ключевых образах-мифологемах К. Бальмонта, как мировое древо, мировая ткань (пряжа), мировой узор, всемирная симфония, вселенская поэма (картина), мировой океан .

Это символы универсальной связи всего со всем .

–  –  –

Среди поэтов Серебряного века К. Бальмонт выделялся по многим показателям, в том числе и по неутомимой страсти к путешествиям. Экзотические страны Востока притягивали его значительно больше, чем европейские, которые он к середине 1900-х годов практически все успел объехать. Поэта влекло к себе «утро вселенной», для него Восток (включавший в первую очередь Индию, Иран, Египет, Японию, Китай) был прародиной мировой культуры, неисчерпаемым кладезем «первородных ценностей», более древних, чем греко-римские и христианские .

К. Бальмонта занимала Индия, ее древняя цивилизация. Его стихи, навеянные индийской религией и философией, вошли в разные сборники .

Поэт видел в Индии и индийцах пространство и путь развития, становления личности:

–  –  –

Индийская культура воспринимается им как духовно близкая, он осознает нерасторжимую связь с ней .

Египет манил к себе Бальмонта своей самобытной историей и культурой. Образы «пирамид», «сфинкса», «пустыни» возникли в его лирике .

Воссоздавая миропонимание, религии и культуры египтян, Бальмонт широко прибегает к сопоставлениям с мифами, легендами, песнопениями других народов мира и подчёркивает своеобразную гармоничность всех составных частей жизни этого древнего народа. Его привлекает жизнерадостный культ Озириса .

В древнем Египте Бальмонт нашёл много такого, что было близко его поэтическому мироощущению и, по его мнению, не должно быть забыто человечеством: близость к природе, к четырём стихиям - Огню, Воде, Воздуху, Земле, - детскость первобытного человека, естественность, радость мира и бытия .

–  –  –

Свежесть мироощущения, чистота, радостное удивление чудесам мира манили К .

Бальмонта посетить японские острова. Он надеялся найти естественного, близкого миру природы, чистого душой человека .

Островная культура Японии оригинальна, не имеет схожих черт с общеевропейской .

Некоторые из особенностей были творчески переосмыслены Бальмонтом в его поэтическом цикле «Фейные сказки» .

Любование прекрасным миром природы постоянно присутствует в текстах стихотворений К. Бальмонта: фея любуется травой, «нежит» цветы,

–  –  –

Мир природы принимает русского поэта потому, что он не может причинить вреда живому существу .

Знакомство и последующее изучение народной древней японской культуры повлияло на творчество К.Д. Бальмонта. Многие образы его цикла «Фейные сказки» приобрели некоторые черты, характерные восточной традиции, что, несомненно, обогатило и украсило это поэтическое произведение .

Таким образом, экзотическое пространство, выраженное в мотивах восточной культуры, привлекает поэта к «мистическому» познанию таинства мира. Он видит возможность самосовершенствования личности в необъятных просторах, открывающихся перед ним .

–  –  –

романтизма, который был развит русскими символистами. Романтик всегда стремится от предела к беспредельному (или на языке Фридриха Ницше - от Аполлона - к Дионису) .

Именно эта оппозиция будет определяющей в поэтическом мире Бальмонта .

Основная черта поэзии Бальмонта - ее желание отрешиться от условий времени и пространства и всецело уйти в царство мечты. В период расцвета его таланта, среди многих сотен его стихотворений, почти нельзя было найти ни одного на русскую тему. В последние годы он очень заинтересовался русскими сказочными темами; но это для него чистейшая экзотика, в обработку которой он вносит обычную свою отрешенность от условий места и времени. Реальные люди и действительность мало его занимают. Он поет по преимуществу небо, звезды, море, солнце, «безбрежности», «мимолетности», «тишину», «прозрачность», «мрак», «хаос», «вечность», «высоту», «сферы», лежащие «за пределами предельного». Но собственно живую, реальную природу - дерево, траву, синеву неба, плеск волны - он совсем не чувствует и описывать почти и не пытается. Его интересует только отвлеченная субстанция природы, как целого. Он почти лишен способности рисовать и живописать, его ландшафты неопределенны, про цветы пишет только, что они «стыдливые», про море, что оно «могучее», про звезды, что они «одинокие», про ветер, что он «беззаботный, безотчетный» и т. д. Живописных образов у него нет; он весь в эпитетах, в отвлеченных определениях, в перенесении своих собственных ощущений на неодушевленную природу .

