WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 3 апреля 2012 г.) Москва Научный эксперт УДК 001.89:009(063) ББК 72.4(2)в7 Г-94 ...»

-- [ Страница 1 ] --

Центр проблемного анализа

и государственно-управленческого проектирования

Гуманитарные

и естественные наук

и:

проблемы синтеза

Материалы Всероссийской научной конференции

(Москва, 3 апреля 2012 г.)

Москва

Научный эксперт

УДК 001.89:009(063)

ББК 72.4(2)в7

Г-94

Редакционно-издательская группа:

С.С. Сулакшин (руководитель), М.В. Вилисов, C.Г. Кара-Мурза, Е.С. Сазонова,

Е.Э.Буянова, И.Ю. Колесник, Г.Г. Каримова, М.В. Деева, Ю.А. Зачесова

Г-94 Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза. Материалы Всеросс .

науч. конф., 3 апреля 2012 г., Москва [текст + электронный ресурс] / Центр пробл. анализа и гос.-упр. проект. — М.: Научный эксперт, 2012. — 720 с. + электронный ресурс (с. 721–1427) .

ISBN 978-5-91290-189-8 Вопросы взаимодействия, взаимопроникновения гуманитарных и естественных наук в современных, да и в исторических, исследованиях сегодня как никогда актуальны. Им и была посвящена Всероссийская научная конференция «Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза» .

Традиционно высокий интерес вызвало стендовое заседание конференции .

Настоящее издание материалов конференции отражает интерес и научный азарт, с которым происходила творческая работа ее участников .

Все доклады, вошедшие в книгу и приложение к ней (на компакт-диске), поименованы в общем содержании сборника. Материалы публикуются в авторской редакции .



Издание адресовано научным работникам различного профиля, организаторам и исследователям науки, научным руководителям, преподавателям, аспирантам, студентам вузов и всем, кто интересуется развитием отечественной и мировой науки .

Ответственный за выпуск О.А. Середкина Корректор Н.Л. Котелина Верстка О.П. Максимова Сдано в набор 17.09.2012 г. Подписано в печать 17.10.2012 г .

Формат 70100 1/16. Бумага офсетная № 1 .

Гарнитура Minion. Печать офсетная .

Тираж 120 экз. Заказ № 1812 Отпечатано в типографии ГМЦ Росстата 105679, Москва, Измайловское шоссе, 44 УДК 001.89:009(063) ББК 72.4(2)в7 При информационной поддержке журналов «Проблемный анализ и государственноуправленческое проектирование» (подписной индекс в каталоге «Роспечать» 80247) и «Научный эксперт» (htpp://expert.rusrand.ru) © Центр проблемного анализа и государствен

–  –  –

«Гуманитарные и естественные науки:

проблемы синтеза»

(Москва, 3 апреля 2012 г., новое здание президиума РАН) Председатель конференции: Якунин В.И. — доктор политических наук, заведующий кафедрой Государственной политики МГУ им. М.В. Ломоносова .

Председатель программного комитета: — Макаров В.Л. — академик РАН, директор Центрального экономико-математического института РАН .

Члены программного комитета: Алдошин С.М. — академик РАН, вицепрезидент РАН; Алексеев В.В. — академик РАН, директор Института истории и археологии УрО РАН; Виноградов В.А. — чл.-корр. РАН, директор Института языкознания РАН; Гусейнов А.А. — академик РАН, директор Института философии РАН; Горшков М.К. — академик РАН, директор Института социологии РАН;

Гринберг Р.С. — чл.-корр. РАН, директор Института экономики РАН; ЛисицынСветланов А.Г.— академик РАН, директор Института государства и права РАН;

Садовничий В.А. — академик РАН, ректор Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова; Чубарьян А.О. — академик РАН, директор Института всеобщей истории РАН .





Председатель организационного комитета конференции — Сулакшин С.С., доктор физико-математических наук, доктор политических наук, генеральный директор Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования .

Проблемные вопросы, выносимые на конференцию I. Проблема универсальности предмета и метода гуманитарных и естественных наук

1. Сложная социальная система как объективный и материальный предмет науки .

2. Сложность и «субъектно-субъективные» свойства социального объекта как универсальная проблема в познании мироздания для любых наук .

3. Гуманитаристика, логика и математика: в чем суть барьера?

4. Отражение, описание, упорядочение, модель, теория, логический и математический язык как универсальный путь и средство конечного познания в любой науке .

5. Проблема субъективизма (интереса) гуманитарного исследователя, погруженного в исследуемую систему .

6. Проблема деформации научности когнитивной структуры гуманитарного исследования ненаучными видами знания и метода: религиозным, идеологическим и политическим, художественным, литературно-публицистическим, разговорным .

II. Современные проблемы гуманитарных наук

1. Современный «агностицизм» и смысловой релятивизм в гуманитарной науке .

2. Вызовы замещения в гуманитаристике: познания — цитированием, нового гуманитарного знания — научной имитацией, научной модели и теории — интерпретаторством, закономерностей общественного развития — «объяснительными» схемами .

3. Проблема междисциплинарного изоляционизма гуманитарных наук и гуманитарного образования .

4. Проблема процедуры высшей квалификации в российской гуманитарной науке: гибель научного оппонирования .

5. Гуманитаристика и методы точных наук: системность, причинность, истинность, теоретическая модель .

6. Проблема научного эксперимента в приложении к объектам гуманитарного исследования .

III. Современные вызовы синтеза гуманитарных и естественных наук

1. Проблема формализации (измеримости) показателей гуманитарного развития социальной системы .

2. Проблемы ограниченности естественно-научного метода и редукционизма социальных моделей .

3. Критерии и проблема успешности развития субъектно-гетерогенных социальных систем .

4. Устойчивость и управляемость социального развития .

5. Управление развитием сложной социальной системы как многомерная оптимизационная задача .

6. Проблема «языкового» барьера естественных и гуманитарных наук .

7. Системы поддержки принятия решений (в области социально-экономического управления) на основе синтеза гуманитарных и точных наук .

8. О возможностях укрепления научности когнитивных структур гуманитаристики через курс естественнонаучного образования, истории и методологии науки .

9. О совместимости моделей точных наук и гуманитарной интерпретации .

IV. Синтез гуманитарных, естественных и точных наук как современная «производительная» сила

1. Современные задачи гуманитарной науки: от диагностики до «оранжевых»

технологий .

2. Наука как производитель социальных технологий активного управления общественным развитием .

3. Точные методы в гуманитарной сфере: возможности, ограничения, результаты и перспективы .

4. Современные достижения синтеза гуманитарных, естественных и точных наук в моделировании, объяснительных теориях, прогнозировании, проектировании и управлении развитием .

5. Удачный опыт интеграции научных сообществ в гуманитарных и естественных науках .

V. Возможности взаимодействия науки и иных форм человеческой деятельности, генерирующих знание .

1. Гуманитарная наука и религиозное знание .

2. Гуманитарная наука и искусство, литература и художество как пути отражения и познания мира .

3. Гуманитарная наука и политическая риторика и публицистика .

4. Гуманитарная наука и обыденное знание (здравый смысл) .

Учреждения и организации, принявшие участие в конференции Академии философии хозяйства при МГУ им. М.В. Ломоносова Академия информатизации Республики Татарстан Академия труда и социальных отношений Балтийский государственный технический университет «Военмех» им. Д.Ф. Устинова Белорусский торгово-экономический университет Военная академия РВСН им. Петра Великого Всероссийская государственная налоговая академия Минфина РФ Государственный университет управления Институт гуманитарного образования и информационных технологий Институт информатики и математического моделирования технологических процессов Кольского научного центра РАН Институт истории естествознания и техники РАН Институт истории и археологии УрО РАН Институт общей физики РАН Институт проблем машиноведения РАН Институт проблем передачи информации им. А.А. Харкевича РАН Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН Институт психологии и педагогики Институт развития, изучения здоровья и адаптации человека Институт системного анализа РАН Институт социально-политических исследований РАН Институт социологии РАН Институт философии РАН Институт экономики РАН Институт энергии знаний Калужский государственный университет им. К.Э. Циолковского КНИИ им. Х.И. Ибрагимова РАН МАТИ-РГТУ им. К.Э. Циолковского МГИМО (У) МИД России Международная академия современного знания Международный университет природы, общества и человека «Дубна»

Межрегиональный институт экономики и права МОО «РусИнновации»

Московский городской педагогический университет Московский государственный технический университет радиотехники, электроники и автоматики Московский государственный университет геодезии и картографии (МИИГАиК) Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Московский государственный университет культуры и искусств Московский физико-технический институт (МФТИ) Московский финансово-юридический университет Московский государственный университет путей сообщения Научно-Исследовательский Технологический Университет (МИСИС) Научно-исследовательский центр «АИРО-ХХI»

Научно-производственное объединение «Ясень»

Национальный исследовательский университет — Высшая школа Нижегородский коммерческий институт НИИ социальных и кадровых проблем агропромышленного комплекса ФГБОУ

ДПОС РАКО АПК

НИЛ «Программно-технического обеспечения образовательной деятельности»

ННГУ им. Н.И. Лобачевского Общенациональный неправительственный Центр по предотвращению терроризма ООО «Стек»

ООО «Тотл Электроникс»

Первый московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет Российская академия правосудия Российская государственная академия интеллектуальной собственности Российская международная академия туризма Российский государственный социальный университет Российский государственный торгово-экономический университет Российский новый университет Российский университет дружбы народов Сentre for Change Самарская государственная академия культуры и искусства Санкт-Петербургский государственный политехнический университет Санкт-Петербургский государственный университет сервиса и экономики Санкт-Петербургский институт информатики и автоматизации РАН (СПИИРАН) Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского Сибирский институт-филиал РАНХиГС Тверской Государственный университет Томский государственный педагогический университет Ульяновский государственный педагогический университет им. И. Н. Ульянова ФБГУ «ГНЦССП им. В.П. Сербского»

Федеральный центр науки и высоких технологий Финансовый университет при Правительстве РФ Центр комплексных социально-научных исследований и просвещения Центр проблемного анализа и государственно управленческого проектирования Центральный экономико-математический институт РАН Южный федеральный университет Юридический институт МГУПСа Пленарное заседание Новая гуманитаристика как производительная сила общества Якунин В.И. (Москва) Общепринято представление, что наука как таковая в современности превратилась в мощнейший фактор развития, в производительную силу общества .

Однако происходит и процесс размывания наук, именуемых гуманитарными, за границы строгой научности .

Эта проблема становится самостоятельным предметом изучения, которому посвящено наше сообщение .

Тема конференции соотносит гуманитарные и естественные науки. Действительно, в их синтезе видится ресурс развития наук о человеке социальном и его обществе. Более того, при целенаправленном анализе генезиса их взаимодействия оказывается, что естественные и гуманитарные науки связаны друг с другом имманентным образом .

По мере накопления исторической эмпирики, особенно в условиях ускоряющегося темпа развития, привычные, казалось бы, теории входят в противоречие с ней и либо существенно модифицируются, либо признаются недостоверными и замещаются более современными .

В настоящем сообщении мы остановимся на проблеме смены гуманитарных теорий в моменты их «кризиса», понимаемого как утрата соответствия реальности, и роли в этих переходах естественных наук и их результатов .

В настоящие дни об исчерпанности финансово-экономической модели развития мира, чреватой, как видят уже все, глобальными сбоями, заговорили не только ученые, но и официальные лица. Дает сбой неолиберально-универсалистская научная теория. Ей на смену приходит более достоверная теория потому, что научный поиск неостановим. Такие смены гуманитарных теорий под влиянием расширения эмпирического знания представляют собой естественный процесс развития науки .

Рассмотрим, как именно они происходят .

Ф. Энгельс, объясняя генезис теории диалектического материализма писал о трех великих открытиях, приведших к изменению воззрений науки на природу .

К таковым он относил открытие закона сохранения энергии, существования клетки и дарвиновское учение об эволюции. Все они относились к сфере естественных Пленарное заседание наук. Но следствием их осмысления стал пересмотр имеющегося на тот момент гуманитарного знания .

К. Маркс применил полученные естественными науками результаты к социальной сфере, следствием чего была левогегельянская формационная модель общественного прогресса. Все это достаточно хорошо известно .

Но сама хрестоматийность бифуркационного преобразования гуманитарной теории в девятнадцатом столетии есть пример естественности смены теоретических моделей гуманитаристики при получении новых научных результатов, и не только собственных эмпирических, но и на уровне законов природы в смежных науках (рис. 1) .

Открытия XIX века

–  –  –

Рис. 1. Генезис теории диалектического материализма в интерпретации Ф. Энгельса Т. Кун, признанный классик науковедения, представлял развитие науки как процесс смены ученым сообществом объясняющих научных парадигм, как последовательность «научных революций». Но можно ли такое же обобщение применить к самим теориям? Наука развивается по принципу чередования периодов «нормальной» и «революционной» науки. То, что сегодня воспринимается как нечто «революционное», завтра становится общепризнанным. А то, что сегодня в научном плане «нормально», окажется завтра дремучей архаикой .

Не всеми, впрочем, философами науки признается сам факт научных революций. Например, указывал К. Поппер, «в норме» в науке могут присутствовать не одна, а сразу несколько конкурирующих между собой парадигм. Кроме того, новая теория, как в случае смены ньютоновской на эйнштейновскую, не отменяет прежнюю, а дает новые горизонты метода .

Достаточно легко реконструируется идеологический подтекст попперовских возражений. Будучи адептом «открытого общества» К. Поппер чувствовал угрозу опровержения либеральной объяснительной парадигмы. Уже тогда было достаточно очевидно, что теория либерализма в универсальном научном плане безнадежно устаревает .

Провозглашенный Ф. Фукуямой «конец истории» означал и конец гуманитарной науки. Но гипотеза «конца истории» не подтвердилась. Заканчивается всего лишь Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

–  –  –

Датируемая концом XVII — началом XVIII века первая научная революция открывалась утверждением ньютоновской механической картины мира. Но И. Ньютон был и гуманитарием. В это время формируется антропологическая модель человека-индивидуума, тип «человека экономического». В гуманитаристике в итоге первой научной революции сформировалась научная парадигма либерализма .

Основоположник либеральной теории Дж. Локк выводил свои общественные взгляды, в том числе, из новой естественно-научной картины мира (рис. 3) .

–  –  –

Либеральная теория по отношению к коммунистической представляла собой устаревшую в научном плане парадигму. И теория коммунизма, казалось бы, должна была взять верх. Политическим отражением столкновения двух научных парадигм миропонимания стало противоборство двух политических систем в двадцатом столетии. Октябрьская революция в России и последующий опыт советского исторического эксперимента стали общественным воплощением парадигмы второй глобальной научной революции .

Третья научная революция прервала противостояние первой и второй парадигмы, причем знаменовалась она появлением эйнштейновской теории относительности .

Применительно к гуманитарным наукам это привело к принятию идеи множественности или вариативности путей развития. Формируется контрстадиальная цивилизационная объяснительная теория .

Утверждение парадигм первых двух научных революций заняло более столетия. Далеко не завершена еще в гуманитарных науках и ревизия третьей научной революции .

Ее политическим выражением должна, по нашему представлению, стать модель многополярного (не менее двух полюсов) цивилизационно-вариативного мира. Но в миростроительном аспекте научного познания происходит откат едва ли не к первой научной парадигме либерализма-универсализма. Прогресс общественных наук сдерживается политическими средствами, попытками искусственного сохранения доминирующего положения либеральной теории в ее различных модификациях (рис. 5). Но развитие науки необратимо .

Уже просматриваются симптомы четвертой научной революции. В ее центре — направление синергетики. Это может означать снятие противоречий между естественной наукой (математикой) и гуманитаристикой, даже между научным и религиозным познанием (рис. 6) .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

–  –  –

Ограниченность универсализма в общественных науках подвергалась критике со времен О. Шпенглера. Однако вариативную модель мира и цивилизационное содержание общественные науки в полной мере не обрели и по сей день. В них по-прежнему традиционен универсализм, характерный для общественного познания XIX, а то и XVIII века .

В демографии роль универсалия выполняет концепция демографического перехода, дискурс современных юридических теорий выстраивается на базе абсолютизации прав и свобод человека. В политологии почему-то как универсальный и абсолютный подается концепт гражданского общества и плебисцитарной демократии. Концепт постиндустриализма превращен в единый прогноз для всего мира. Но подобная универсализирующая редукция необоснованна и в научном плане ограничена .

Выход за рамки указанных ограничений лежит на пути даже не меж-, а многодисциплинарной методики познания. Речь идет о приобретения современной гуманитаристикой нового синергетического качества .

Расщепление гуманитарного знания на специализации, сыгравшее ранее позитивную роль, приводит к утрате единой научной смысловой модели человека, предметно научной целостности. А это иногда очень небезобидный вопрос .

Выделяют шесть модельных типов человека: теоретический, экономический, эстетический, социальный, политический, религиозный. Но реальная целостная природа человека далека от любой из обозначенных моделей. Вновь редукция отдаляет теорию от модели, адекватной реальности .

По результатам наших исследований представляется, что наиболее адекватной интегративной моделью является цивилизационный человек (рис. 7) .

Пленарное заседание

–  –  –

Есть одно серьезное ограничение в методологических основаниях построения современных гуманитарных теорий. Речь идет об уже упомянутой современной версии агностицизма. Претендующий на универсализм неолиберализм характерен и в этом отношении .

Сами гносеологические истоки классической либеральной концепции увязаны с философией агностицизма. А. Смит формировал теорию саморегулирующегося рынка на основе агностического учения Д. Юма .

Сегодняшний вызов гуманитарной науки заключается в утверждении безальтернативности перехода от непознаваемости к познаваемости. От описательности и созерцательности — к активной социально-управленческой роли, роли общественной производительной силы. От лукавства государственного целеполагания и либерального замалчивания ценностей — к нравственному целеполаганию .

«Гильотина Юма» получила скандальную известность. Достижение же планируемых, т. е. желаемых и прогнозируемых на макроэкономическом уровне результатов, в политике ряда государств в ХХ веке (не в последнюю очередь в опыте индустриализации СССР) опровергло либеральную доктрину неуправляемости экономикой, казалось бы, окончательно. Но стереотипы классической теории либерализма, возведенные на уровень идеологем, оказались весьма живучими и в научном догматизме .