Он надевает всё новые и новые, подчас экстравагантные маски: «испанец, ослепленный верой в Бога и любовью» («Как испанец»), «скиф», который «на врага тетиву без ошибки натянет, напитавши стрелу смертоносною желчью змеи» («Скифы»), «кузнец», кующий «много слов» («Кузнец»), брахман, кто «приобщился в Браме - и утонул в бессмертной высоте» («Индийский мудрец»). Он пытается существовать в разных историко-мифологических пространствах, то оживляя сюжеты из «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина (стихотворения «В глухие дни», «Опричники», «Смерть Димитрия Красного»), то воссоздавая мотивы из Зенд-Авесты. «У каждой души есть множество ликов, в каждом человеке скрыто множество людей, и многие из этих людей, образующих одного человека, должны быть безжалостно ввергнуты в огонь», утверждал Бальмонт .

–  –  –

для Бальмонта самоцелью (в 70-80-х годах XIX века многие поэты создавали стихотворения с мотивами грусти, печали, неприкаянности, сиротливости) .

–  –  –

Так начинается «Гимн огню». Поэт сравнивает мирное мерцание церковной свечи, полыхание пожара, огонь костра, сверканье молнии. Изображает разные ипостаси, разные лики огненной стихии. Древняя тайна огня и связанные с ним ритуалы увлекают Бальмонта в глубины истории человечества .

Далее об иной стихии. Стихотворение «Воззвание к океану» .

–  –  –

В своём отношении ко времени Бальмонт - типичный романтик. Его путешествия связаны с интересом к давно-прошедшему, изначальному. В этом возвратном движении к первоистокам, к изначальной слитности неба и земли, воплощённой, прежде всего в солярном культе. Созидающая эту миро-приемлющую поэзию, тема восхождения на «горные вершины» сочетается с многоаспектной темой возвращения. Это, прежде всего возвращение к архаическим истокам культуры, где культура и стихия едины .

Культ природных стихий равноправно дополняет культурные ряды образы древних космогоний, различных культурных традиций и символические личности различных эпох. Родство с «вольным ветром» или

–  –  –

Охотно обращается поэт к теме прошлого, без которого, по его мнению, нет настоящего человека («Можно жить с закрытыми глазами»). В его стихах есть осмысление как прошлого Руси («Скифы», «В глухие дни», «Опричники», «Смерть Дмитрия Красного», «Убийца Бориса и Глеба так и всемирной истории («Среди камней», «Скорпион», «Я в глазах у себя затаил»). Отсюда, видимо и интерес к библейской праистории («В душах есть все»). В сопричастности прошлому видит особую мудрость («Скорбь Агурамазди», «Великое Ничто»). Прошлое народа, страны, человечества - страшное бытие, которому суждено повториться в сегодняшнем .

Сопричастность сегодняшнего мига былому подчеркивается поэтом .

Поэзия К. Бальмонта была нацелена не столько на создание новой мифопоэтической образности, сколько на воспроизведение древних космогонических мифов разных народов, т. е. на истоки, архетипы, осознаваемые как некий «культурный канон». Этот «канон» в творчестве Бальмонта представлен весьма многогранно и неоднозначно: библейские сюжеты и образы, фольклор океанийских народов, скандинавская «Эдда», египетские мифы, сказки и предания и т. д .

Таким образом, поэзия К. Бальмонта обращена к расширению человеческого сознания. И важнейшим способом этого расширения оказывается мир культуры, как и мир природы с их равноценностью всех полярностей, что открыто древним космогониям и мистическим традициям .

–  –  –

Утверждая пророческое начало творческой личности, поэт мечтает проникнуть в небесные сферы, пообщаться с самим Богом, поэтому лирический герой К. Бальмонта отвергает «все земное, неверное, пленное», и взор свой устремляет лишь к «высшему сну своему», так как сон - один из возможных путей проникновения в непознаваемое .

Лирический герой художника-символиста осознает свою уникальность и свойственное только ему предназначение:

–  –  –

Знаками высшего бытия, а значит, высшей цели в духовном движении остаются звёзды, контрастно соотнесённые с мраком земного мира. В книге «В Безбрежности»

появляется образ Млечного Пути как продолжение земной дороги; горящим атомом представляется человек, устремлённый к небесному бытию - «в туманной мгле пустынь безбрежных, В бездонных сферах Бытия» .

–  –  –

Уже здесь Красота - феномен высшего идеального мира, а потому - таинственная, неведомая, непознанная и оттого ещё более притягательная цель .

Мотив поиска пути - один из ключевых в книге «Будем как Солнце» .

Попытка понять место человеческого пути в космическом движении всего мира непосредственно определяет эсхатологический сюжет всей книги. В изображен™ процесса познания акцентирована необходимость преодоления рационального подхода, своего рода человеческого своеволия, гибельного

–  –  –

Необходимость признания чудесного в основании путей мирового бытия определяет бальмонтовскую концепцию диалектического взаимодействия противоположных начал как в мироустройстве, так и в его постижении .

Самым мощным началом, укрепляющим человека на его пути, выступают у Бальмонта силы

–  –  –

В каждом из них мифологема пути наполняется представлением места той или иной стихии в формировании космического пути и соотношения с ним человека .

Стихия Огня выступает как непосредственная составляющая космического пути:

–  –  –

Воздушная стихия активно представлена образом ветра, реализующим семантику свободного движения, изменчивости, лёгкости, приобщённости к мировым тайнам. В поэме «Воздух» ветер непосредственно соотнесён со способностью любить, соединяя в любви весь мир, а воздух - через Солнце и Море - со стихиями Огня и Воды (Воздух) .

Земля во всех многогранных и противоречивых своих проявлениях изображается как одноприродное человеку явление, и путь человека представлен в органичном сопряжении с космическим путём Земли:

–  –  –

Именно в изображении Земли в «бездонности пространства», в «бурунах моря планетного», в согласии звёзд и планет, образ космического пути мифологизируется и приобретает особую масштабность, объединяя в себе сущность всех стихий и человека в различных его проявлениях (физическом, психическом, духовном, ментальном и др.) Земля выступает блаженным царством любви, где происходит претворение временного - в вечное, где соединением силы всех стихий и воли человека возможен и должен осуществиться прорыв мирового бытия от старости - к солнечной молодости. В этом герой прозревает великую «тайну земную» .

Таким образом, космический путь представляется как путь божественный, отвержение всего «земного». Путь человека является неотъемлемой частью пути Земного .

Человек пытается понять свое место в космическом движении .

–  –  –

Кроме «объективно» существующих миров в художественном бытии К. Бальмонта присутствуют идеальные миры, таким образом, лирические герои создают свой «мир мечты» как альтернативу миру реальному .

Одним из характерных свойств «мира мечты» поэта является динамизм, под которым, в данном случае, понимаются любые изменения в состоянии идеального мира. В стихотворениях К. Бальмонта «Однодневка» и «Я в этот мир пришёл, чтоб видеть солнце...»

раскрывается способность «мира мечты» умирать и вновь рождаться .

Одним из важных этапов «эволюции» идеальных миров поэта является некий предел совершенства, позволяющий «мечте» перейти на качественно новую ступень в своём развитии. К. Бальмонт под пределом совершенства «мечты» подразумевает состояние завершённости («красоты»), что, в свою очередь, становится показателем скорой «смерти-*) идеального мира (остановки движения) .

Поэт утверждает, что красота рождается только в постоянном движении и присутствует между противоположностями: добром и злом, Богом и Дьяволом .

–  –  –

(осуществляемый художником). Поэт наделяет своего лирического героя «злорадством паука», радующегося скорейшей гибели своей жертвы. Именно

–  –  –

В произведениях К. Бальмонта испытание - собственно поиск «мира мечты». В поисках «мира мечты» лирический герой оказывается «в невесомости», в пространстве на границе двух бездн. Путь к идеальному миру может быть осложнён отсутствием чётко поставленной цели, воли к власти, неверием в собственные силы и жаждой наслаждения текущим

–  –  –

Призыв «Будем как Солнце!» навсегда закрепил за Бальмонтом позицию поэта, увлекающего за собой «к победительному Солнцу», поэта, устремлённого к «солнечной силе» жизни и творчества .