Генезис появления глобальных псевдонаучных теорий типа постиндустриализма вполне соотносится с интеллектуальной экспансией философии и аксиологии постмодерна .

Неолиберальная теория по существу уклоняется от установления факторных причинно-следственных связей в масштабах крупных социальных систем. Если нельзя выявить факторы, установить причинно-следственные связи и мотивации, то естественно, что о выработке теории управления развитием не может быть и речи. Отсюда вытекают сформулированные в «Вашингтонском консенсусе» монетаристские и иные рекомендации по разгосударствлению экономической сферы .

Каким ущербом для развития это оборачивается практике, и для России в том числе, — хорошо известно. Можно ли говорить о достоверности и приемлемости такой теории? Очевидно, что она требует своего замещения .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза «Факты могут быть внутренне противоречивы, так что с ними не согласуется никакая гипотеза», — утверждал основатель монетаризма М. Фридмен .

«Теория, — пояснял он, — тем проще, а соответственно, тем совершеннее, чем меньше требуется для нее исходной информации». Такого рода фридменовские суждения заставили П. Самуэльсона отозваться о них как о «чудовищном извращении науки» .

А вот цитаты из некоторых современных российских научных воззрений: «Ни одна теория не просто не даст вам исчерпывающего знания об объекте, она изначально будет деформированной. Ни одна теория не может отобразить сложность, которая содержится в том или ином феномене… Моделируя действительность, невозможно ощутить реальность, которая стоит за ним» .

Неолиберальная научная доктрина отвергает не только когнитивный (познавательный) потенциал современной науки. Отвергается и гражданское содержание научного исследования. Приведу еще одну цитату: «В основании проблемного поля лежит целый ряд неразрешимых философско-мировоззренческих проблем… по которым вы никогда … не найдете какого-то единственно верного ответа» .

Вот так! Нет, значит, в современной гуманитарной науке мировоззренческой доктрины. Нет ценностей, а значит, не может быть и целей развития. И это говорится в XXI веке! Откуда же тогда может быть развитие? Таков практический результат агностицизма .

Особое место в либеральной экономической теории отводится фигуре Ф. фон Хайека. Агностицизм, как гносеологическая основа концепции спонтанного рыночного порядка, получает в его трудах акцентированное развитие. Гуманитарное экономическое знание, считает Ф. Хайек, в отличие от природного и технологического в принципе неформализуемо .

Вместе с тем для человека активно-деятельностного стратегия управления развитием основана на принципиально иной, по сравнению со смитовской линией, философско-гносеологической базе. Она основана на признании возможностей человеческого разума .

Чем выше уровень познания, тем более долгосрочными могут быть управленческие ориентиры. И этот вывод фундаментален относительно оснований науки как таковой. Мы уже несколько лет назад в одной из лекций в Лондонской школе экономики выдвинули концепт двумерного потенциала науки: познавательнорекомендательного (рис. 8), отражающего саму природу науки .

Еще Гегель (в противоречии с юмовским агностицизмом) отзывался об экономике как о науке с высокими познавательными перспективами. «Она, — подчеркивалось им в «Философии права», — имея перед собой массу случайностей, отыскивает их законы. … Взаимная связь, в существование которой не верится, потому что кажется, что все здесь предоставлено произволу отдельного индивидуума, замечательна главным образом тем — схожа в этом с планетной системой, — что она всегда являет лишь неправильные движения, и все же можно познать ее законы» .

Таким образом, оправдан не только академический интерес к явлениям смены гуманитарных мейнстримовских теорий, в настоящее время все более востребована новая гуманитаристика .

Насколько актуален вызов смены устаревших гуманитарных научных парадигм?

Пленарное заседание Познавательный потенциал науки

–  –  –

В 1983 г. Ю.В. Андроповым было сделано ставшее впоследствии знаменитым признание: «Если говорить откровенно, мы еще до сих пор не знаем в должной мере общество, в котором живем и трудимся, не полностью раскрыли присущие ему закономерности, особенно экономические. Поэтому вынуждены действовать, так сказать, эмпирически, весьма нерациональным способом проб и ошибок» .

Учит ли этот опыт чему-нибудь современную гуманитарную науку?

Мейнстрим постсоветской гуманитарной мысли состоит в переложении азов и концептов западных научных школ. Их расхождение с реалиями цивилизационного существования России становится еще более разительным, чем в случае с советским обществоведением .

Примером такого заимствования стало «переоткрытие» в России концепта постиндустриального общества, описанного Д. Беллом еще в начале 1970-х годов. На Западе этот концепт уже давно отнесен к истории общественной мысли, а в России выносится в качестве основы проектирования государственных стратегий .

Вот цитата из доклада Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ и Высшей школы экономики, который вносится в правительство России от имени российской науки в ответ на постановку премьерминистром задачи о коррекции «Стратегии 2020»: «Новая модель роста предполагает ориентацию на постиндустриальную экономику — экономику завтрашнего дня» .

Теоретическое заблуждение вновь закладывается в доктрину государственной экономической политики страны. Какого итога развития можно ожидать на основе ошибочной теории? Опыт показывает, что неизбежна только дальнейшая деиндустриализация страны .

Научный дискурс, таким образом, на поверку оказывается вовсе не только академическим .

На противоположном гуманитарном фланге, который условно определим как оппонирующий неолиберализму, ситуация в плане генерирования современного научного продукта еще хуже .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

–  –  –

Заключение То, что в настоящем докладе выглядело как констатация или критический анализ, заставляет искать ответ на вызовы поиска новой гуманитарной парадигмы .

В основании этого поиска мы видим следующие постулаты .

1. Новая гуманитаристика не может не быть наукой в точном смысле слова. Не может отставать по методу и предмету от естественных и точных наук .

2. Новая гуманитаристика не может не освободиться от обслуживания заинтересованного в научных мистификациях и манипуляциях клуба бенефициаров от мирового кризиса и мировой паразитической финансовой системы, от включаемых по заказу «оранжевых революций» и «африканской весны» .

3. Новая гуманитаристика не может в XXI веке, отталкиваясь от чьей-то когнитивной успокоенности (а то и лености) и естественно-научной «аллергии», строиться на базе агностицизма .

4. Новая гуманитаристика не может быть свободной от ценностной и нравственной позиции применительно к своему предмету — сложной социальной системе .

5. Наконец, новая гуманитаристика из состояния описательного, интепретирующего действительность, должна превратиться в актитвную производительную силу общества .

Путь к подобным кондициям гуманитарной науки — это путь синергии научных знаний и методов. Это путь отказа от изоляционизма гуманитаристики от естественных и точных наук, на который она сама себя иногда загоняет. Такая гуманитаристика рождается на наших глазах. Вызов для всех нас заключается в вопросе — осознаем ли мы эту непростую задачу, участвуем ли мы в этом обновлении или опять отстаем .

Компьютерное моделирование как метод познания Макаров В.Л. (Москва) Позвольте от имени организаторов конференции поприветствовать всех присутствующих. Тема конференции: «Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза» оказалась чрезвычайно актуальной, об этом свидетельствует огромное число присланных на конференцию докладов. Многие из этих докладов посвящены проблеме: как одна наука обогащает другую? Здесь очень много аспектов и, я думаю, что и на стендовых докладах, на секциях многие из этих аспектов будут обсуждены .

Один из примеров актуальности междисциплинарного синтеза — НБИК:

нано-, био-, информационные, когнитивные технологии. Это технологии, которые объединяют совершенно разные науки: когнитивные и биологические. Происходит формирование качественно новой научной отрасли .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза В своем сообщении я хотел рассказать о том, как компьютеры, особенно суперкомпьютеры, представляя с одной стороны универсальный метод, применимый вообще к любой науке, могут использоваться для получения совершенно нового качества, которое раньше не замечалось. Заметил, наверное, только Ницше, который сказал, что «если вы что-то хотите понять непознанное, попытайтесь это построить». Классическая теория познания основывается на том, что строятся теории, внутри которых существуют логические цепочки. Другими словами, есть какие-то аксиомы, которые ты впитал с молоком матери, потом из них постепенно, с помощью логики, в том числе формальной, ты получаешь новое знание об окружающем мире .

А тут совершенно иной способ. Ты хочешь что-то познать, построив это. То есть в компьютере создается и изучается искусственная жизнь. Мы у себя в институте — я представляю ЦЭМИ — пытаемся строить искусственное общество. «Искусственная жизнь» — «искусственное общество». Есть довольно активное движение в этой области: самые разнообразные конференции, журналы и т. д. Кому-то, может быть, словосочетание «искусственное общество» не нравится, но оно уже сложилось. И это — новый инструмент познания в области именно общественных наук. Общественных и гуманитарных. Те общества, которые уже строятся, еще очень примитивны, но в них уже появляются новые вещи, о которых раньше говорили только фантасты. Что будет, если, допустим, будет не два пола, а три? Или если человек будет жить не сто лет, а пять тысяч? И т. д. Эти гипотезы можно проигрывать, т. е. ставить эксперименты. Именно компьютеры, особенно суперкомпьютеры, позволили исследовать общественные явления методом экспериментирования. В технических областях это тоже существует. Все знают уже, скажем, о «цифровой машине», «цифровом самолете» или «цифровом двигателе» .

Такой способ экспериментов очень экономичен: вместо того чтобы создавать экспериментальный двигатель, создают цифровую модель в компьютере и проводят эксперименты. У нас в стране идею компьютерного моделирования атомных взрывов впервые высказал великий ученый Ю.Б. Харитон. Кстати, и суперкомпьютеры начали активно использоваться у нас именно благодаря этой идее Харитона. Так что метод познания, при котором что-то изучается с помощью моделирования, сейчас становится очень востребованным. Примеров много. Если говорить о нашем институте, несколько таких моделей есть и у нас. Например, «модели искусственных обществ», их довольно много, причем самых разнообразных. Есть очень амбициозные крупные проекты, на которые уже тратятся миллионы, а то и миллиарды долларов: например, моделирование такого искусственного образования, которое бы определило, куда наш мир должен идти и каким образом. И здесь я должен сказать, что есть очень распространенное понятие «агент-ориентированная модель», где взаимодействуют друг с другом агенты в какой-то среде. Это основа для создания искусственных обществ. А начались подобные исследования в физике, где агентами являются частицы, которые взаимодействуют между собой. Уже разработаны программы, которые позволяют проводить эксперименты с помощью компьютера. Компьютер воспроизводит физические эксперименты, где агентами являются малые частицы. Мы меняем частицу на человека, и появляется модель искусственного общества. Один из основателей этого направления Эпштейн разработал модель, в которой средой является пространство Соединенных Штатов, Пленарное заседание а все 300 млн человек — агенты, которые взаимодействуют между собой. Но пока модель очень примитивная, единственное, что на сегодня опубликовано, связано с распространением СПИДа и, по-моему, какой-то формы гриппа: как эта форма гриппа распространяется по Америке среди населения и как с этим бороться? Ставить ли преграды между штатами, вводить карантины или принимать иные меры?

Повторюсь, модели пока еще очень примитивные, но это первый шаг. Представьте, что в будущем можно будет построить искусственное общество, которое будет очень близко к реальному и на котором можно будет проводить эксперименты .

Такие «проигрывания» и выбор наилучших вариантов могут вестись и желающими захватить, например, весь мир, поэтому знать о возможностях подобных экспериментов, конечно, надо. По крайней мере, такие же искусственные общества нужно создавать и нам. И в завершении, я хочу сказать, что это направление — создание digital, цифровых, искусственных, синтетических (существуют разные термины) образований — и по частным задачам, и для общества в целом очень важное, в нем и происходит настоящий синтез наук. Люди, которые этим занимаются, вынуждены искать общий язык. Каждая наука пользуется своим специфическим языком, и представители разных наук друг друга не очень понимают. А тут — вынуждены. Так что я призываю к тому, чтобы все присутствующие познакомились с этим направлением работ более подробно. Спасибо вам за внимание .

Проблема научности в гуманитаристике Сулакшин С.С. (Москва) Предваряя доклад «Проблема научности в гуманитаристике», следует обозначить собственную дискуссионную позицию. На сегодняшний день российская гуманитарная наука сталкивается с серьезным вызовом. Как это будет проиллюстрировано цитатами ниже, ее вообще не считают за науку. Зачастую справедливо по факту, но вовсе не в силу некой абсолютной логики. Вполне логично возникает вопрос: чем же, в таком случае, является гуманитарное знание — искусством, литературой, разговорным жанром, сводится ли оно к журналистскому комментарию?

Очевидно, что все вышеперечисленное относится к специфическим профессиям и специальностям .

Принципиальная позиция автора заключается в том, что гуманитарная наука — это настоящая наука, как и любая другая точная, естественная наука, с определенным набором методов, собственным предметом исследования и практической востребованностью. Точнее говоря, она может и должна быть такой. Научность гуманитарной науки — это полнота и имплементация метода на всех иерархических уровнях процесса научного познания и практическая нацеленность и значимость результата исследования .

Для ответа на вопрос о научности гуманитарной науки в рамках данного доклада мы коснемся четырех узловых проблем: проблемы науки и научности, наличия принципиальной разницы между гуманитарной и естественной науками, актуальных проблем современной гуманитаристики и путей их решения .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза Прежде всего, следует высказать решительное возражение бытующим в учебной и справочной литературе определениям науки как системы знаний. Хотя данная дефиниция и отвечает критерию необходимости, она вовсе не является достаточной по своему содержанию. В ней отсутствует ответ на вопрос о том, с какой целью вообще необходимо заниматься научной деятельностью. Данное обстоятельство отражает фундаментальную особенность человека, его разума и деятельности, а именно, столкновение двух методологических платформ: описательной, пассивной, созерцательной, поразившей часть российской гуманитаристики, и активнодеятельностного, миростроительного преобразовательного, созидательного подхода .

Это столкновение вытекает из самой природы человека. Человек категориальный совмещает в себе биологическое и разумное, одушевленное начало. Животный мир, соотносимый с биологической составляющей категориального человека, рефлективно, инстинктивно отражает окружающий его мир, но не преобразует его. Человек же оразумленный и отражает, и преобразует окружающее его пространство .

Именно поэтому в нашем подходе, наука не может быть сведена к системе знаний или деятельности по их получению, поскольку это являлось бы только отражением природы .

Наука — это человеческая деятельность по получению знаний о мире, по достижению понимания мира, законов его развития и по использованию этих знаний и понимания для миростроительства .

В силу этого в науке обязательны, необходимы и достаточны три неотъемлемых компоненты: знание как отражение мира, теория как модель и способ постижения законов мира и рекомендация как путь к практическому использованию знания и теории. При учете этих трех составляющих научность как качество, характеристика, потенциальность науки в ее основных назначениях должна содержать в себе показатели двух типов: познавательный или когнитивный потенциал и преобразовательный, интеллектуально-управленческий, рекомендательный потенциал научной деятельности .

На основе этого подхода представляется возможным построить модель науки как человеческой практики (рис. 1), которая позволит постигнуть ее сущность как явления окружающего нас мира и предмета человеческого когнитивного, институционального и практического строительства. Данная модель позволяет разрешать сложные проблемы классификации наук с точки зрения соотношения гуманитарных, социальных и естественных наук, фундаментальных и прикладных наук. Эта модель также весьма продуктивна в плане аттестации и санации некоторых болезненных проявлений в российской гуманитаристике .

Как показано на рис. 1, пространство потенциалов научной деятельности является двумерным. Первый потенциал представляет собой вполне мерную, поддающуюся квантифицированному анализу величину. Это — когнитивный потенциал, который включает в себя преднаучную деятельность по чувственному отражению действительности, в том числе искусство, литературу, затем накопление эмпирических данных и их первичную обработку, а также упорядочивание путем построения моделей и теорий и, наконец, отображение этого понимания на абстрактном логическом, логико-философском, логико-математическом и математическом языке .

Пленарное заседание Познавательный потенциал науки Точные науки (миропонимание)

–  –  –

Однако человек категориальный, человек свободный и активный не может ограничиться лишь познанием мира в рамках первого потенциала науки, он должен иметь возможность преобразовывать окружающее его пространство, используя когнитивный потенциал для выработки рекомендаций управления миростроительством .

Остановка познавательного процесса на первом уровне является причиной возникновения так называемой потенциальной ямы (вблизи начала координат на рис. 1), в которой находятся многие отрасли современной российской гуманитаристики. Важно понимать и другое: в плане выработки конкретных рекомендаций относительно преобразования мира существует нетривиальная логистическая запретная кривая, разделяющая пространства со знаком плюс и минус (см. рис. 1) .

Если мы только описали мир, то мы не в состоянии преобразовать его в значительной мере. Не выработав понимания законов развития, мы построим башню, которая упадет, и ракету, которая не взлетит. Низкий познавательный потенциал, который не позволяет преобразовывать мир, соотносится с запретной областью на модели двумерного потенциала науки. Попытки преобразовать мир субъектом, находящимся в запретной зоне, неизбежно обернутся ошибками, неудачами, а для всего общества и разрушительными последствиями .

Следовательно, потенциал рекомендаций миростроительной деятельности и преобразование мира к более светлому, правильному, доброму находятся в прямой зависимости от продвижения познающего субъекта по познавательной оси (см. рис. 1 — «познавательный потенциал науки (миропознание)»). Фундаментальная наука (продвигающая исследователя на рис. 1 строго вверх) лишь на Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза первый взгляд не имеет отношения к практике. На самом деле, как это следует из рис. 1, фундаментальное знание создает потенциал для прикладных наук, преобразуя понимание о мире в возможность его конструирования и управления им .

Чем ниже находится общество на оси познавательного потенциала, тем ближе оно к описательному, дескриптивному виду деятельности, тем более беспомощно оно в отношении понимания и управления миром. Именно поэтому сочетание описательных и логико-философских, математизированных методов является фундаментальной по своему характеру проблемой .

Итак, наука, в том числе и гуманитарная, должна иметь два потенциала: познавательный и рекомендательный. Помимо всего вышеизложенного, данный подход дает ключ к пониманию временнй развертки процесса научного познания:

у него есть начало (отражение мира) и конец, т. е. выработка понимания мира в виде адекватной модели, которая позволяет управлять миростроительством (рис. 2) .