«Солнечное начало объективируется в золоте», - так определяет А. Ханзен-Лёве символическое соотношение золотого и солнечного [Ханзен- Лёве. с. 189] .

В таком случае путь золотой - это путь к Солнцу, к его творящей и просветляющей человека солнечной силе .

Для поэта золотым становится именно путь, обозначенный Солнцем. Поэтому он и призывает, отказавшись от «Золотого Пути» равновесия и середины, устремиться за солнечным Абсолютом - всё дальнейшее развитие стихотворения Бальмонта именно об этом .

Золотой путь в этом тексте - это путь, на котором живая энергия сердца в движении через очистительный огонь перевоплощается в высшую

–  –  –

Развитие мифопоэтического образа золотого пути в лирике Бальмонта, как символа верности солнечным заветам Красоты, доказывает, что поэтическое представление его творческого пути, как движения, которое «началось под северным небом, но силою внутренней неизбежности, через жажду безгранного, Безбрежного, через долгие скитания по пустынным равнинам и провалам Тишины, подошло к радостному Свету, к Огню, к победительному Солнцу» - такое представление творческого пути - не просто декларация .

Это очень верное определение духовного движения, которое Ю. Балтрушайтис в статье «О внутреннем пути К. Бальмонта» назвал «даром внутренней жизни». Он утверждает, что Бальмонт всем своим творчеством «упорно решал и отчасти уже решил коренную и очередную задачу современной души, единственную задачу современного творчества... А эта задача - в последовательном восхождении внутреннего опыта людей к рождению нового космического мифа». Одним из ключевых символов этого мифа и явился бальмонтовский «золотой путь» .

Ключевой образ - золотой путь - играет особую роль в композиционном и мифопоэтическом строе не только этого текста. Образ Солнца - связующий и ключевой в отношении следующей книги - «Только любовь», открывающейся «Гимном Солнцу» .

Таким образом, «мир мечты» лирического героя - это его движение, поиск различной мечты, которая появляется с изменением чего-то в идеальном мире. «Мечта» позволяет лирическому герою подняться выше в своем развитии, достичь гармонии в душе. Одна из тем «мечты» - солнце, дающее жизнь, помогающее достичь совершенства .

Подводя итоги второй главе, можно сказать, что пространство пути отражается, прежде всего, в стремлении к прекрасному, непостижимому, в достижении вершин, покорении трудностей. Космос, Солнце - огромное пространство, полное неизведанного прекрасное место для движения, для мысли. Такие стихии как Вода, Воздух, Ветер - сами есть движение в пространстве .

Поэт стремится уйти из привычного мира за грань, где вечность и мгновение тождественны, где царят волшебство и фантазия .

Путь космический увлекает лирического героя - искателя небывалого и безграничного - вечного счастья .

Космический образ духовного пути лирического героя представляется как волна бессильного падения - и нового восхождения .

Но не только о «запредельном» писал поэт, он ощущал веяние эпохи и запечатлевал его в своих стихах. Писал он и о России, Москве, которые тоже стали для него светом, особенно когда он находился в эмиграции .

Пространство пути в стихах К. Бальмонта звучат в разных темах и мотивах:

мифологических, фольклорных, античных, экзотических и других .

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Итак, мы рассмотрели тему «пространство пути» в лирике Константина Бальмонта.

В ходе исследования мы пришли к следующим выводам:

Тема пространства пути К. Д. Бальмонта была связана как с его миропониманием, так и с общими веяниями эпохи. Принадлежность поэта к символизму предопределила его стремление к поискам художественных средств, выражающих индивидуализм поэта, а также создание им множества лирических стихов со сквозящей темой пространства пути .

Частыми для поэзии Бальмонта являются образы четырех стихий (Огня, Земли, Воды, Воздуха), восходящими к пространству и к пути .

К. Бальмонт в своих стихотворениях попытался воссоздать мир в его необъятности через пространство, в его свободе действий через путь, в его безмерном количестве возможностей через пространство пути. А также через тему пространства пути, К. Бальмонт раскрывает свои символистские идеи .

Тема «пути» в творчестве К. Бальмонта раскрывается как духовное движение поэта в пространстве, его самосовершенствование, самопознание, а также преодоление трудностей на пути к миру идеальному, к непостижимому, прекрасному, к свободе, радости, счастью .

Для К. Бальмонта главное стремление — понять свою суть, предназначение в этом мире. В его стихах просматривается жизнелюбие и поклонение перед безбрежностью природного, солнечного мира .

Бальмонт писал о природном мире и городе, окунался в историческое прошлое и откликался на события социально-политической жизни России .

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Азадовский А., Дьяконова Е. Бальмонт и Япония. - М., 1991. [электрон, изд.]. - 1ЖЬ:

Ьйр:/Лу\у\у.Ьа1кирес11а.ги/бальмонт-константин-дмитриевич 2 .

Андреева-Бальмонт Е.А. Воспоминания. - М., 1997. [электрон, изд.]. - ЦКЬ:

Ьйр://ргоШ1Ъ.сот/сЬ{ете/77901/ека1еппа-апс1гееуа-Ъа1топ1 уозроттатуа.рЬр

–  –  –

Нцр://а2.ПЬ.ги/Ъ/Ьа1хтоп1: к ёДех! 0250-1.5Ь1:т1

4. Бальмонт К. Избранное: Стихотворения. Переводы. Статьи. / Сост., вступ. ст. и коммент. Д.Г. Макогоненко. - М., 1991 .

5. Бальмонт К.Д. Солнечная пряжа: Стихи, очерки / Сост., предисл. и примеч. Н.В .

–  –  –

6. Бальмонт К.Д. Стихотворения. - М., 2009 .

7. Бальмонт К.Д. Стихотворения / Вступ. статья и сост. Л. Озерова. - М., 1990 .

8. Бальмонт К.Д. Автобиографическая проза. Под Новым Серпом. - М., 2001. [электрон, изд.]. -1ЖЬ: ЬНр://Гапгеаё.ги/Ьоок/1831757/

–  –  –

государственная библиотека. - М., 1993 .

Ю.Венгеров С. Русский биографический словарь, [электрон, изд.]. - ЦК1.:

Ьцр://Ьа1топ1.оис.ги/гу55к11-ЫоегаГ1сЬе5к11-51оуаг.Ь1:гп1 11.Воскресенская М.А .

–  –  –

1ЖЬ:

Ьйр ://\У!П(1О\У. ес!и. ш/са1а1 о е/рсИ2ш/975/

12. Гаспаров М.Л. Поэтика «Серебряного века» // Русская поэзия «серебряного века».

–  –  –

Г 13 .

рачёв А.П. О духовном пути в русской поэзии серебряного века. - Новосибирск, 2011 .

[электрон. изд.]. - ЦКЬ:Ьйр://розЫуе- Ш.ги/резроег/ёиЬоуЬу ри1 гшакот роегп зегеЬгуапоао уека.Ыхп

14. Давыдова Т.Т., Пронин В.А. Теория литературы: учебное пособие. - М., 2003 .

–  –  –

Нйр5://с1осУ1е\уег.уапс1ех.щ/

17. Ермилова Е.В. Теория и образный мир символизма. - М., 2012. [электрон, изд.]. - 1ЖЬ:ЬйР5://ёосу1е\ 5еф%ЗА%2Р/о2Г51а11С.ту-5Ьор .

18.Завьялова Е.Е. Время и пространство в любовной лирике М.А. Лохвицкой, К.Д .

Бальмонта, Ф.К. Сологуба (1880 - 1890-е годы) // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. - 2005. - № 3. [электрон, изд.]. - 1ЖЬ:М1р://суЬег1етп рго51гап51уо-у-1уиЬоупоу-Ппке-т-а-1оЬук5коу-к-с1-Ъа1топ1а-:Г-к-5о1оаиЬа

19. Кошелева А.П. Поэзия «Серебряного века»: пособие для учителей- словесников и

–  –  –

Ьйр://\у\улу.ги55оШе.щ/агйс1е5/а111с1е 43.рЬр

20. Куприяновский П.В., Молчанова Н.А. «Поэт с утренней душой»: Жизнь, творчество, судьба Константина Бальмонта. - М., 2003 .