–  –  –

Предложенный подход к пониманию научной деятельности, основанный на выделении двух ее потенциалов, позволяет произвести классификацию наук и показать, что естественные и гуманитарные науки занимают на самом деле одну и ту же нишу в пространстве человеческой деятельности. По сути дела, мы ответим на вопрос, существует ли непреодолимая разница между гуманитарными, социальными, общественными, с одной стороны, и естественными науками и математикой, с другой стороны, на вопрос, который в настоящие дни является предметом ожесточенных дискуссий .

Рассмотрим возможность обнаружения этого непреодолимого барьера в предмете и методе наук, а также в их практической применимости. Мы исходим из того, что с точки зрения предмета не наблюдается различий между гуманитарными и общественными отраслями знаний, потому что предметом их исследования является человек разумный, в своем индивидуальном или социальном качестве .

Эти две стороны человека категориального неразделимы, а значит, предмет и гуманитарных, и общественно-социальных наук един (рис. 3) .

Пленарное заседание Социальные науки Гуманитарные науки

–  –  –

Обратимся к рассмотрению вопроса о соотношении предметов естественных, точных и гуманитарно-социальных наук. Математика как точная наука по природе своей универсальна, она выявляет законы окружающей ее действительности вне зависимости от объекта или предмета исследования. В двумерной модели научной деятельности математика предстает как надстоящая над всеми остальными наука .

Что касается естественных и гуманитарно-социальных наук, то сходство между ними обусловлено наличием и в той, и в другой сфере неживого, или объектного, предмета и живого неодушевленного предмета (при этом в гуманитарном знании под живым неодушевленным человеком понимают человека биологического) (рис. 4) .

–  –  –

Рис. 4. О различии предмета естественных, точных и гуманитарных наук Предметы обеих отраслей знания — и социально-гуманитарной, и естественной — материальны и объективны. Отличие, таким образом, состоит лишь в том, что в гуманитарно-социальных науках предмет одушевлен, он оразумлен .

С точки зрения категориальной характеристики предмета соответствующих наук, различие между предметом неодушевленным, неоразумленным и одушевленным оразумленным не является фатальным, поскольку оба они материальны и объективны, и доказать обратное не представляется логически возможным. Оба предмета фиксируемы, т. е. отражаемы в человеческом опыте, сопряжены с объективным природным законом существования и познаваемы .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза В качестве аргумента в пользу непреодолимости различий между гуманитарными и естественными науками зачастую приводится довод о том, что предмет социальных наук намного более сложен. Однако сложность системы является измеримым, верифицируемым показателем. Если человеческое сообщество составляет порядка 1010 особей (10 млрд человек), то, например, в кубическом сантиметре газа, помещенного в активную среду (газового лазера), количество субъектов и их и взаимодействий на порядок выше: 1019 1039 соответственно. Между тем функционирование газового лазера основано на разработанных учеными моделях и теории сложных плазменных взаимодействий. Таким образом, утверждение о том, что предмет социальных и гуманитарных наук намного сложнее, чем естественных, не выдерживает критики. Такие свойства гуманитарного предмета, как якобы неуловимость и неформализуемость, в реальности могут быть зафиксированы и «оцифрованы» статистическими, социологическими, квантифицированными экспертными методами оценки. Мысленный эксперимент применим к любому предмету и гуманитарной, и социальной науки .

Опасность утверждения о том, что предмет гуманитарных наук не формализуем, состоит еще и в том, что порой ввиду этого свойства предмета гуманитарных наук ему и вовсе отказывают в праве на существование. Апелляция к тому, что человек непредсказуем, капризен, субъективен, не является весомым аргументом, поскольку и в естественных науках непредсказуемость, или вероятностное поведение, объекта изучения является обычным делом.

Классикой естественных наук является формула соотношения неопределенностей Гейзенберга:

h x p Она означает, что элементарная частица также капризна и непоредсказуема — знать точно где она находится невозможно. Чем не непознаваемость типа той, с помощью которой (стиль) приговаривают гуманитарную науку на роль описательного жанра? Математиками были созданы методы, вычисляющие т.н .

волновую функцию, например, электрона, которая в итоге позволила человечеству совершить колоссальные прорывы в области ядерной энергетики, атомного оружия и т. д. Подобные вероятностные методы равным образом применимы и в гуманитаристике .

Еще одним «доводом» в пользу уникальности предмета гуманитаристики является его якобы разовый характер, невозможность социального эксперимента, проверки теории практикой. Однако общеизвестно, что практика не является единственным критерием истины, есть множество иных априорных и моделирующих критериев .

Следует также сказать, что в естественных науках разовый опыт является абсолютно обычным делом. В принципе, любое новое явление, зафиксированное наукой впервые, есть разовое научное событие. Если бы это было не так, то никакие научные продвижения и открытия не были бы возможны. Они всегда разовые. Взрыв ядерной бомбы также имел место лишь однажды (Хиросима и Нагасаки). Поэтому неповторяемость, неустойчивость повторяемости — обычное дело на фронте познания в любой науке. Порой эксперимент может быть просто Пленарное заседание невозможен, как, например, обстоит дело с запретом на ядерные испытания. На этот случай имеются суперкомпьютеры, компьютерные коды, которые позволяют моделировать эти процессы. Если невозможно провести эксперимент «вживую», устраивается теоретический эксперимент — как говорил классик, нет ничего более практичного, чем хорошая теория. Всегда применим мысленный эксперимент .

Но на самом деле в современном мире не столь уж редки и социальные эксперименты. «Оранжевая революция» есть не что иное, как повторяемый социальный эксперимент. К подобного рода явлениям можно отнести и манипуляцию массовым сознанием и сознанием элит, в том числе российской. Таким образом, тезис о том, что предмет гуманитарных наук имеет принципиальное отличие ввиду своей неповторяемости и невозможности проведения социального эксперимента, также показывает свою несостоятельность .

И, наконец, последний «довод» относительно уникальности предмета гуманитаристики — тезис о том, что в социальной природе нет объективных законов развития, так как воли отдельных людей — суть произвольные капризы. В естественных науках взаимодействие отдельных элементарных частиц также вероятностны, т. е .

«капризны», однако имеются интегративные научные теории, которые позволяют понять макродвижения, температурные показатели, излучения, обмен энергией этих частиц, и все они имеют аналогии и аналоги в социальной сфере. В гуманитарной науке уже обоснован и доказан тезис о повторяемости макроповедения социальных систем, во-первых, по ансамблю (например страны африканского севера), во-вторых, в социально-коммуникативно связанных поколениях, в-третьих, по времени (волны Кондратьева, циклы Саймона, Кузнеца, Китчина и т. д.). Это и есть проявление объективных законов природы социальной среды .

Обратимся к сравнительному анализу методов гуманитарного и естественного знания. Представленные в этом списке наиболее важные методы применяются как в естественных, так и в гуманитарных науках (табл. 1) .

Таблица 1 Основные научные методы Естественная Гуманитарная № Метод наука (социальная) наука 1 Анализ + + 2 Синтез + + 3 Сравнение + + Системный 4 + + (структурно-функциональный) 5 Дедукция + + 6 Индукция + + 7 Редукция + + 8 Абстрагирование + + 9 Обобщение + +

–  –  –

Как видно, на самом деле различий в применимости методов не существует .

Наконец, ответим на вопрос, имеются ли принципиальные различия в практической применимости результатов различных отраслей знания. Ни для кого не секрет, что наука стала производительной силой, именно она в прямом смысле слова стала решающим фактором в развитии производительных сил человека .

В XXI веке, очевидно, производительная сила гуманитарных и социальных наук проявилась в виде создания информационного оружия, ведении информационных войн, дирижировании оранжевыми и прочими революциями, в манипулировании массовым сознанием и управлении социальным поведением масс. Но это, когда кондиции соответствующих гуманитарных наук шире, чем разговорный жанр .

Итак, барьер между естественными и гуманитарными науками является абсолютно искусственным. Применительно к России можно выделить три основные причины, объясняющие существование данной проблемы .

Во-первых, отсутствие серьезного, связанного с реальной практикой и потребностью государственного или корпоративного заказа в области задач социального развития. Во-вторых, отсутствие настоящего образца междисциплинарного мозгового центра (think tank национального масштаба) по типу RAND Corporation или Cheetam House в США. В-третьих, традиционное российское университетское образование и учебные стандарты изолируют гуманитаристику от естественной науки, воспроизводя поколения схоластиков, приверженцев описательного метода, агностиков и идеалистов, далеких от современной практики, от современного научного мирового уровня .

Пленарное заседание Между тем гуманитарная наука в России имеет весьма серьезные научнопрактические вызовы. Среди них: необходимость прогнозирования экономических и социально-политических кризисов, выработка рекомендаций по противодействию прогнозируемым событиям; распознавание методов и арсеналов информационного, психологического, когнитивного оружия и ведение ответных «военных действий», разработка оборонительного когнитивного оружия, соответствующих национальных потенциалов и институтов; осуществление научной поддержки российской государственной политики и управления, создание национального сетевого экспертного сообщества; выработка ответов на вызовы развития, а именно формулирование программных стратегий управления успешным развитием страны, нациестроительством, народосбережением, материальным и духовным прогрессом .

В современных российских реалиях можно выделить, по крайней мере, шесть очень серьезных по своим возможным последствиям проблем для гуманитарной науки .

Первая из них — это агрессивный агностицизм и сопротивление полноте научного метода. Так, например, в одном из учебных изданий, предназначенных для обучения студентов и аспирантов, будущих молодых ученых, говорится: «Ни одна теория не просто не даст вам исчерпывающего знания об объекте, она изначально будет деформированной. Ни одна теория не может отобразить тот или иной феномен, иногда концепции не способны даже схватить сущность, они гиперболизируют оттенки, различного рода боковые процессуальные характеристики, которые создают красивую схему, но на самом деле ничего не отражают, кроме сознания исследователя». «Моделируя действительность, невозможно ощутить реальность, которая стоит за ним». «Человек не в состоянии получить нужную информацию, чтобы адекватно отобразить действительность». Трудно понять причины столь выраженной агностической беспомощности в XXI веке, кроме того, что автор этих цитат, известный доктор политических наук не выходит за рамки описательного жанра, что, как показано выше, является лишь первичным этапом в научном процессе. Самоосвобождение себя от последующих этапов выводит цитируемого «ученого» из области научности .

Вторым вызовом является контрнаучное доктринерство, примером которого может служить теория постиндустриализма. В докладе двух известных университетов, выполненных по поручению правительства «Новая модель роста — новая социальная политика» строительство российской экономики предполагается вести на основе теории постиндустриализма, которая является широко разрекламированной, но неверной (рис. 5) .

Третьим вызовом гуманитарной науки сегодня представляется идеологическое и догматизирующее вторжение, что приводит к ее подмене идеологическими догматами.

Примером этого может служить фактическое невыполнение задачи, поставленной Правительством РФ перед научным сообществом, по коррекции «Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» в целях:

устойчивого повышения благосостояния российских граждан;

обеспечения национальной безопасности;

создания условий для динамичного развития экономики;

укрепления позиций России в мировом сообществе .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

–  –  –

Подготовленный доклад «Новая модель роста — новая социальная политика»

предлагает вместо этого:

модернизацию;

догоняющее развитие;

инновационную стадию;

постиндустриальное общество .

И именно этот 864-страничный документ изучают в правительстве как руководство к действию .

Четвертой опасной тенденцией гуманитарной науки сегодня является мировоззренческий релятивизм. В качестве иллюстрации можно привести цитату из учебной университетской литературы: «В основании государственного управления лежит целый ряд неразрешимых философско-мировоззренческих проблем». Почему они неразрешимы? Вследствие такой позиции мы не можем сказать молодому поколению, государственной власти и политикам, в чем ценности, что должно определять движение нашей страны в будущем .

Пятым вызовом современной гуманитарной науки является ее смысловая деградация. Так, например, одна из глав защищенной диссертации озаглавлена как «Теоретико-методологические основания пожилых людей». Тексты некоторых сегодняшних научных работ зачастую могут быть охарактеризованы как просто бессмысленные .

И, наконец, шестой проблемой гуманитарной науки является образовательная научная деградация. В учебном словаре по обществознанию (выдержал 6 изданий) постулируется: «В отличие от научного познания социальные теории не поддаются проверке». Получается, что социальные теории не относятся к науке? А к чему же тогда теория относится? Не к поэзии же .

Каким образом российская гуманитаристика может ответить на стоящие перед нею вызовы? Междисциплинарный синтез с точными науками помог бы ей преодолеть схоластичность и описательность, но это влечет за собой необходимость смены Пленарное заседание учебных стандартов в высшей школе по специальностям обществоведение, государственное управление, государственная политика, глобальные процессы и т. д .

(рис. 6). Собственно, синтез необходим в части предмета и метода. Естественные науки также должны обратить внимание на социальный предмет. Тем более, что уже родились эконофизика, клиодинамика, синтезирующие математический аппарат, экономические и исторические знания .

–  –  –

Рис. 6. Назревшая необходимость предметно-методологического «обмена наук»

Средством вывода гуманитарного знания из кризиса также может послужить создание при Президенте страны национально значимого междисциплинарного мозгового центра — think tank, который будет призван стать институтом поддержки власти в моделировании, прогнозировании, в развитии проблемной диагностики и проектировании государственных управленческих решений, программ, стратегий .

И последнее, но не менее важное: гуманитарная наука не преодолеет текущее кризисное состояние без серьезного государственного заказа на фундаментальные гуманитарные междисциплинарные исследования, касающиеся, в первую очередь, проблем национальной безопасности в сфере sot power и когнитивного оружия .

Подобного рода проекты в опыте мира не новость. Страны, геополитические соперники России, развиваются успешно, используя в полной мере потенциал гуманитарных наук. На рис. 7 можно видеть статистический портрет успешности развития США .

В то же время, как следует из рис. 8, за последние 30 лет в управлении экономикой, социальной политикой, региональными и гуманитарными проблемами в России происходит серьезное ухудшение .

С 1985 года Россия сменила тип развития, с 1991 года страна устойчиво и неизменно находится в пространстве неуспешности .

В свете изложенного, улучшить эффективность российского государственного управления представляется возможным тогда, когда российская гуманитарная наука обретет практически значимый потенциал научности и государственное управление начнет опираться на этот потенциал .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза 1,8 6 улучшение

–  –  –

Основная цель доклада — постановка вопроса об интеграции социальнонаучного знания в систему естественных и технических наук. Актуальность и востребованность данного междисциплинарного подхода подтверждена на теоретическом и практическом уровне. Разнопрофильными институтами РАН совместно созданы передовые научные направления, разработаны и представлены на рассмотрение научному сообществу и властным структурам уникальные научно-практические проекты .

Интеграция социально-научного знания в систему естественных и технических наук закономерна и определена спецификой современной социальной реальности .

Окружающая нас социальная реальность на материальном, техническом, духовнонравственном и т. д. уровнях является результатом человеческой деятельности .

Социальные факторы присутствуют во всех основных сферах жизнедеятельности современного общества (социальной, экономической, технической, политической и т. д.), следовательно, объектом социального исследования может быть явление любой из этих сфер, но в его социальном аспекте. Социальные науки исследуют законы и закономерности социальной деятельности людей, а их понятия и категории являются общими для всех наук. Таким образом, социальное знание пронизывает естественное и техническое знание, являясь их неотъемлемой частью, что закономерно отражается в постоянном сотрудничестве ученых разных наук .

I. В настоящее время в рамках Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Экономика и социология знания» на основе сотрудничества экономистов и социологов создано не имеющее аналогов в международной практике междисциплинарное научное направление с одноименным названием .

Создание данного направления — важный шаг на пути разработки качественно новой системы управления современным обществом .

Эта система позволит перейти от традиционных форм управления, основанных на методе проб и ошибок, к четкой методике принятия решений, предусматривающей научное обоснование цели, определение адекватных средств ее достижения и контроль над ее реализацией на основании достоверной системы показателей .

Некоторые книги, опубликованные в рамках Программы, представлены на слайдах 2–3. Всего опубликовано 18 монографий .

Концепция экономики и социологии знания включает два вида знания: вопервых, знание, традиционно устоявшееся, как обобщение отечественного и мирового опыта и, во-вторых, знание инновационное и эвристическое. Именно на основе этих видов знания должна перестраиваться отечественная экономика. В этой связи экономика знания включает в себя два взаимодополняющих аспекта. С одной стороны, это создание благодаря прогрессу фундаментальных и прикладных наук инновационных наукоемких технологий с их немедленным внедрением в производство и другие сферы жизнедеятельности общества. С другой стороны — это Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

Слайд 2

Слайд 3 Пленарное заседание продажа на мировом рынке новых технологий в форме готового продукта, применяемого в отечественной экономике, а не в виде интеллектуальных «сырьевых заготовок», инновационный потенциал которых и, следовательно, возможная стоимость еще неизвестны .

Важным инструментом экономики знания является совместно разработанный учеными метод управления инновациями (слайд 4) .

Слайд 4

Экономика знания предполагает, что подвергать социальной экспертизе следует не только уже сделанные открытия и изобретения, но и сами перспективные направления научного поиска .

С экономикой знания неразрывно связана социология знания. Если в центре экономики знания — научное знание о способах и формах хозяйствования, то в центре социологии знания — управление обществом, его структурными изменениями, социальными процессами, внешнеполитической деятельностью .

К важным функциям социологии знания относятся (слайд 5):

• исследование факторов, способствующих или препятствующих приросту и распространению нового знания;

• разработка методов научного обоснования принимаемых решений и математически выверенных их возможных социокультурных последствий .

Любое государственное решение — будь то экономическое, социальное или политическое — должно приниматься на основе точного научного расчета, с обоГуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

Слайд 5

снованным представлением о том, какое оно будет иметь значение для каждого человека и общества в целом .

Создание и внедрение данной системы в практику управления является императивом, обусловленным современным этапом общественного развития, когда создаваемая человеком социальная реальность стала основным фактором динамики экосистемы планеты .