–  –  –

22 .

Князев А. Особенности творчества К. Бальмонта, 2014. [электрон, изд.]. - 1ЖЬ:

Ьйр://1Ъ.ш/аШс1е/160202/1уогсЬе51:уо-Ъа1топ1а-кга1:ко-О5оЬеппо5й- 1уогсЬе51уа

–  –  –

23. Колобаева Л.А. Русский символизм. - М., 2000 .

24 .

Кулешова И.Г. Художественное бытие в лирике К.Д. Бальмонта и В.Я. Брюсова:

автореф... канд. филол. н. - Магнитогорск, 2006. [электрон, изд.]. - 1ЖЬ:

ЬНр.У/сЬе1оуекпаика.сот/Ьиёо2Ье51:уеппое-Ьу1ле-у-1тке-к-с1- Ьа1трп1:а-1-у-уа

–  –  –

\уеЬ.ги/ ~ГеЬ/§11/ аЬс/К2/11:2-7741.Мт

27. Максимов Д.Е. Поэзия и проза Ал. Блока. - Л., 1981. [электрон, изд.]. - 1ЖЬ:

ЬИр.7/рас1агеас1.сот/?Ьоок=42305&рц=1

28. Манн Ю.В. Динамика русского романтизма. - М., 1995 .

–  –  –

Ьйр://гироет.ги/теге2Ькоу5кц/пе-р1асЬ-о.а5рх 30. _Милюгина Е. Где дорога к небесам и свету? // АРТ-Э-ЛИТ. - 2010. [электрон, изд.]. ЦКЬ: ЬЦр://\у\у\у.агг-е-Ш.ш/аи1Ьог5/агет/1.рЬр <

–  –  –

ЬЩз://\у\у\у.П81:о5.Ы2/филология/николаев-а-и-основы- литературоведения/

34. Осмоловский М.В. Серебряный век русской литературы: электронный учебник, [электрон, изд.]. - 1ЖЬ: Ы1р://ащаЪа2а.ш/с1ос/74881.Ь1ш1

3 5.Петрова Т.С. Текстовый анализ лирики К. Бальмонта в школе: особенности символической поэтики // Проблемы школьного и вузовского анализа литературного произведения в жанрово-родовом аспекте: сб. науч.-методич. ст. - Иваново, 2006 .

36. Петрова Т.С. Певучая сила поэта К.Д. Бальмонта: сборник статей. - Иваново, 2012 .

37. Петрова Т.С. Образ золотого пути в лирике К.Д. Бальмонта // Бальмонт. Сайт исследователей жизни и творчества, [электрон, изд.]. - ЦКЬ:

Ьйр://уер15Ьеуа.ги/тёех.рЬр?ор1;юп=сот соп1еп1&У1еш=аг11с1е&1с1=95:ре1го уа-1-5ех1:-12&са1Ы=2&Н;е1тс1= 108 П 38 .

огорелова Д.А. Романтизм - символизм - модернизм: эволюция концепции двоемирия в русской прозе В.В. Набокова, [электрон, изд.]. - 1ЖЬ:Ьйр://\уут.1еуНу5Ы15.ог^т(1ех.рЬр/та1епа15/апп

–  –  –

ЬЦр://оис.ш/Ьа1топ1/гу55кауа-рое21уа-5егеЬпапоуо-уека.111:ш1

40. Русские писатели. Биобиблиографический словарь: в 2 ч. - Ч. 1. А - Л / под ред. П.А .

–  –  –

41. Стахова М.В. Константин Бальмонт: судьбы поэтов серебряного века. - М., 2001

42. Серебряный век. Поэзия: книга для ученика и учителя. / под ред. Т.А. Бек -М., 2002 .

–  –  –

писателей эмиграции. / Состав, и коммент. В. Крейд. - М., 1994. [электрон, изд.]. ЖЬ: ЬЦр://1отопо50У.сот.иа/ги551ап с1а581с/Ьа1топ1 Ы/уипу 1егар1апо к ё Ъа1

–  –  –

47. Хализев В.Е. Теория литературы: учебник для студентов. - М., 2009 .