Помимо органической (биосфера) и неорганической (абиотсфера) сред глобальная экосистема включает в себя также среды, создаваемые человеком, — социосферу и техносферу (слайд 6). Именно они оказывают в настоящее время определяющее влияние не только на само человечество, но и на всю экосистему в целом. В этих условиях иррационализм и волюнтаризм при принятии управленческих решений грозят не только глобальными социальными катаклизмами, но и непредсказуемыми экологическими последствиями .

В качестве альтернативы представлена концепция научного управления обществом на основе принципов коэволюции, т. е. гармонического развития природы и общества .

В рамках этой концепции был разработан алгоритм конструирования желательной социальной реальности (слайд 7) — от постановки социальной цели до практической реализации решения. Применение данного алгоритма дает возможность научного обоснования цели и ее реализации в полном объеме, без отклонений и непредвиденных последствий .

Пленарное заседание

–  –  –

Разработаны основы теории и практики экономики и социологии знания как научной дисциплины, а именно:

выработан понятийно-категориальный аппарат;

исследованы особенности современной экономики, основанной на знаниях;

представлены основные модели производства и распространения знания, механизмы его коммерциализации, способы управления интеллектуальным капиталом и схемы ускоренной инновации .

Полученные методологические основы были использованы при разработке системы государственного аудита, позволяющей осуществлять систематический контроль над эффективностью расходования государственных ресурсов, тем самым способствуя совершенствованию системы управления обществом .

Работа над Программой позволила создать учебные курсы: «социология знания», «экономика знания», «государственный аудит», преподаваемые на факультетах МГУ им. М.В. Ломоносова — высшей школе современных социальных наук, Высшей школе государственного аудита и Высшей школе государственного администрирования .

2. Осуществлено исследование основных инструментов измерения социальной реальности. В рамках исследования обоснована функция измерения социальной реальности в качестве элемента научного управления обществом, показана неадекватность среднестатистических методов оценки социально-экономических реалий (ВВП, средний уровень жизни, среднедушевой доход и т.д). Показана необходимость дополнения объективных методов измерения, которым традиционно уделяет особое внимание социальная статистика, субъективными (слайд 8), позволяющими фиксировать отношение индивидов и групп к тем или иным социальным явлениям .

Это дает возможность выявлять социальные установки людей, определяющие их социальное поведение .

3. Установлено различие между показателями уровня, фиксирующими общие направления социальных изменений, и показателями качества (слайд 9), указывающими на качественные характеристики происходящих изменений с точки зрения реализации социальных целей. Сформулированы основные подходы к измерению социальной реальности («экономика социального благополучия», «экономика развития», интегральный подход «качества жизни»); предложено решение ряда теоретико-методологических проблем, связанных с валидностью показателей, операционализацией понятий, выбором модели, использованием математических методов, систематизацией. Рассмотрены базовые модели таблиц показателей и алгоритм конструирования сложных индексов .

4. Выполнено эмпирическое исследование институтов регионального развития экономики знания. Предложены стратегии развития инновационной среды в регионах России. Разработан методический инструмент измерения состояния и динамики научно-технического потенциала «Интегральный индекс НТП» (слайд 10) .

Использование индекса позволило предложить типовые подходы к формированию программно-целевых стратегий для реализации в российских регионах с низким уровнем развития научно-инновационной сферы, на их основе разработан проект долгосрочной программы развития научно-технического потенциала Вологодской области на период до 2025 года .

Пленарное заседание

–  –  –

Слайд 10 Пленарное заседание II. Большую роль в современном научном знании играет взаимодействие социальных наук и математики. Проведено математическое моделирование инновационной деятельности предприятий .

В результате исследования разработана новая математическая модель оценки экономической эффективности инновационных мероприятий (слайд 11), направленных на развитие производства. Модель позволяет рассчитать величину достижимого производственного потенциала, т. е. объема производства за определенный период времени при фиксированном объеме основных производственных факторов и исключенном воздействии управляемых факторов неэффективности .

Слайд 11

6. Осуществлены математическое моделирование, системный анализ и прогнозирование динамики мировой экономики, а также глобальных демографических процессов и экономического развития России. По результатам исследования:

построена модель мировой демографической динамики (слайд 12), позволяющая сравнивать различные сценарии развития народонаселения с целью прогноза вероятной нагрузки на экосистему;

построена базовая модель макроэкономики России (слайд 13), которая может быть использована для оценки и прогноза реакции экономической системы на изменяющиеся внешние условия и для анализа последствий различных мер государственного регулирования;

на основании аппроксимации динамики цен на золото был дан оправдавшийся прогноз второй волны финансового кризиса в августе 2011 года (слайд 14) .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

–  –  –

III. Результатом плодотворного сотрудничества ученых социологов и представителей естественнонаучного знания стало научное сопровождение проекта по утилизации парниковых газов «Синтез» (слайды 15–16) .

Проект «Синтез» предусматривает конверсию парниковых газов в ценные продукты органического синтеза. Технически создается круговорот углерода, подобный природному круговороту. В разработанной инновационной технологии диоксид углерода промышленных выбросов (СО2) выступает также как сырье для производства жидких синтетических энергоносителей с улучшенными экологическими качествами (моторное топливо, диметиловый эфир, высокооктановый бензин, высокоцетановое дизельное топливо и т. п.) .

Несмотря на естественно-научную специфику, проект имеет социальный, экологический характер и в случае реализации позволит кардинально решить проблему глобального потепления на экономически рентабельной основе. В настоящее время проект прошел лабораторную стадию, подтвердившую его эффективность .

IV. На основе взаимодействия ученых-социологов и специалистов технических наук в настоящее время проводится научное сопровождение значимого для социально-экономического развития России Мегапроекта «Интегральная евразийская транспортная система» (слайд 17) .

Мегапроект предусматривает создание на территории России мультимодальной транспортной сети, соединяющей Дальний Восток с Западной Европой. Мегапроект Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

–  –  –

предполагает координацию всех видов транспорта (железнодорожного, автомобильного, авиационного, речного и морского) в единую сеть. Он позволяет:

стабилизировать геополитическое положение России в качестве транспортного «моста» между мировыми экономическими зонами;

укрепить территориальную связность страны;

ввести в хозяйственную деятельность природные богатства Сибири и Дальнего Востока;

стимулировать социальное развитие этих регионов;

за счет внутренней трудовой миграции решить демографическую проблему малонаселенных территорий России, привлекающих повышенное внимание сопредельных держав .

Мегапроект носит выраженный комплексный социальный, оборонный, технический, геополитический характер .

В настоящее время в Китае ведется работа над четырьмя международными транспортными проектами, альтернативными российскому, часть из которых уже реализуется. В Китае разработан проект скоростной магистрали Пекин — Лондон в обход России .

В этих условиях отказ от Мегапроекта не позволит использовать уникальное географическое преимущество России для ускоренного инновационного развития и оставит нерешенными важные социальные и экономические проблемы .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза Мегапроекты «Синтез» и «Интегральная евразийская транспортная система» были представлены на рассмотрение экспертным комиссиям Государственной Думы и Совета Федераций РФ. В настоящее время вопрос о судьбе Мегапроектов не решен .

Таким образом, интеграция социально-научного знания в систему естественных и технических наук закономерна и, являясь велением времени, находит свое теоретическое и практическое воплощение в научных исследования и современных проектах .

Психосемантика сознания как форма конструктивизма и использования математических методов в гуманитарных науках1 Петренко В.Ф. (Москва) Методологические основы психосемантики как области психологической науки базируются на философии конструктивизма (Дж. Келли, К. Герген) и близкой к ней концепции постнеклассической рациональности (В.С. Степин, В.А. Лекторский), согласно которым в модели, описывающей естественнонаучный объект познания или социальную реальность, а также в модели «потребного будущего» (термин Н.А. Берштейна) имплицитно заложены системы ценностей, мотивов, специфика языка и других инструментальных средств описания, присущие тому или иному культурно-историческому (термин Л.С. Выготского) состоянию общества. На бытовом уровне эту мысль выразил экс-президент США Б. Клинтон, отметив, что в его распоряжении есть множество специалистов умеющих построить атомную электростанцию, но трудно найти специалиста который толково объяснит ему — надо ли этого делать. Согласно теории систем (фон Берталанфи, У. Эшби), чем сложнее система, тем бльшим числом степеней свободы в своем развитии она обладает. Специфика гуманитарного познания заключается в том, что в отличие от естественно-научного познания, где описание объекта познания или открытие новых законов практически не влияют на сам объект познания и законы, его описывающие, гуманитарное знание, будучи усвоенным общественным сознанием, по принципу кольцевой причинности влияет на сам процесс, определяя вектор и динамику социального развития. Так, идеи К. Маркса о прибавочной стоимости и борьбе за нее социальных классов, будучи усвоенными широкими массами, в значительной мере определили политическую историю ХХ века, а идеи З. Фрейда о бессознательных мотивах и роли сексуальных влечений в социализации формирующейся личности в значительной мере повлияли на мораль западного общества, «сексуальную революцию», феминизм и художественное творчество .

Согласно теории личностных конструктов Дж. Келли, каждый человек является обыденным или житейским экономистом, зарабатывая, тратя или вкладывая свои деньги в тот или иной продукт; наивным или житейским психологом, так как имеет Исследования проводятся при финансовой поддержке РФ ФИ № 11–06–00196-а и № 11–06–12023-офи-м .

Пленарное заседание свою собственную типологию людей и свой стиль общения; житейским правоведом, так как, в отличие от профессионального юриста, не имея точного знания законов, интуитивно чувствует правомочность того или иного своего деяния; житейским искусствоведом так как обладает эстетическими предпочтениями и т. п. То есть каждый человек имеет имплицитную, как правило, плохо сознаваемую и плохо рефлексируемую модель той или иной области человеческого бытия. Как маленький ребенок может прекрасно говорить на своем родном языке (language performance), не сознавая правила порождения речевого высказывания (language competent), так и обычный человек, обладая экспертными знаниями и имплицитными моделями (термин Дж. Брунера и П. Тагиури) в той или иной содержательной области, как правило, не осознает их категориальную структуру. Выявить последнюю — задача психосемантики. Операциональный аппарат психосемантики восходит к идеям В. Гумбольдта, с его понятием семантического поля, где ставилась задача по «внутренней форме» языка реконструировать «дух народа». С появлением математического аппарата факторного анализа (Ч. Спирмен, Л. Терстоун, К. Пирсон) стало возможным построение уже не плоскостных, а многомерных семантических пространств, являющихся операциональной моделью категориальных структур сознания (Ч. Осгуд, Дж. Келли,). Как пишет известный психолог М. Коул: «Используя методический инструментарий американской психологии, В.Ф. Петренко удалось операционально развернуть идеи Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурия на почве российской психологии». Методы психосемантики задействуют респондента не в режиме интроспекции, а в «режиме употребления», в рамках выполнения какойлибо искусственно построенной речемыслительной деятельности. Испытуемый что-либо оценивает, сортирует, выносит суждения о сходстве и различии значений и т. п. В результате порождается матрица (или куб данных), несущая информацию о множестве частных суждений. В то же время, вынося множество частных оценок и суждений, испытуемый пользуется своей имплицитной моделью данной содержательной области, хотя и не сознает ту систему категорий, которой он пользуется .

Тем не менее выявить эту внутреннюю категориальную (латентную) структуру можно с помощью факторного, кластерного анализа, структурного моделирования .

Интерпретируя выделенные математические структуры и реализуя вербальную или визуальную герменевтику (Г. Гадамер), мы получаем категориальные структуры сознания, картину мира человека в различных содержательных областях знания и бытия. Операциональной моделью индивидуального и общественного сознания в психосемантике выступают многомерные семантические пространства. Отдельные параметры семантических пространств соответствуют операциональным коррелятам когнитивных структур сознания. Так, размерность семантического пространства (число независимых факторов) отражает когнитивную сложность субъекта в некоторой содержательной области. Сознание человека гетерогенно, и человек может быть когнитивно сложным в одной области (например, в знании марок автомобилей) и иметь низкую когнитивную сложность, скажем, при восприятии визуального искусства, когнитивно сложным в области межличностного восприятия и когнитивно простым — в области политики .

Мощность выделяемых факторов (вклад фактора в общую дисперсию) отражает субъективную значимость данного основания категоризации для субъекта и связана с его мотивацией. Наконец, размещение объектов Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза в семантическом пространстве раскрывает индивидуальные значения, установки и личностные смыслы испытуемого, выступающие своего рода ориентировочной основой для эмпатии, вчувствования, понимания исследователем картины мира респондента. В наших психосемантических исследованиях реконструируются картины мира респондентов в области политического, этнического и религиозного сознания, а также изучаются измененные формы сознания, гипноз и медитация .

Цикл наших исследований посвящен также изучению восприятия визуального искусства методом построения невербальных семантических пространств. Рамки статьи позволяют дать обзор психосемантического подхода применительно только к одной области знания. Пусть это будет политическая психология .

Политическая психосемантика Человек — существо не только прагматичное, стремящееся максимально удовлетворить свои индивидуальные желания и потребности, не только социальное, стремящееся занять достойное место в обществе, где область «моего я»

распространяется и на ближайшее окружение (родителей, детей, друзей, коллег по работе; на мой город, мою страну), но и символическое, живущее в мире языка, знаков и символов, где помимо экономической и политической борьбы за ресурсы и влияние идет еще конкуренция в ментальном семиотическом плане за доминирование значимых символов и представлений, собственную трактовку и интерпретацию исторических событий, словом, ведется идеологическая борьба за доминирование собственной картины мира того или иного индивидуального или коллективного субъекта. Наконец, человек еще и существо трансцендентальное, стремящееся выйти за рамки собственного «я», и обрести смысл своего конечного бытия, соотносясь с чем-то вечным, служа, работая ради чего-то непреходящего, выходящего за рамки собственной жизни. Мое индивидуальное «я» через идентификацию с историей моей семьи, рода, страны, через идентификацию с профессией, наукой, искусством, которые могут восприниматься как формы служения чему-то вечному, непреходящему, обретает смысл собственного существования .

Наконец, религиозная вера (и не только религиозная), как показывает история человечества, является наиболее апробированным путем обретения смыслов существования как единичного человека, так и человечества, дает множество символов, выступающих нравственными ориентирами человека в мире. В этом плане для изучения политики того или иного государства, прогнозирования его развития и места в мировом сообществе важен не только экономический и политический анализ его ресурсов, оценка его военной мощи, состояния социальной сферы (образования, культуры, медицины), но и тесно связанная с последней оценка состояния общества в духовной сфере, его пассионарность (в терминах Л. Гумилева), степень доверия в обществе, степень милосердия к нуждающимся в его опеке и поддержке. Иными словами, «состояние умов», «качество населения», «социальный капитал» и «ментальный ландшафт», «общественные установки»

и «национальные отношения», «религиозная веротерпимость» и «толерантность общества» — необходимые компоненты в политическом прогнозе развития того или иного государства. Эти аспекты «ментального картографирования» составПленарное заседание ляют предмет области, известной под названием «Психосемантика сознания» или «Психосемантика ментальности» .

Для того чтобы функционировали политические и экономические институты, необходимы определенные типы сознания людей, реализующих экономическое и политическое поведение. Например, для существования феодального общества необходимы феодалы, имеющие свои представления об отношениях вассала и сюзерена, о долге и чести рыцаря; крестьяне, имеющие свое отношение к земле и труду, погруженные в мир представлений сельской общины и ее традиционный уклад; и, наконец, необходима некая религиозная идеология, синхронизирующая взаимодействие различных сословий .

Для того чтобы существовало социалистическое общество советского типа (эпохи развитого социализма), была необходима особая форма «двоемыслия»

(Дж. Оруэлл) или «кентаврического сознания» (М. Мамардашвили), где нормы поведения граждан определялись не декларируемыми и конституционно закрепленными правами, а некими негласными правилами, нарушение или даже попытка обсуждения которых каралась инквизицией двадцатого века — спецслужбами НКВД, КГБ. Специфика сложной семиотической игры декларируемого и реально действующего породила специфический тип еретика-правозащитника, ориентированного в своей правозащитной деятельности именно на соблюдение конституционных прав граждан .

Помимо социальных представлений (в терминах С. Московичи) в механизм социального взаимодействия входят и эмоциональные состояния. Например, чувство религиозного воодушевления во времена крестовых походов, эсхатологические ожидания близкого конца Света в Византии накануне первого тысячелетия или доминирующее чувство страха во времена разгула инквизиции в средневековье или в современном тоталитарном обществе .

Современная Западная Европа и Северная Америка, коммунистический Китай и Черная Африка, Арабский Восток и Индия отличаются не только и не столько промышленными технологиями и обликами городов, которые в условиях глобализации имеют тенденцию к стандартизации, сколько системой ценностей и картиной мира людей, их населяющих. Множество аспектов бытия определяют национальную психологию и картину мира народов тех или иных государств, тех или иных регионов. Это и географические (север/юг, климат, ландшафт, наличие водных артерий, плодородие почв, наличие природных ископаемых и т. п.), геополитические (расположение государства, наличие естественных преград для вражеских вторжений, транспортные коммуникации и т. п.), а главное — история, культура и религия этого государственного образования .

Россия же, по меткому выражению, — «страна с непредсказуемым прошлым», где за одно только прошлое столетие трижды кардинально менялись идеология, экономическая и социальная политика. В результате разные социальные, возрастные, этнические, религиозные и региональные слои населения, вобрав в себя противоречивые ценностные установки различных исторических эпох России (от монархического православия и тоталитарного мировосприятия «гомо советикуса»

до авторитаризма «управляемой демократии» и либерторианских идей в экономике), представляют собой «вавилонское смешение народов». Не меньший хаос или Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза феномен «кентаврического сознания» присутствует и в голове среднестатистического россиянина. По нашим исследованиям (В.Ф. Петренко, О.В. Митина «Образ экономической и политической реформы в сознании россиян», 1997), только четверть населения имела более или менее непротиворечивые политические установки, совпадающие с идеологией имевшихся на то время политических партий. Бльшая часть населения демонстрировала синкретическое мышление, в котором желание рыночной экономики и выборности власти соседствовало с ностальгической тоской по «сильной руке» и требованием государственного регулирования цен .

В условиях колоссальной неоднородности общества и его крайней дифференциации не только по экономическому статусу, но и по мировоззрению и политическим, ценностным установкам (что с одной стороны чревато возможностью социального взрыва, но с другой — обеспечивает, исходя из «принципа необходимого разнообразия» Эшби, возможность динамических трансформаций) чрезвычайно важной становится проблема терпимости (толерантности), достижения консенсуса и доверия друг к другу отдельных социальных, национальных и религиозных групп, проблема доверия общества к институтам власти, к экономическим институтам и институтам суда и права. Как показали исследования лауреата Нобелевской премии по экономике, американского психолога Д. Канемана (2006), психологические установки, прогнозы и ожидания, а также доверие населения к экономическим институтам и органам власти влияют на состояние экономики не в меньшей мере, чем ее, собственно, «объективные» детерминанты .

Политическая психология: предмет, задачи Кардинальные экономические и политические изменения нашего общества и вызванная ими трансформация общественного сознания неизбежно создают потребность в психологическом осмыслении и рефлексии происходящих на наших глазах глобальных социальных процессов и анализа изменений политического менталитета отдельного человека, как субъекта этих процессов. Ответом на этот социальный запрос стало появление практически новой для отечественной психологии науки — политической психологии (см. Е.Б. Шестопал, 1988; В.Ф. Петренко, О.В. Митина, 1991; А.И. Юрьев 1992; И.Г. Дубов, С.Р. Пантелеев, 1992; А.Г. Шмелев, 1992; М.М. Лебедева, 1993; Егорова-Гантман и др., 1993; Г.Г. Дилигенский, 1994;

Л.Я. Гозман, Шестопал, 1996; А.П. Назаретян, 1998; Д.В. Ольшанский, 2001) .

Предметом политической психологии, по мысли Е.Б. Шестопал, выраженной в «Психологическом словаре» (под ред. Б.Г. Мещерякова, В.П. Зинченко, М., 2003), следует считать «двухсторонний процесс влияния психологических факторов на политическое поведение и политических действий — на психологические состояния. «Политическая психология, — продолжает она, — исследует широкий круг проблем как внешней политики (психология войны и мира, терроризм, принятие политических решений, этнические и межгосударственные конфликты, взаимное восприятие партнеров по переговорам), так и внутриполитической жизни (мотивация политического участия в традиционных институтах и новых движениях, дискриминация меньшинств, психология формирования политической идентичности и т. д.)» .

Пленарное заседание Объект политической психологии — политика — выступает как особая деятельность людей по реализации коллективных интересов одной сколь угодно большой группы людей (вплоть до государства или группы государств), сотрудничающих или противодействующих интересам другой социальной, этнической или профессиональной группы. Предмет науки, как мы знаем из социальной эпистемологии и науковедения, строится на базе объекта науки, исходя, в первую очередь, из особенностей метода и специфики языка данной области знания .

Методы политической психологии заимствуются из психологии личности и теории общения, рефлексивных игр и психотерапии, из синергетики и теории катастроф, психолигвистики и теории дискурса, этнопсихологии и кросс-культурной психологии, теории личностных конструктов и психосемантики. Общим здесь является только размытое и плохо определенное поле политической деятельности .

В этом плане ситуация в политической психологии напоминает положение в советской школе в 30-х годах прошлого века, когда практиковался так называемый «комплексный подход» в обучении. Комплексность заключалась в том, что на уроках давался последовательно комплекс знаний о некотором объекте. Например, изучается объект «корова». На одном уроке дети изучали, как пишется это слово, на другом — какой продукт она дает, на третьем — к какому биологическому классу она относится и т. д. То есть организация обучения шла по «объектному», а не дисциплинарному основанию .

Сходное положение мы наблюдаем и в объединениях проблематик политической психологии, в которых рассматривается, например, ситуация политических переговоров и широко применяются методы дискурс- и интент-анализа. Объектом рассмотрения и применения методов контент-анализа могут быть политические декларации, манифесты, тексты соглашения и т. п. Объектом анализа могут быть и сами «высокие переговаривающиеся стороны», особенности их характера, стереотипы поведения и особенности принятия решения. И тогда могут использоваться биографический и психоаналитический методы, методы эмпатийного моделирования (вплоть до наведения гипнотической идентичности) личности другого человека, методы проективного анализа «живого» поведения или его видеозаписи .

Идеи Г. Ласуэлла оказали значительное влияние на создание спецслужбами разных стран «психологических портретов» политических лидеров (от Мао Дзе-дуна и Н.С. Хрущева до Г. Киссенджера и В.В. Жириновского) .

Другая область политической психологии связана с анализом политических и социальных представлений как конкретных социальных, этнических, религиозных групп населения, участников или контрагентов неких общественных процессов, так и широких масс населения, являющихся электоратом в демократических обществах. Это — область изучения политического менталитета общества .

Политический менталитет включает в себя картину мира субъекта, систему ценностей, его политические установки. Провести четкую грань между политическими и иными формами сознания вряд ли представляется возможным. Как выразился, применительно к своему времени, немецкий канцлер О.

Бисмарк:

«Франко-германскую войну выиграл прусский учитель». Уровень образования и когнитивная сложность населения могут выступать одним из значимых параметров политического сознания или менталитета. Последние два термина для Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза нас скорее синонимичны, и если в философской литературе о содержательном наполнении картины мира принято говорить в терминах сознания, то в психологии, в силу фрейдовского разведения сознательного и бессознательного, уместнее термин «менталитет», включающий как сознательные, так и бессознательные пласты картины мира, политические установки, настроения, стереотипы, имиджи и прочие плохо рефлексируемые компоненты политического опыта .

Психосемантический подход в политической психологии Психосемантический подход в своей основе восходит к методу семантического дифференциала Ч. Осгуда (Osgood, Susi, Tannenbaum, 1957), теории личностных конструктов Дж. Келли (Kelly, 1955) и методу репертуарных решеток (Келли, 2000;

Франселла, Баннистер, 1987) .

В психосемантике операциональной моделью сознания, описывающей категориальную структуру сознания и личностные смыслы субъекта относительно некоторой содержательной области, выступают субъективные семантические пространства (В.Ф. Петренко, 1983, 1997, 2005). Они представляют собой обобщения исходного языка описания, присущего субъекту (респонденту), где первичные дескрипторы (термин лингвистики), шкалы (в терминах Ч. Осгуда) или конструкты (в терминах Дж. Келли) группируются с помощью статистических процедур (факторного, кластерного анализа или методов структурного моделирования) в содержательно более емкие категории-факторы .

При геометрическом представлении категории-факторы выступают осями некоторого n-мерного семантического (как правило, декартового) пространства, а личностные смыслы субъекта по поводу анализируемых объектов задаются как координатные точки внутри этого пространства, создавая своеобразную «ориентировочную основу действия» (термин Гальперина) — в нашем случае эмпатического встраивания, «вчувствования» в сознание другого или других. В этом смысле психосемантический подход близок к проективным методам и, как и последние, чувствителен к проблемам интерпретации, но, в отличие от проективных методов, имеет дело с компактно представленными данными, включающими такие параметры, как когнитивная сложность (число независимых категорий-факторов), перцептуальная сила признака, выражаемая во вкладе фактора в общую дисперсию и отражающая субъективную, связанную с мотивационной сферой, значимость данного основания категоризации категорийфакторов (как взаимосвязь различных оснований категоризации, и т. п .

В качестве примера рассмотрим ряд типовых задач в области политической психологии, реализуемых методами психосемантики .

–  –  –

Используя кластерный анализ и обрабатывая ту же самую матрицу данных, что и в факторном анализе, можно построить дендограммы или кластер-структуры, отражающие группировку партий, исходя из сходства их политических установок, и предсказать, таким образом, их возможные политические альянсы (рис. 2) .

Рис. 2 .

Пленарное заседание

Семантическое пространство имиджей партий2 В отличие от предыдущей задачи, где в роли респондентов выступают сами члены (как правило, лидеры) той или иной партии, являющиеся носителями идеологии данных партий, в роли респондентов для построения имиджей политических партий выступают рядовые избиратели, наблюдающие политику партий, так сказать, с «внешних позиций». В задачу респондентов (испытуемых) входит оценка списка партий по широкому диапазону шкал-дескрипторов (например, «партия имеет широкую поддержку у населения», «партия отражает интересы мелкого и среднего бизнеса», «партия пользуется поддержкой президента», «партия — носитель левой идеологии» и т. п.). При таком подходе оценка партий оказывается более субъективной (чем в первой задаче) и зависимой от политической пропаганды, средств массовой коммуникации, политической рекламы. В отличие от политически более однородных респондентов — членов партий, оценки партий населением («людьми улицы») более разнообразны, их дисперсия выше, поэтому представляется разумным для ряда специфических задач (например, для оценки образа партий различными социальными группами) строить семантические пространства имиджей для однородного контингента респондентов (рис. 3) .

Рис. 3 .

3. Оценка электоральной мощности политических партий3 Оценка степени поддержки населением той или иной партии осуществлялась с помощью процедуры проекции позиций избирателей на семантическое пространство партий. Каждый респондент отвечал на все те пункты опросника, на котоСм.: Петренко, Митина, 1997; Петренко, 2005 .

См.: Петренко, Митина, 1992, 1997 .

–  –  –

рые уже отвечали представители политических партий. Проведя, таким образом, своеобразную политдиагностику, можно найти координаты политической позиции данного субъекта в пространстве политических партий и определить, к какой партии он ближе по своим политическим установкам. Эта процедура, умноженная на число респондентов, дает своеобразное электоральное облако политических позиций населения, что, в свою очередь, позволяет увидеть, вокруг каких партий наиболее высока плотность избирателей, т. е. определить степень популярности каждой партии у населения. Используя детерминационный анализ (С.В. Чесноков, 1982), можно построить социально-демографический портрет избирателей данных партий. Как показали наши исследования (В.Ф. Петренко, О.В. Митина, 1994, 1997), электоральная плотность партий, определенная методами психосемантики, высоко коррелирует с непосредственными данными парламентских выборов .

На рис. 4 в качестве примера приводится двухмерный срез четырехмерного семантического пространства политических партий Казахстана 1992 года, где на пространство политических партий проецируется позиция казахского и русского населения .

Актуальный для политического состояния Казахстана в 1992 году первый фактор, задает оппозицию-конструкт: быть ли Казахстану национальным государством казахов, или же всех жителей его населяющих, а также взаимосвязанную с этим проблему интеграции с Россией. На рис. 4, а и б можно видеть различия в позициях казахского и русского населения и плотность скопления электората возле позиции той или иной политической партии соответственно4 .

а

Рис. 4. Двухмерный срез четырехмерного семантческого пространста, Казахстан (1992):

К — казахи, Р — русские Примечание к рисунку: жирной буквой К или Р обозначаются более пяти респондентов, занимающие сходные позиции .

Пленарное заседание б

–  –  –

4. Построение семантического пространства политических лидеров5 Это также является типовой задачей психосемантического подхода к политической психологии, позволяющей проводить исследование многомерного (в отличии от социологии) рейтинга политических и общественных деятелей. По результатам оценок по множеству шкал-дескрипторов тех или иных политических фигур проводятся факторный анализ или процедуры структурного моделирования и строится многомерное семантическое пространство. Позиции политиков задаются координатами внутри этого пространства, а их проекции на оси факторов характеризуют рейтинг политика по тому или иному качеству. На рис. 5 в качестве примера, приводится двухмерный срез семантического пространства политических лидеров .

Строя семантические пространства для тех или иных социальных групп населения, имеющих те или иные политические установки, мы, естественно, получаем другую, более специфицированную для различных социальных групп, картину (рис. 6) .

Петренко, Митина 1997, 2002; Петренко 2005, 2010 .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

–  –  –

Рис. 6 .

Пленарное заседание

5. Выделение типологии политического менталитета населения Типовое построение семантического (в нашем случае — политического) пространства подразумевает факторизацию (кластеризацию, применение метода многомерного шкалирования, структурного моделирования и т. п.) двухмерной матрицы данных. Полученное на основе групповых данных семантическое политическое пространство отражает позиции людей, стоящих на совершенно разных политических позициях. Построение таких общегрупповых пространств (на основе репрезентативных выборок), отражая настроения в обществе, позволяет осуществлять эвристический прогноз парламентских или президентских выборов, но с методологической точки зрения соответствует скорее «среднегрупповой температуре по больнице» .

Этот же методологический упрек может быть отнесен и к социальной процедуре оценки рейтинга политических лидеров, учитывающей мнение сторонников, но не позицию людей, отвергающих этих лидеров. Процедура семантического многомерного рейтинга (В.Ф. Петренко, 2002, 2003, 2005; В.Ф. Петренко, О.В. Митина, 2004) дает, на наш взгляд, более адекватную оценку рейтинга лидеров. Для широкого круга социально-психологических и социально-политологических исследований важно изучать не усредненное мнение населения, а политические идеи (идеологемы), политические конструкты, распространенные в обществе. Ставится задача построения политической типологии населения, выделения типов политической ментальности.

Для решения этой задачи мы обращаемся ко всей базе данных (а не к двухмерной матрице), образованной следующими тремя переменными:

шкалы-дескрипторы;

объекты анализа;

респонденты .

Такая база данных представляет собой куб (вернее, параллелепипед) данных, и для решения ряда задач с использованием многомерной статистики можно проводить сечение этого куба по разным основаниям: по испытуемым, по объектам, по шкалам (см. подробнее В.Ф. Петренко, 1997, 2005). Для решения этой же задачи построения типологии политического менталитета нами (В.Ф. Петренко, О.В. Митина, 1997) разработан алгоритм, где политическая позиция респондента представлена единой атрибутивной матрицей и последующая факторизация (по испытуемым) матрицы сходства матриц позволяет выделить группировки респондентов, имеющих сходные политические установки. Дальнейшее построение семантических пространств для политически однородных групп респондентов позволяет выделить когнитивную сложность политического сознания этих респондентов, а проведение содержательной интерпретации факторов — описать политические идеологемы и конструкты, присущие этим людям. Использование основанного на теории множеств детерминационного анализа (С.В. Чесноков, 1982; В.Ф. Петренко, О.В. Митина, 1997; В.Ф. Петренко, 2002) позволяет составить социально-демографический портрет респондентов (электората) — носителей того или иного политического менталитета .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

6. Анализ динамики политического менталитета Такой анализ необходим для предсказания развития политических процессов, происходящих в обществе, целенаправленного выбора «модели потребного будущего» (термин Н. Бернштейна) из сценарного веера возможных и осознанных действий по элиминации нежелательных сценариев развития. Тем не менее описание «живого движения», эволюции и развития системы — одна из наиболее сложных методологических проблем науки. Как полагает А. Бергсон, научные методы анализа динамических процессов способны дать только синхронические (фотографические, в терминах А. Бергсона) срезы процесса .

Для описания политической жизни общества методы психосемантики (как и любой лонгитюд в психологическом исследовании) позволяют получить серию синхронических срезов политического процесса (в нашем случае — в форме семантических подпространств), и встает вопрос, как от синхронических срезов перейти к описанию динамики. Проблема усложняется еще и тем, что со временем меняется не только менталитет, но и самое общество. Меняется политический контекст (дискурс), на передний план выступают новые проблемы, и, строя семантические пространства, релевантные времени, исследователь использует новые дескрипторы, а подчас вводит в исследование новых политических субъектов (государства, политические партии, политические персоналии) .

Задачу установления генетической взаимосвязи семантических пространств, отражающих менталитет общества в различные временные этапы, мы решаем, устанавливая коррекционно-факторные связи дескрипторов в предположении малой изменчивости идеологии партии (т. е. объектов) на достаточно малом интервале времени, а затем в объединенном пространстве дескрипторов описываем динамику самих объектов анализа с помощью аппарата разностных дифференциальных уравнений. Психосемантика нелинейных динамических процессов находится еще в стадии развития, и нами делаются попытки использования аппарата синергетики и теории диссипативных структур для описания динамики менталитета общества (см.: О.В. Митина, В.Ф. Петренко, 1996; В.Ф. Петренко, О.В. Митина, 1997, 2003;

Abraham, Mitina, Petrenko, 2000; Petrenko, Mitina, 1999, 2003) .

7. Анализ геополитических представлений населения Позволяет увидеть (и оценить) внешнюю политику государства глазами его граждан. Вместе с советской идеологией ушло в прошлое (но осталось у старшего поколения на уровне установок), деление стран мира на социалистические, капиталистические и развивающиеся («страны третьего мира»). Российское общественное сознание мучительно ищет свою новую геополитическую идентичность, свое место в содружестве государств (А.И. Солженицын, 1994). На смену идеологическому родству (подпитываемому многомиллиардными невозвратными займами и поставками оружия) пришли прагматические внешнеполитические отношения: согласно известному принципу Черчилля, «в политике нет постоянных друзей, а есть постоянные интересы». В этом контексте представляются интересными, а для поддержки внешнеполитического курса важными: анализ представлений населения Пленарное заседание о геополитической карте мира; анализ образов (имиджей) различных стран; оценка степени дружественности по отношению к России и ее гражданам со стороны правительств и граждан этих стран и, наконец, анализ автостереотипов, т. е. анализ образов России и ее населения в восприятии самих российских граждан .

В психологической науке проблеме этнических ауто- и гетеростереотипов посвящено огромное количество исследований фаворитизма и этноцентризма (Дробижева, Аклаев, Солдатова, 1996; М.М. Лебедева, 1997; Berry. 1990; Taifel, Turner, 1986;

Triandis, 1994). Значительно менее представлены (по крайней мере, на материале российского менталитета) исследования стереотипов восприятия стран-субъектов международной политики, так же как и исследования той системы категорий, через призму которой осуществляется восприятие и оценка этих стран. Эта задача решается путем построения семантических пространств (см. В.Ф. Петренко, О.В. Митина, Бердников, Кравцова, Осипова, 2000; В.Ф. Петренко, О.В. Митина, И.Н. Корицкий и др. 2009; В.Ф. Петренко, 2005; Petrenko, Mitina, 2003), где объектами оценок по множеству дескрипторов (характеризующих уровень развития экономики, культуры, политических свобод и демократических принципов, состояние вооруженных сил, религиозность общества и т. п.) выступают имиджи стран (их авто- и гетеро-стереотипы). Специфика психосемантической картографии геополитического пространства (мира, Европы, СНГ и т. п.) заключается в том, что путем наложения субъективных семантических пространств на географические карты мы получаем визуальные геополитические пространства. А раскрашивая эти карты в соответствии со степенью выраженности того или иного фактора, мы получаем визуально читаемый, целостный образ России в содружестве стран (по тем или иным экономическим и политическим аспектам), в частности карты толерантности, дружественности по отношению к России окружающих ее государств .