48. Ханзен-Лёве А. Русский символизм. Система поэтических мотивов. Мифопоэтический символизм начала века. Космическая символика. - СПб., 2003 .

49. Цветаева М. И. Пленный дух. Воспоминания о современниках. Эссе. - СПб., 2000 .

50. Цветаева М.И. Собрание сочинений: в 7 т. - М., 1994. - Т. 4 .

51.Эйхенбаум Б.М. Поэзия как волшебство. - М., 1916. [электрон, изд.] - ЦКЬ:

Ьйр://рЫ1о1оао5.пагоё.ш/е1сЬепЬаит/е1сЬеп Ъа1топ1:.Ы;т

Похожие работы:

«ГАЛАКТИОН ТАБИДЗЕ СТИХИ Вольный перевод с грузинского ВЛАДИМИРА ЛЕОНОВИЧА Главная редакционная коллегия по делам художественного перевода и литературных взаимосвязей при Союзе писателей Грузии ГАЛАКТИОН ТАБИДЗЕ Издательство "Мерани" Тбилиси, 1979 Г2 899.962.1...»

«0 Пояснительная записка. Программа объединения "Умелые руки" имеет художественную направленность, которая является важным направлением в развитии и воспитании . Являясь наиболее доступным д...»

«2 [42]2016 В номере на русском, украинском и крымскотатарском языках: Проза Стихи Переводы Гость журнала Публицистика КРИМ•КЪЫРЫМ КРЫМ 2 [42]2016 Литературно-художественный журнал КРЫМ 2.2016 Крым ПРОЗА Крым Крым Выпущено при поддержке Государственного комитета по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Респуб...»

«www.kitabxana.net WWW.KTABXANA.NET – MLL VRTUAL KTABXANA Milli Virtual Kitabxanann tqdimatnda Azrbaycan e-kitab: rus dilind 09 (72 – 2013) Низами Гянджеви Пять поэм СОКРОВИЩНИЦА ТАЙН Перевод с фарси: К. Липскерова и С. Шервинского Хосров и Ширин Перевод с фарси: К. Липскерова Лейли и Меджнун Перев...»

«Опубликовано в журнале: "Новы й Мир" 1994, №9 ДАНИИЛ ГРАНИН Бегство в Россию (часть 3) роман. Окончание ДАНИИЛ ГРАНИН * БЕГСТВО В РОССИЮ Роман XXV Никаких конкретных обвинений комиссия не предъявляла, вопросы носили общий характер, выясняли как бы морально-политический климат — есть ли в лаборатории какая-...»

«Лев Николаевич ТОЛСТОЙ Полное собрание сочинений. Том 17. Произведения 1863, 1870, 1872-1879, 1884 Государственное издательство "Художественная литература", 1936 Электронное издание осуществлено в рамках краудсорсингового проекта "Весь Толстой в один клик"Организаторы: Государственный музей Л. Н. Толстого Музей-усадьба "Ясная Поляна" Компания...»

«Часть I. От эфемерной мечты 1.1 Вступление. Как мы к реальной жизни. решили съездить в Гималаи. "Рассказывать о Непале, о горах и храмах этой страны можно бесконечно. Так же, как и возвращаться сюда....»

«УДК 82-3 ББК 84(2Рос-Рус)6-4 П 54 Дизайн серии Д. Сазонова Оформление обложки Ю. Щербакова Полякова Т. В.П 54 Амплуа девственницы ; Брудершафт с терминатором : романы / Татьяна Полякова. — М. : Эксмо, 2014. — 576 с. — (Двойной авантюрный детектив). ISBN 978-5-699-69602-4 "Амплуа девственницы" Влюбляться надо уметь. Аня Лихови...»

«Бюллетень № 3 В защиту науки Российская Академия Наук Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований Бюллетень "В защиту науки" Электронная версия Бюллетень издается с 2006 года Редакционная коллегия: Э.П. Кругляков – отв. редактор, Ю.Н. Ефремов – зам. отв. редактора, Е.Б. Александров, П.М. Бородин, С.П. Капица, В.А. Кува...»






 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.