Литература Гозман Л.Я., Шестопал Е.Б. Политическая психология — Ростов н/Д. — 1996 .

Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. — М. — 1994 .

Дубов И.Г., Пантилеев С.Р. Восприятие личности политического деятеля. // Психологический журнал. — 1992. — № 6. — С. 25–33 .

Егорова Е.В. и др. Политиками не рождаются. Как стать и остаться эффективным политическим лидером. — М. — 1993 .

Лебедева М.М. Вам предстоят переговоры. — М. — 1993 .

Митина О.В., Петренко В.Ф. Синергетическая модель динамики политического сознания // Гуманитарная наука в России: соросские лауреаты. — М. — 1993 .

Митина О.В., Петренко В.Ф. Моделирование динамики общественного сознания // Ученые записки кафедры общей психологии МГУ им. Ломоносова. — М., 2002. — С. 236–257 .

Митина О.В., Петренко В.Ф. Использование систем дифференциальных уравнений малой размерности с нелинейной правой частью для изучения психологических процессов // Синергетика. По материалам круглого стола: Сложные системы:

идеи, проблемы, перспективы. Т. 5. — М. — 2003. — С. 276–290 .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза Митина О.В., Петренко В.Ф. Построение многомерного рейтинга политических лидеров // Моделирование в социально-политической сфере. — М. — 2004 .

С. 85–94 .

Ольшанский Д.В. Основы политической психологии. — М. — 2001 .

Назаретян А.П. Политическая психология: предмет, концептуальные основания, задачи. // Общественные науки и современность. — 1998. — № 1. — С. 154–162 .

Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М.: МГУ, 1988 .

Петренко В.Ф. Основы психосемантики. — С-Пб.: Питер, 2005 .

Петренко В.Ф., Митина О.В. Семантическое пространство политических партий // Психологический журнал. — 1991. — № 6. С. 55–77 .

Петренко В.Ф., Митина О.В., Шевчук И.В. Социально-политологическое исследование общественного сознания жителей Казахстана // Психологический журнал. — 1992. — № 1. С. 53–88 .

Петренко В.Ф., Митина О.В. Психосемантическое исследование политического менталитета (Россия 1991–1993) // Общественные науки и современность. — 1994. — № 6. — С. 42–54 .

Петренко В.Ф., Митина О.В. Динамика политического сознания как процесс самоорганизации // Общественные науки и современность. — 1995. — № 5. — С. 103–115 .

Петренко В.Ф., Митина О.В. Психосемантический анализ динамики качества жизни россиян // Психологический журнал. — 1995. — № 6. — С. 17–31 .

Петренко В.Ф. Психосемантический подход к исследованию индивидуального и общественного сознания // Перспективы развития гуманитарных наук в Московском университете. — М. — 1996. — С. 123–136 .

Петренко В.Ф., Митина О.В. Образ политической и экономической реформ в сознании Россиян // Общественные науки и современность. — М. — 1997. — № 4 .

Петренко В.Ф., Митина О.В. Психосемантический анализ динамики общественного сознания (на материале политического менталитета). — М. — 1997 .

Петренко В.Ф., Митина О.В. Отношение граждан России к реформа и типология политических установок // Психологический журнал. — 1997. — № 5. — С. 31–61 .

Петренко В.Ф. Психосемантика политического менталитета // Полiтична культура менталитета демократического суспiльства стан i перспективи в Украiнi. — Киiв. — 1998 .

Петренко В.Ф., Митина О.В., Бердников К.А. Психосемантический анализ геополитических представлений россиян // Психологический журнал. — 2000 .

№ 1. — С. 49–69 .

Петренко В.Ф., Митина О.В., Карицкий И.Н. и др. Образ России глазами росиян и иностранцев. — М.: Изд. Московского гум. университета, 2009 .

Петренко В.Ф. Язык метафоры в рейтинге политических лидеров // Социологический журнал. — 2002. — № 1. — С. 41–47 .

Петренко В.Ф. Метафора в многомерном рейтинге лидеров // Журналистика и культура Русской речи. — 2002. — № 1. — С. 98–107 .

Петренко В.Ф., Митина О.В. Нелинейная модель в исследовании психосемантики мотивации: синергетическая парадигма // Синергетические исследования в области гуманитарных и естественных наук. — Белгород. — 2003. — С. 291–314 .

Пленарное заседание Петренко В.Ф. Психология и политика: конструктивистская парадигма // Психология и современные направления в междисциплинарных исследованиях. — М. — 2003. — С. 378–390 .

Петренко В.Ф. Основы психосемантики: 2-е изд., доп. — М.-СПб. — 2005 .

Петренко В.Ф. Многомерное сознание: психосеманическая парадигма. — М. –2010 .

Чесноков С.В. Детерминационный анализ социально-экономических данных. — М. — 1982 .

Юрьев А.И. Введение в политическую психологию. — СПб. — 1992 .

Шмелев А.Г. Психология политического противостояния: тест социального мировоззрения // Психологический журнал. — 1992. — № 5. — С. 26–36 .

Abraham E.D., Mitina O., Petrenko V. Construction of System Dynamics from Multivariate Date // Nonlinear Dynamics in the Life and Social Sciences. / Eds. W. Sulis & I. Troimova. NATO Science Series. Series A: Life Sciences. Vol. 320. — IOS Press,

2000. P. 325–332 .

Abraham E.D., Mitina O., Petrenko V. Dynamical cognitive models of social issues in Russia // International Journal of Modern Physics Physics. Vol. 13. N 2. 2002 .

P. 229–251 .

Kelly G. A. he psychology of personal constructs. — N.-Y. — 1955 .

Kelly G. A. A theory of personality. he psychology of personal constructs. — N.-Y., 1963 .

Osgood Ch., Susi C., Tannenbaum P. he measurement of Meaning. — Urbana, 1957 .

Petrenko V., Mitina O., Braun he Semantic Space of Russian Political Parties on Federal and regional Level // Europe-Asia Studies. Vol. 47. N 5/ 1995, P. 835–857 Petrenko V., Mitina O. he Psychosemantic Approach to Political Psychology // States of Mind. American and Post-Soviet Perspectives on Contemporary Issues in Psychology / Ed. D. Halpern & A. Voicounsky. — N.-Y.: Oxford Univer. Press, 1997. P. 19–48 .

Petrenko V., Mitina O. Attitudes toward political perties // he Russian Transformation / Eds. B. Glad & E. Shiraev. — N. — Y.: St Martin’s Press, 1999. P. 179–198 .

Petrenko V., Mitina O. A Psyhosemantic Analysis of the Dynamic of Russian Life Quality (1917–1998) // European Psychologist. — 2001. Vol. 6. № 1. P. 1–14 .

Petrenko V., Mitina O. Russian’s Representations of Geopolitical Space // European Psychologist. — 2003. Vol. 8. № 4 .

Две ветви обществоведения:

натурфилософское и научное Кара-Мурза С.Г. (Москва) Преодоление системного кризиса и модернизация — необходимые (хотя и не достаточные) условия сохранения России как страны, политической, экономической и культурной целостности. Эта задача включает в себя обновление системы государственного управления, эффективность которого должна выйти на уровень современных вызовов .

Так как надежды на возникновение дееспособного гражданского общества не оправдались и достаточной организующей способностью ни политическая оппозиция, ни профессиональные ассоциации, ни бизнес не обладают, государственное управление остается единственным «скелетом», держащим страну .

Важная причина слабости государства и общества — ущербность той системы знания и умений, на которую опирается процесс выработки и принятия решений .

Мой тезис состоит в том, что эта ущербность вызвана прежде всего слабым развитием рациональной (прагматической, научной) компоненты обществоведения, преобладанием в нем идеологического пафоса и романтических (утопических) концепций. Из этого вытекают неадекватные, часто кардинально ошибочные представления об объекте управления — обществе и его подсистемах .

На излете СССР это было зафиксировано Ю.В. Андроповым: «Мы не знаем общества, в котором живем». Это было предвестье катастрофы. Власть обслуживала огромная армия гуманитариев: только научных работников в области исторических, экономических и философских наук в 1985 году было 163 тыс. человек. Гораздо больше таких специалистов работало в госаппарате, хозяйстве и социальной сфере .

Уже к 1988 году было очевидно, что доктрина перестройки включает в себя неприемлемые риски, но гуманитарная интеллигенция этого не видела .

Романтические или идеологизированные представления об обществе, которые закладывались в доктрины и планы трансформации жизнеустройства страны, вели ко все более глубоким срывам в управлении и в конце концов способствовали катастрофе 1990-х годов. Индустриальное общество не поддается верному описанию в рамках традиционного знания, ядро знания об обществе должно быть рациональным, научного типа .

Академик Г.В. Осипов уже в 50-е годы ХХ века пришел к выводу, что важнейшей задачей отечественного обществоведения станет переход от гуманитарнофилософского мышления к научно-социологическому. Только на основе знания научного типа возможно и предвидение хода общественных процессов, и конструирование социальных форм. Лишь в этом случае обществоведение становится участником разработки решений как технологии, а не реакции на изменение обстановки .

Сегодня эта задача стала несравненно более актуальной, чем полвека назад. Но ее решение — это настоящая интеллектуальная и мировоззренческая революция, которая требует большой научной программы. Здесь — корень и узел противоречий .

Пленарное заседание Это состояние исторически обусловлено. Представление о человеке, обществе и власти развивалось на протяжении всей жизни человечества с помощью разных способов познания, и никакой из видов полученного знания не был устранен .

В эпоху Возрождения важные позиции заняла натурфилософия. Она следовала холизму и была тесно связана с ценностями. А в ХVII веке произошла научная революция, давшая новое представление о мире и о человеке. Возник совершенно новый способ познания — наука. Она отошла от эссенциализма натурфилософии, т. е. от поиска сущности, таящейся в каждой вещи. Наука искала в каждом явлении общую закономерность, превращая конкретный предмет в модель. Отрицая холизм, она редуцировала явление до абстрактной элементарной сущности, и ее знание было автономно от ценностей .

Тогда же возникло новое, индустриальное общество, названное современным (обществом модерна). Возник новый человек, по своей культуре и самосознанию резко отличающийся от человека Средневековья. Возник современный Запад .

Прежние способы управления стали неадекватными новой социальной структуре и культуре. Появились массы людей, не включенных в общинные структуры, отвергающих прежние нормы и авторитеты. Главные угрозы стали порождаться самим обществом: и техносферой, и социальными или национальными конфликтами, и быстрыми сдвигами в массовом сознании .

Срочно требовалось знание об обществе, полученное с помощью новых методов познания. Само управление должно было стать технологией, основанной на знании научного типа. И уже в ходе Научной революции на Западе возник принципиально новый метод познания общества — научное обществоведение. Его основоположниками стали участники Научной революции. Они создавали научные, хорошо разработанные модели общества, ставшие инструментами познания и в то же время мощными средствами воздействия на общественное сознание и легитимацию общественного порядка .

Т. Гоббс разработал модель человека, нового общества и государства. Человек Гоббса — атом, свободный индивид, который находится в непрерывном движении .

На основе этой модели был развит — методологический индивидуализм, который и до сих пор применяется в западном обществоведении. Как инструмент познания модель Гоббса выполнила свои функции. Исходя из этой модели, Дж. Локк создал учение гражданском обществе. А. Смит, исходя из модели мироздания И. Ньютона, создал теорию рыночной экономики. Он буквально перенес ньютоновскую модель в сферу хозяйства .

Россия очень молода по сравнению и с Западом, и с Востоком. Писать обществоведческие трактаты и обсуждать их начали только в ХIХ веке. О крестьянах (90% населения) стали писать только после реформы 1861 года. Традиционное знание о государстве и общественной жизни, накапливалось так же, как и в других культурах, но не хватило времени соединить это знание с научным методом .

Образованная часть общества не успела совершить мировоззренческий переход, необходимый, чтобы создать научное обществоведение .

В целом обществоведение России вышло из классической русской литературы, а не из науки. Оно также было под влиянием немецкой романтической философии, а в советское время — под воздействием марксизма с его романтической компоГуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза нентой. Российское обществоведение пошло по пути натурфилософии. Можно сказать, оно было сначала разновидностью литературы и проникнуто сильным нравственным чувством, занимая пристрастную, даже радикальную позицию и выступая на стороне обездоленных. По своим методологическим установкам это обществоведение сразу утверждало «то, что должно быть», — декларировало нравственные идеалы и ценностные нормы6 .

Такое обществоведение не давало беспристрастного знания и не обладало жесткой системой познавательных норм, которые сплачивают научные сообщества. Это и сейчас остается общим явлением — и у правых, и у левых. Их тексты лишь отражают колебания общественного мнения интеллигенции. А инженерного знания, на котором и власть, и оппозиция могли бы строить свои политические и управленческие технологии, не было и нет .

В начале ХХ века государство и общество развивались при остром дефиците научного знания о самих себе, в управлении наблюдался отказ за отказом. У власти отсутствовали индикаторы, с помощью которых можно было бы следить за ходом общественных процессов. В результате допускались ошибки, которых, в принципе, можно было бы избежать. Так дело довели до революции — во многом из-за недостатка знания .

СССР продержался на «неявном» знании поколений, которые строили государство и хозяйство, вели войну и восстановление. С уходом этих поколений, которые не оставили формализованного знания (учебников), ошибочные представления об обществе, полученные в вузе, вели к срывам и в конце концов — к катастрофе .

После войны, во второй половине ХХ века, наличие обществоведения научного типа становилось условием выживания — без него уже было невозможно успешно управлять урбанизированным обществом .

В советское время реальность искажал методологический фильтр исторического материализма. В 1990-е годы истмат был «вывернут» в фундаментализм механистического неолиберализма — без смены методологических установок. Более того, «рыночный» детерминизм приобрел в неолиберальном обществоведении характер догмы (речь идет о доминирующей и официально признанной части обществоведения). В результате произошла деградация когнитивной структуры экспертного сообщества, которое «обслуживает» систему управления .

Возможно, стабилизация 2000–2008 годов смягчила регрессивные проявления дефектов когнитивной структуры, но это маскируется интенсивностью прорывов тех угроз, которые созрели за 20 лет. Ситуация осложняется одновременным исчерпанием потенциала стабилизирующих факторов, унаследованных от советской системы (таких как культура, квалификация и здоровье работников, ресурс техники и др.) .

Подчеркнем также, что государственное управление действует сейчас в чрезвычайно сложной обстановке тотальной аномии общества и населения, которая, Первым отечественным социологическим исследованием в России считают книгу Н. Флеровского (В.В. Берви) «Положение рабочего класса в России: наблюдения и исследования» (1869). К. Маркс пишет о ней Ф. Энгельсу: «Это самая значительная книга среди всех, появившихся после твоего труда о «Положении рабочего класса [в Англии]». Прекрасно изображена и семейная жизнь русского крестьянина — с чудовищным избиением насмерть жен, с водкой и любовницами». Н. Флеровский излагает свои ценностные предпочтения, давая характеристики «каждого народа» России .

Пленарное заседание в частности, выражается и в отходе от норм рационального мышления и коммуникации .

В заключение скажу, что привнесение научной методологии в гуманитарные науки сопряжено с большими трудностями .

Во-первых, научный метод требует отрешиться от ценностей и взглянуть на объект беспристрастно. Как это сделать, если ты любишь или ненавидишь объект?

Для этого выработаны непростые процедуры, им надо учить. Так врач обязан поставить достоверный диагноз, а не хороший, как бы он ни любил пациента. А разведчик должен добыть достоверное знание о противнике, а не стрелять в него .

Во-вторых, обществовед должен совместить рациональное знание с ценностями несоизмеримыми, и тут научные инструменты дают сбой, и в самом знании возникают зоны неопределенности .

Но это разрешимо в приемлемой степени .

Синтез гуманитарных и естественных наук при моделировании справедливого управления Цыганов В.В. (Москва) При моделировании управления нужно учитывать не только социальноэкономические, но и психофизиологические аспекты поведения человека. Ведь апеллируя к чувству справедливости, можно управлять эмоциями людей, а через них — обществом и государством. Эти аспекты широко исследуются при создании высоких гуманитарных технологий (ВГТ) в рамках VI технологического уклада (или VI цикла Кондратьева). ВГТ — это система методов, подходов и приемов, обеспечивающих согласование личных и общественных интересов для достижения стратегических целей развития при ограничениях глобального роста7. Уже сейчас такие ВГТ используются для совершенствования систем управления государством и обществом8 .

Для синтеза управления, учитывающего требования социальной справедливости (кратко — справедливого управления), необходима модель чувствующего человека как объекта управления. Ведь совокупность таких объектов образует социум. Иерархия управления им, состоящая из подобных объектов, образует субъект управления — государство. Поэтому, исследуя воздействия на модель чувствующего человека, как объекта управления, можно синтезировать оптимальные механизмы справедливого управления. С другой стороны, эффективно использовать «человеческий фактор» позволяют современные высокие технологии обследования, оценки и контроля состояния человека2. Данная работа посвящена разработке ВГТ справедливого управления на основе результатов комплексных Цыганов В.В. Адаптивные механизмы и высокие гуманитарные технологии. Теория гуманитарных систем. — М.: Академический проект, 2012. — 346 с .

Шульц В.Л., Цыганов В.В. Модернизация системы национальной безопасности. Модели и механизмы федеральной, региональной, муниципальной и корпоративной безопасности. — М.: Наука, 2010. — 216 с .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза исследований психологии и физиологии человека. В их основе лежит психофизиологическая модель homo scapience в условиях быстрых изменений .

1. Дальновидный гедонист Широко известна модель рационального «экономического человека», истоки которой восходят к А. Смиту и К. Марксу. Исходя из нее, в качестве модели человека в теории управления эволюцией социально-экономических систем в конце XX века традиционно рассматривался дальновидный элемент9. Это модель homo scapience — человека разумного, рационально использующего имеющиеся возможности для достижения текущих и перспективных целей. С начала XXI века в этой теории разрабатывалась и исследовалась модель человека, учитывающая его психологию, в частности положения З. Фрейда10 и К. Юнга11. В этой модели, названной «дальновидный ученик», рациональность сочеталась с иррациональностью12 .

Теория гласит, что чем более адекватна реальности модель, тем более эффективным может быть управление. Для построения более адекватной модели человека традиционная модель дальновидного элемента подверглась преобразованиям. Согласно учению о психологическом гедонизме, действия людей обусловлены стремлением получить удовольствие и избежать боли. Поэтому естественным шагом является построение модели человека чувствующего, сочетающего рациональное мышление с иррациональностью и эмоциональностью. Исследования в этой области привели к разработке модели дальновидного гедониста (ДГ), учитывающей не только рациональность и психологию, но и физиологию человека. При этом традиционная модель дальновидного элемента дополнена двумя сигнальными системами. Первая из них соотносится с реакцией вегетативной нервной системы (ВНС), вторая — с эмоциональной реакцией центральной нервной системы (ЦНС) .

Надстраивая их системой принятия рациональных решений, которая соотносится с разумом, получаем иерархическую структуру дальновидного гедониста .

Обозначим ut — вход, Yt и Nt — соответственно состояние и нормативное состояние (норма) ВНС, выходом которой являются ощущения; yt и nt — состояние и норма ЦНС, выходом которой являются эмоции ft; t — номер периода, t = 0, 1… Первичная реакция Yt на положительное воздействие st, подаваемое на вход ДГ в периоде t = 0, в виде положительных ощущений (+ощущений)13, имеет колоколообразный вид и характеризуется силой (амплитудой) и длительностью ощущений14 .

Вторичная когнитивная реакция ДГ на воздействие st имеет вид логистической кривой состояний t y t = Y .

= 0 Цыганов В.В. Адаптивные механизмы в отраслевом управлении. — М.: Наука, 1991. — 168 с .

Фрейд З. Введение в психоанализ. — М.: Наука, 1989. — 462 с .

Юнг К.Г. Психологические типы. — М.: Университетская книга, 1996. — 792 с .

Цыганов В.В., Бородин В.А., Шишкин Г.Б. Интеллектуальное предприятие: механизмы овладения капиталом и властью. Теория и практика управления эволюцией организации. — М.: Университетская книга, 2004. — 768 с .

Лурия А.Р. Лекции по общей психологии. — СПб.: Питер, 2006. — 320 с .

Вейн А.М., Данилов А.Б. Диагностическое значение вызванных кожных симпатических потенциалов // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. Т. 92. Вып. 5. — 1992. — С. 3–7 .

Пленарное заседание Активность психики личности выражается потребностью в определенном уровне (норме Nt) ощущений в каждом периоде времени. Эта норма зависит от прежних состояний (памяти), окружающей среды и др. Соответствующая вторичная когнитивная психическая норма ощущений ДГ t nt = N .

= 0 Положительные воздействия st вызывают +ощущения и формируют благоприятную стационарную обстановку (с-обстановку) для ДГ. Среду, объединяющую такие с-обстановки, будем называть благоприятной стационарной средой (с-средой) .

Бытие в с-обстановке определяет гедонистское сознание личности, стремящейся к удовольствиям .

2. Эмоции и смысл жизни Реакции человека на внешние воздействия и связанные с ними состояния выражаются в эмоциях. В соответствии с представлениями психофизиологии, эмоции играют роль критерия полезности, «универсальной валюты», определяя ценность соответствующего воздействия для человека. Положительные эмоции (+эмоции) отражают полезные воздействия на человека, отрицательные эмоции (-эмоции) — вредные15. Эмоции отражают оценку личности своего состояния в складывающейся или возможной обстановке, с учетом ее знаний и опыта16. Предполагается, что сила и знак эмоций ft в периоде t зависит от состояния и нормы ДГ17:

ft = F(nt,yt), причем F(nt,nt) = 0, F(nt,yt) 0 при yt nt, и F(nt,yt) 0 при yt nt, (1) где F(nt,yt) — эмоциональная функция. Если состояние в норме (yt = nt), то эмоции отсутствуют («ноль эмоций» — F(nt,nt) = 0). Если состояние превышает норму (yt nt), то эмоции положительны (F(nt,yt) 0), в противном случае (при yt nt) — отрицательны (F(nt,yt) 0). Эмоциональная функция (1) определяется методами экспериментальной психофизиологии18 .

Важное место в психоанализе З. Фрейд отводил инстинктам (установкам) жизни и смерти19. Инстинкт жизни связан с подсознательной надеждой на получение +эмоций в будущем. На основе этого инстинкта формируется осознанное представление о смысле жизни, связанное с неизбывной надеждой на будущие положительные эмоции .

Определение 1.

Будем говорить, что жизнь ДГ имеет смысл, если для любого периода t найдется будущий период T, в котором эмоции ДГ положительны:

t, T такое, что T t и F(nT,yT) 0. (2) Если (2) не выполняется, будем говорить, что смысл жизни отсутствует .

Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. — М.: Наука, 1984. — 489 c .

Рубинштейн С.Л. Принципы и пути развития психологии. — М.: Наука, 1959. — 467 с .

Цыганов В.В. Адаптивные механизмы и высокие гуманитарные технологии. Теория гуманитарных систем. — М.: Академический проект, 2012. — 346 с .

Данилова Н.Н. Психофизиология. — М.: Аспект-пресс, 1998. — 473 с .

Фрейд З. Введение в психоанализ. — М.: Наука, 1989. — 462 с .

–  –  –

Предположим, что общество и государство создали благоприятную стационарную обстановку для своих членов. Казалось бы, жизнь ДГ в такой обстановке связана с положительными эмоциями и имеет смысл по определению 1. Однако справедлива теорема 1: смысл жизни дальновидного гедониста в благоприятной стационарной обстановке отсутствует .

Доказательство этой и последующих теорем, следствий и утверждения проводится методами, описанными в монографии В.В. Цыганова20, и для краткости опущено (кроме теоремы 2). Содержательно бессмысленность жизни ДГ обусловлена отсутствием изменений, приводящих к новым удовольствиям в благоприятной обстановке. Теорема 1 формально отражает проблему застоя — противоречие между стремлением гедониста к удовольствиям в благоприятной стационарной среде и необходимостью перемен для предотвращения потери смысла жизни. По сути, эта проблема застоя связана с пресыщенностью гедониста безмятежной жизнью .

3. Стимулирование и оценка справедливости В соответствии с (1), эмоции ДГ зависят непосредственно от его состояния .

Рассмотрим теперь процесс формирования более сложных эмоций, связанных с определенными представлениями о справедливости. Именно эмоции могут зависеть от принятой процедуры стимулирования (поощрения или наказания) ДГ как функции его состояния. В этом случае эмоции ДГ определяет функционал, называемый функционалом справедливости .

Напомним, что результат деятельности ДГ характеризуется показателем состояния yt. Пусть полезный результат ДГ соответствует yt 0, а вредный — y t 0 .

Естественно считать справедливым, что добрые дела (yt 0) поощряются, а зло (yt 0) наказывается.

Рассмотрим, процедуру стимулирования — эталонную эмоциональную функцию, определяемую по аналогии с (1) (при nt = 0):

ayt, если yt 0 e( y t ) = (3), a 0, b 0, byt, если yt 0 отражающую принятые представления о справедливости, добре и зле. Действительно, согласно определения (3), полезные результаты (yt 0) оцениваются положительно (e (yt) 0), а вредные (yt 0) — отрицательно (e (yt) 0) .

Формально, справедливость фактического эмоционального стимула ft при состоянии yt определяется путем сопоставления ft с соответствующим значением эталонной функции (3) (рис. 1). Если эмоциональное поощрение ft за полезные результаты больше соответствующего значения эталонной функции (3) (т. е .

ft e(yt)), то оно считается справедливым (незаштрихованная область на рис. 1), в противном случае — несправедливым (заштрихованная область на рис. 1) .

Аналогично, если эмоциональное наказание ft за вредные результаты больше соответствующего значения эталонной функции (3) (ft e(yt)), то оно признается справедливым, в противном случае — несправедливым (см. рис. 1). По сути, проЦыганов В.В. Адаптивные механизмы и высокие гуманитарные технологии. Теория гуманитарных

–  –  –

3. Инфантилизм и чувство социальной несправедливости Декартова концепция дуализма на столетия утвердила в психологии адаптивную модель человека. Сущность этой модели заключается в принципе субъектности22:

человек, как субъект, проявляет свои способности благодаря объекту, заимствованию у него. Не личность задает способы существования объекту, а последний задает и определяет существование человека, его способности и возможности .

В этом проявляется инфантильность личности23. Эмоции инфантильной личности формируют внешние источники: окружающие люди, СМИ, Интернет и т. д .

–  –  –

Строго говоря, множество возможных функций справедливости порождает множество стандартов справедливости. Например, при двух разных функциях справедливости говорят о двойных стандартах и т. д .

Брушлинский А.В. Психология субъекта. — М.: Институт психологии РАН: Алетейя, 2003. — 345 с .

Журавлев А.Л. Социально-психологическая зрелость: попытка обосновать понятие / Феномен

–  –  –

Следовательно, yr 0, r =t, t+1,…. Но при yr 0 значения эталонной эмоциональной функции (3) положительны: e (yr) 0, r = t, t+1,…. Следовательно, fr e(yr), r = t, t+1,…. Учитывая это, а также yr 0, из (4) получаем С(e(yt),ft) = 0. Это означает, что стимулирование со стороны внешней среды (социума) представляется ДГ несправедливым, начиная с периода r = t, t+1,…. Таким образом, доказана теорема 2: при благоприятной стационарной обстановке, начиная с некоторого времени, инфантильный дальновидный гедонист постоянно испытывает чувство социальной несправедливости .

Положительные эмоции инфантильного ДГ, связанные с удовлетворенным желанием, со временем проходят: «нельзя дважды войти в одну и ту же реку»

(Гераклит). Поэтому удовлетворение желания инфантильного ДГ в неизменной обстановке ведет к утрате смысла жизни и чувству несправедливости. Это чувство субъекта переносится на негативное отношение к объекту, порождая недовольство им. Поэтому недовольство инфантильного гедониста-ученика24 под влиянием подрывной пропаганды может обращаться в агрессию против общества, государства, существующего порядка. Если общество состоит из инфантильных субъектов, остается только возглавить массовое недовольство против объекта (например, общества или государства). Следовательно, чтобы обеспечить стабильность, надо превращать инфантильных субъектов в зрелых .

4. Лестница желаний, креативность и зрелость Чтобы получать +эмоции, ДГ нужны перемены .

Определение 2. Будем говорить о регулярной смене обстановки, если для любого периода t найдется конечный последующий период t (t t), в котором на входе ДГ возникает положительное воздействие st .

Теорема 3. Для придания смысла жизни дальновидного гедониста в благоприятной стационарной среде необходимо и достаточно регулярно менять обстановку .

Регулярная смена обстановки содержательно инициирует внешние воздействия, приводя к получению новых +эмоций и приданию смысла жизни ДГ. Так теорема 3 теоретически обосновывает традиционный рецепт от ощущения несправедливости Цыганов В.В., Бородин В.А., Шишкин Г.Б. Интеллектуальное предприятие: механизмы овладения капиталом и властью. Теория и практика управления эволюцией организации. М.: Университетская книга, 2004. — 768 с .

Пленарное заседание и депрессии — смену обстановки. В социальной сфере она обосновывает вторую часть старого, как мир, девиза политиков: «Хлеба и зрелищ!» .

По теореме 3, для придания смысла жизни ДГ в с-среде, необходима регулярная смена обстановки. Это приводит к эмоциональному ряду — последовательности положительных и отрицательных эмоций («белых» и «черных» полос жизни) личности. Неограниченный эмоциональный ряд называется лестницей желаний (ЛЖ) .

Очевидно, что для реализации ЛЖ в с-среде необходимо и достаточно менять обстановку .

Теорема 4. Для придания смысла жизни дальновидного гедониста в благоприятной стационарной среде необходимо и достаточно реализовать лестницу его желаний .

Иными словами, реализуя ЛЖ, ДГ всегда может надеяться на +эмоции в будущем, и его жизнь приобретает смысл. Для этого ДГ достаточно последовательно шагать по «ступенькам» ЛЖ, регулярно меняя обстановку. Зрелый ДГ делает это самостоятельно, а инфантильный ДГ — по принципу субъектности (п. 2), т. е. проявляя свои способности благодаря внешнему объекту, заимствованию у него. Психология зрелости и инфантильности является объектом всестороннего изучения и используется в психолого-политических исследованиях25. При этом психологи опираются на принцип субъектности (п. 2). Инфантильный и зрелый тип личности можно трактовать в понятиях пассивности и креативности26. Это позволяет рассматривать зрелую личность как творца — прототипа креативного ДГ, а инфантильную личность — как пассивного ДГ .

Определение 3. Дальновидный гедонист, самостоятельно формирующий лестницу желаний путем смены обстановки, называется креативным ДГ (от англ .

create — создавать) и обозначается КДГ .

Следствие 1. Жизнь креативного дальновидного гедониста в благоприятной стационарной среде имеет смысл .

Согласно следствию 1, обеспечить +эмоции (и, соответственно, избежать — эмоций, в том числе связанных с чувством социальной несправедливости) в обществе, находящемся в с-среде, можно, превратив пассивных инфантильных гедонистов в творцов — КДГ. На это направлен прогрессизм — одно из направлений гедонизма, идеология стремления к развитию для удовлетворения постоянно растущих желаний27. Например, стремление к власти приводит к ЛЖ, связанных с неограниченным признанием. Прогрессизм активизирует креативность личности в социально-политической сфере, способствуя превращению пассивной личности в творческую. И наоборот, массовое превращение творцов в пассивных инфантильных личностей, согласно теореме 2, ведет к эмоциям и чувству социальной несправедливости .

Брушлинский А.В. Психология субъекта. — М.: Институт психологии РАН: Алетейя, 2003. —

345 с.; Журавлев А.Л. Социально-психологическая зрелость: попытка обосновать понятие / Феномен и категория зрелости в психологии. — М.: Институт психологии РАН, 2007. С. 206 .

Цыганов В.В. Адаптивные механизмы и высокие гуманитарные технологии. Теория гуманитарных систем. — М.: Академический проект, 2012. — 346 с .

Цыганов В.В., Бухарин С.Н. Информационный менеджмент. Словарь-справочник. — М.: Акаде

–  –  –

Предположим, что благоприятную стационарную обстановку формирует общество потребления. Повторяя формальные рассуждения, приведшие к теореме 2, при условиях (5) и (6), получаем следующий вывод .

Следствие 2. В обществе потребления, начиная с некоторого времени, инфантильный дальновидный гедонист неизменно испытывает чувство социальной несправедливости .

Человек постоянно нуждается в ощущениях, желает чего-то большего, поэтому его ожидания (нормы) растут. Согласно (1), эмоции ДГ положительны, если состояние yt выше нормы ожиданий nt («белая полоса»), и отрицательны, если состояние ниже нормы («черная полоса»). Даже из простой модели (5) — (6) очевидны последствия формирования системы стимулирования, в которой человеку задан предел роста состояния yt (например, материального потребления из-за глобальных ограничений ресурсов и экологии). У такого человека со временем состояние yt неизбежно окажется ниже растущей нормы nt и наступит «черная полоса» отрицательных эмоций, согласно (5) — (6) приводящая к чувству несправедливости, недовольству, депрессии и т. д .

Например, в обществе потребления, СМИ ориентируют человека на постоянно растущие «справедливые» нормы потребления, а его ценности связывают с деньгами .

По сути, реализуется технология зомбирования человека на рост материального потребления. Однако очевидные глобальные ограничения ресурсов и экологии не позволят беспредельно его наращивать. Более того, под влиянием глобальной конкуренции, это потребление будет снижаться в разных странах и регионах, приводя к массовым социальным протестам. Нечто подобное происходит, например, в южных странах Евросоюза, не выдерживающих глобальной конкуренции, в частности, в Греции. Эта Пленарное заседание проблема застоя порождает кризис идеологии общества потребления, при которой социальная справедливость увязана с возможностью потреблять все больше. Его члены, зомбированные идеологией неограниченного потребления, стали заложниками таких представлений о социальной справедливости, и почти единодушно отвергают любое снижение потребления. Эта идеология переживает жесточайший кризис, что видно по волнениям в США, Греции, Италии и других странах. Самое простое его решение — перейти от материальных ценностей общества потребления к традиционным нематериальным ценностям: духовным и коллективистским, к дружбе и любви .

Ведь в нематериальной сфере нет ограничений и можно регулярно улучшать свое состояние, превышая норму ожиданий и реализуя все новые «белые полосы» жизни .

Такая идеология духовного роста тесно связана с представлениями о социальной справедливости. Россия могла бы предложить такое решение, поскольку у нас сохранились духовные и коллективистские ценности, дружба, любовь. Это значительное преимущество в глобальной конкуренции, которым надо пользоваться. Простейший способ — информационное управление, использование СМИ. Необходимо вести пропаганду традиционных ценностей, а не роста потребления .

К сожалению, сейчас через СМИ и Интернет во всем мире внедряются западные стандарты образа жизни и потребления. Если продолжать зомбировать людей на увеличение потребления при глобальных пределах роста, то неизбежно возникает недовольство «несправедливым» ограничением потребления. Повсеместно создаются условия для роста преступности, волнений, революций и даже войн .

Представление о глобальной несправедливости способствует развитию международного терроризма в развивающихся странах. Раньше подобные проблемы сглаживали традиционные ценности, которые увязывают понятие справедливости не с накопительством и неограниченным потреблением, а с духовностью, коллективизмом, дружбой и любовью. Сейчас в США, например, все это просто утрачено .

Духовность сменил прагматизм, дружбу — использование другого человека для получения прибыли. Крупнейший американский психолог Э. Берн пишет: «Американское общество не поощряет любовь, потому что все, что о вас узнали во время близости, может быть использовано против вас». А в России духовность, коллективизм, дружба и любовь были, есть и будут. Значит, надо сохранять традиционные ценности, чтобы не оказаться в положении Запада. Если же мы будет внедрять их ценности, то получим тот же кризис идеологии .

Предположим, что Запад «не поступится ценностями». Тогда, используя военнополитическое, экономическое и информационное управление (в том числе ВГТ), глобальной олигархии придется увеличивать потребление в стране местоположения глобального центра капитала (сегодня это США) и в других странах «золотого миллиарда» за счет остальных стран, богатых ресурсами (таких, как Ирак, Ливия, Иран). Управление государствами с преимущественно традиционными системами ценностей и компрадорской элитой будет основано на тотальном контроле зарубежных счетов последней. А в отношении нелояльных государств с традиционными системами ценностей и патриотической элитой, не имеющих атомного оружия, оно будет основано на ведении войн и организации «цветных революций». Давление же на нелояльные государства с традиционными системами ценностей, имеющими атомное оружие, будет основано на ведении информационных войн .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза На практике замена материальных потребностей на духовные связана, в первую очередь, с изменением сознания социально активных граждан среднего класса .

Поскольку их повседневные потребности в основном удовлетворены, такая замена вполне естественна. Социально-справедливое государственное управление позволит сплотить общества с традиционными системами ценностей и патриотическими элитами перед лицом военно-политической, экономической и информационной агрессии Запада .

6. Социальная природа человека: желание признания и власти Социальная природа человека выражается в потребности признания другими людьми. Активный КДГ, чьи ценности связаны с общественным признанием (КДГ-общественник) или властью (КДГ-политик), может сам менять обстановку для построения ЛЖ. Предположим, что признание КДГ в периоде t характеризует число его сторонников yt. Поскольку это число конечно, то имеется объективное ограничение признания yз. Природа же КДГ такова, что его потребность в признании — амбиции nt — постоянно растет. До момента достижения пределов роста з это желание периодически удовлетворяется за счет признания все новыми людьми и соответствующих стимулов. При этом состояние yt периодически превышает амбиции nt, и тогда КДГ испытывает +эмоции. Ситуация меняется после достижения ограничения yз. Начиная с момента l, КДГ испытывает стойкие — эмоции .

Таким образом, объективно обусловленный застой противоречит субъективной эмоциональной потребности КДГ в расширении признания. Проблема застоя возникает в сфере общественного признания и власти. Для краткости будем называть ее проблемой политического застоя. У политически активных людей (при отсутствии самокритики) это вызывает чувство несправедливости .

Прообраз КДГ — влиятельный человек, желания которого связаны с общественным признанием или властью. Покажем, что КДГ-властолюбец, чье состояние yt определяется числом признающих его власть людей, склонен к чувству несправедливости. Действительно, источником власти является общество, число членов которого ограничено. Со временем неизбежно возникает разрыв между желаемым и действительным (yt nt) и стойкие — эмоции (F(nt,yt) 0). Властолюбец будет вечно недоволен, что ведет к возникновению чувства несправедливости. Еще хуже обстоит дело в случае, когда властолюбец определяет норму nt, исходя из показателей yt других правителей. Ведь среди них всегда найдутся более влиятельные или обладающие большей властью. В таком случае состояние властолюбца постоянно ниже желаемого уровня (yt nt), и согласно (2), возникают стойкие — эмоции (F(nt,yt) 0), которые могут привести к чувству несправедливости .

7. Политические ограничения и проблемы застоя Проблема политического застоя возникает из-за ограничений на общественное признание, деятельность и власть (кратко Ч политических ограничений) для активных, креативных граждан, которые сами могут менять социально-политическую обстановку и реализовать ЛЖ (следствие 1). Активные граждане обладают опредеПленарное заседание ленным потенциалом, позволяющим менять социальную обстановку для пассивных граждан. Поэтому следствием политических ограничений является невозможность улучшения активными гражданами социальной обстановки для пассивных граждан .

Последние же сами не могут менять обстановку. Поэтому следствием политических ограничений является стационарность социальной обстановки для пассивного гражданина. Но тогда, согласно теореме 1, жизнь пассивного дальновидного гражданинагедониста не имеет смысла. А поскольку, согласно принципу Парето, в обществе до 80% таких граждан, это приводит к проблеме социального застоя. Таким образом, проблема политического застоя, с которой сталкивается активное меньшинство, порождает проблему социального застоя, касающуюся уже всего общества. В этом случае можно говорить о проблеме социально-политического застоя .

Утверждение. Политические ограничения порождают проблему социальнополитического застоя .

По сути, такой застой возникает вследствие стационарности социальнополитической обстановки, в которой жизнь дальновидного гедониста не имеет смысла (теорема 1). Инфантильный ДГ, с его некритическим подходом к реальности, может посчитать социально-политический застой следствием социальной несправедливости (теорема 2, следствие 2). Его недовольство под влиянием подрывной пропаганды может обращаться в агрессию против общества и государства .

Нечто подобное происходило во время «цветных революций» под влиянием СМИ и НПО геополитических конкурентов, во время «арабской весны» с помощью агентов влияния — блогеров в Интернете и т. п .

8. Хаотическая демократизация и сепаратизм Для решения проблемы социально-политического застоя, надо устранить ее причины. Учитывая утверждение 1, такое решение связано с устранением политических ограничений, демократизацией. Тогда активный, креативный политик может сам менять обстановку, получая +эмоции и реализуя ЛЖ. Более того, имея влияние и власть, он может менять социально-политическую обстановку так, чтобы реализовать ЛЖ пассивных граждан (которые сами не в состоянии это сделать) .

В централизованной системе политические ограничения устанавливаются органом управления (Центром). Если эти ограничения действуют длительное время, возникает социально-политический застой. Инфантильный гедонист может винить Центр, а не искать объективные причины таких ограничений. Массовым недовольством таких гедонистов могут воспользовать противники Центра для его свержения .

Так, например, социально-политический застой считается одной из важнейших причин кризиса и распада СССР. Политические амбиции новых элит союзных республик росли. Национальные номенклатуры мечтали стать самостоятельными политическими субъектами, со всей полнотой власти, международным признанием и т. п. Для сохранения целостности СССР союзный Центр установил прямые политические ограничения для национальных элит союзных республик28. Действуя Например, вторым секретарем ЦК компартии союзной республики должен был быть представитель союзного Центра. Обладая необходимой властью, он контролировал деятельность местных СМИ, органов внутренних дел, государственной безопасности и т. д .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза длительное время, они способствовали росту недовольства национальных элит .

При этом наиболее активные их представители обвиняли союзный Центр в несправедливом ущемлении национальных интересов. Недовольство подогревали и геополитические противники СССР .

Чтобы сохранить СССР в этих условиях, необходимо было ослабить упомянутые политические ограничения, т. е. провести демократизацию. Теоретически, в условиях демократии формальные ограничения признания со стороны Центра минимальны. Поэтому люди склонны искать объективные причины недостаточного признания и власти и самостоятельно устранять их, а не винить во всем Центр .

Так демократия поддерживает как стремление человека к самоорганизации, так и стабильность Центра и политической системы в целом .

Однако ослабление указанных политических ограничений в СССР должно было бы проводиться мудро, твердо, последовательно и осторожно. Как и при адаптивном управлении, необходимо было критически оценивать последствия каждого шага демократизации, постепенно настраивая политическую систему так, чтобы сохранить СССР. Однако его руководство во главе с М.С. Горбачевым не проявило мудрости, а просто отказалось от вышеупомянутых политических ограничений. Неуправляемая демократизация привела к хаосу и сепаратизму. Воодушевленные успехом и поддержкой агентов влияния геополитических противников СССР националисты устремились к полной независимости. Обвиняя союзный Центр в несправедливости, они не разъясняли населению объективные причины трудностей. Геополитические противники, используя агентов влияния и подконтрольные СМИ, поддерживали эти обвинения в несправедливости, ослабляя позиции союзного Центра и готовя распад СССР. Усиление центробежных настроений национальных элит привело к подготовке нового Союзного договора о политической децентрализации. Попытка военного переворота только ускорила распад СССР .

Демократизация России и сепаратизм. Россия унаследовала проблему социально-политического застоя и социальной несправедливости от СССР. Чтобы ее разрешить, Б.Н. Ельцин продолжил децентрализацию политического управления Россией, предложив регионам: «Берите суверенитета столько, сколько сможете» .

Подобно М.С. Горбачеву, он не проявил мудрости, твердости, последовательности и осторожности, а просто отказался от политических ограничений. И новый виток неуправляемой демократизации вновь привел к хаосу и сепаратизму. Воодушевленные успехом и поддержкой все тех же геополитических противников сепаратисты всех мастей устремились к независимости, обвиняя Москву в несправедливости .

Геополитические противники, используя агентов влияния и подконтрольные СМИ, поддерживали эти обвинения в несправедливости и ослабляли позиции Центра, готовя распад России, подобно распаду СССР .

Чтобы остановить новый виток сепаратизма, угрожавший целостности России, Центр ввел политические ограничения, законодательно ограничив политические амбиции региональных элит. Законодательная реформа достигла своей цели — целостность России и управляемость повысились, центробежные настроения региональных элит ослабли. Однако со временем вновь возникла проблема социальнополитического застоя, вызывающая недовольство не только региональных элит, но и политически активных граждан. Пропаганда геополитических конкурентов Пленарное заседание (СМИ, неправительственных организаций и интернет-блогеров) стремится обратить это недовольство против общества и государства, как во время «цветных революций» и «арабской весны» .

9. Гибкая демократизация Основное противоречие социальной системы — между личными и общественными интересами. В политической сфере оно трансформируется в противоречие между стремлением социально активной личности к +эмоциям (и, следовательно, к переменам) и политическими ограничениями. Это противоречие может лишить ее жизнь смысла и привести к чувству несправедливости, недовольству, агрессии и др. В масштабах общества следствием этого противоречия могут быть волнения, сепаратизм и т. п .

Рассмотрим применение развиваемого подхода для решения проблем социальнополитического застоя и сепаратизма. Пусть признание КДГ-политика в периоде t характеризует число его сторонников yt. Согласно Утверждению, политические ограничения yз порождают проблему социально-политического застоя. Например, если политик выбирается Центром, то yз — наибольшее возможное число его сторонников в этом Центре29. Демократизация в подходящий момент з снимает эти ограничения yз, вызывая +эмоции. Например, при демократических выборах политика населением региона круг лиц, в признании которых он нуждается, резко расширяется, а их число yt увеличивается30. Желания политика (nt) периодически удовлетворяются за счет признания все новыми людьми и их группами. При этом состояние yt периодически превышает растущие амбиции nt, и политик испытывает +эмоции .

Ситуация меняется после достижения верхнего предела признания yс, обусловленного системными ограничениями. Например, превышение этого предела (yt yс) может быть связано с международным признанием, превращением региона в самостоятельный субъект международных отношений, нарушением конституции, сепаратизмом и т. п. Начиная с момента с достижения верхнего предела признания yс, политик-сепаратист испытывает стойкие — эмоции. Таким образом, объективно обусловленный застой в признании противоречит желанию политикасепаратиста. При некритическом подходе к реальности, он может считать такой застой в признании несправедливым. По сути, вновь возникает проблема застоя, которая порождает проблему сепаратизма. Инфантильность и пассивность населения могут привести к тому, что недовольство и агрессия сепаратистов обратятся на общество и государство, разрушая существующий порядок31. Чтобы сдержать Пример: назначение руководителей регионов из Центра. При этом политик, претендующий на пост руководителя региона, нуждается в признании ограниченного круга лиц, готовящих и принимающих решения (таких, как руководство правящей партии — КПСС в СССР, ответственные работники администрации и др.) .

Пример: прямые выборы руководителей населением регионов России до 2004 г. В этом случае величина yt характеризует популярность политика, например его рейтинг. (см. ниже) Примеры: «парад суверенитетов» союзных республик в процессе развала СССР, а также некоторых регионов России в 1990-х гг. в процессе реализации ельцинского лозунга: «Берите суверенитета столько, сколько сможете!» .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза рост и распространение сепаратистских настроений, обеспокоенное общество и государство могут усилить централизацию политической системы, вводя с момента с новые политические ограничения yн и одновременно разъясняя населению причины этого шага .

Политик может выбираться местными органами власти по представлению Центра. При этом круг лиц, в признании которых он нуждается, резко сужается, а их число yt уменьшается32. Тем не менее желание политика (nt) периодически удовлетворяется за счет признания все новыми людьми и их группами и соответствующих стимулов. Состояние yt периодически превышает растущие амбиции nt, и тогда политик испытывает +эмоции. При этом усиление централизации решает проблему сепаратизма. На этом завершается цикл эволюции политической системы, включающий этапы демократизации и централизации .

Однако, согласно Утверждению, новые политические ограничения yн рано или поздно порождают проблему социально-политического застоя. Поэтому в подходящий момент ограничения yн ослабляются. Наступает очередной этап демократизации. Пример — нынешняя реформа, предполагающая выборы руководителей субъектов РФ прямым голосованием их жителей. В этом случае величина yt характеризует популярность политика, например его рейтинг. В перспективе, однако, такая демократизация вновь чревата проблемой сепаратизма. Последняя вновь может быть решена путем централизации и т. д. Тем не менее очередной этап демократизации, связанный с проводимой реформой, позволяет более точно настроить политическую систему России (в частности, предел признания yн) .

Концепция гибкой демократизации включает снятие политических ограничений при недостаточной политической активности и их введение при угрозе целостности и безопасности государства. Она предполагает цикличную эволюцию политической системы, включающую этапы демократизации и централизации. Повторение таких циклов способствует оптимизации политической системы России (в частности, приближению к оптимальному пределу признания y*), разрешающей основное противоречие — между стремлением социально активной личности к переменам и связанным с ними +эмоциям и политическими ограничениями .

Политический маятник. Рассматриваемые циклы эволюции политической системы можно уподобить т.н. политическому маятнику, колеблющемуся между просвещенным централизмом и демократией на грани сепаратизма. Этап демократизации (ослабления политических ограничений) соответствует отклонению политического маятника вправо. Этап централизации (усиления политических ограничений) соответствует отклонению политического маятника влево. Этим циклическим колебаниям соответствуют циклы демократизации и централизации социально-политических отношений, а также циклы обособления (вплоть до сепаратизма) и объединения регионов .

Пример: выборы руководителей регионов местными законодательными собраниями по представлению Центра в России в 2004–2011гг. При этом политик, претендующий на пост руководителя региона, нуждается в признании лиц, готовящих и принимающих решения в Центре, а также членов местного законодательного собрания (в т.ч. представителей партии, победившей на выборах в законодательное собрание в этом регионе и получившей право представлять Президенту РФ кандидатуры на пост высшего должностного лица субъекта Федерации) .

Пленарное заседание Таким образом, решение проблем застоя и сепаратизма — циклическая демократизация, связанная со снятием ограничений при недостаточной политической активности и их введением при избыточной (вредной) политической активности (связанной с сепаратизмом, экстремизмом, фундаментализмом, терроризмом и т. п.). Демократизация позволяет активизировать граждан, т. е. решить проблему политического застоя. В свою очередь, политически активные граждане в процессе демократических выборов и после них (по пришествии во власть) сами меняют, улучшают обстановку для пассивных граждан, наполняя их жизнь смыслом, т. е. решают проблему социального застоя. По сути, циклическая демократизация решает проблему социально-политического застоя за счет самоорганизации общества .

С точки зрения теории, циклическая демократизация связана с настройкой субъекта управления — политической системы на объект управления — общество в условиях перемен. На Западе процесс такой настройки занял сотни лет. В России он продолжается двадцать лет. На решение проблемы политического застоя направлена новая избирательная система, включающая прямые выборы губернаторов .

При этом кандидаты и действующие политики будут стремиться к популярности, выявлять объективные причины трудностей, с которыми сталкивается население, и самостоятельно устранять их, а не винить во всем Центр. Так демократические механизмы поддерживают стремление политически активного гражданина принести пользу обществу .

Рассмотрим пути решения проблемы социально-политического застоя путем формирования чувства социальной справедливости. Один из них — упомянутая выше демократизация, начавшаяся в 2011 году. Другим решением проблемы застоя может быть замена ценностей — с властных на духовные. Согласно следствию 1, чтобы избежать ощущения несправедливости в благоприятной стационарной среде, достаточно превратить пассивного гедониста в креативного. Последний получает +эмоции, исполняя свои желания, и реализует ЛЖ, занимаясь любимым делом .

Поэтому, например, в СССР ставилась задача массового воспитания творческих людей .

В противоположность этому болонская реформа образования направлена на превращение творца в пассивного, инфантильного гедониста-потребителя. Ее адепт в России — бывший министр образования и науки А.А. Фурсенко — однажды высказался в том смысле, что постановка в СССР задачи массового воспитания творцов была ошибкой. В России, мол, надо воспитывать не творцов, а потребителей, умеющих пользоваться все более сложными товарами. Но массовое превращение творцов в пассивных инфантильных личностей, согласно теореме 2 и следствию 2, ведет к чувству социальной несправедливости. Поэтому болонская реформа образования, в понимании А.А. Фурсенко, ведет к массовой утрате смысла жизни и широким протестным настроениям, в частности, в молодежной среде .

10. Антикризисное социально-политическое управление и экстремизм Демократизация решает проблему социально-политического застоя, поддерживая инициативы политиков и самоорганизацию общества. Но чрезмерная концентрация власти в регионах может привести к проблеме сепаратизма. Антикризисное Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза социально-политическое управление направлено на решение периодически возникающих проблем социально-политического застоя и сепаратизма .

Циклы застоя и сепаратизма. Проблема застоя обостряет противоречия в централизованной политической системе. Проблема сепаратизма обостряет противоречия демократии. Поэтому обновление политических отношений при изменениях связано с чередованием централизованных политических систем, с присущими им адаптацией и координацией, и демократических систем, с присущей им самоорганизацией. Тем самым формируются циклы застоя и сепаратизма .

Политический маятник, отражающий приоритеты власти, ответственной за политическую стабильность, колеблется то вправо — к демократии («хаосу»), то влево — к централизму («порядку»). Устойчивость политической системы обеспечивается путем сдержек и противовесов в виде правой и левой оппозиции. Чем больше политический маятник отклоняется от равновесного состояния — центра (влево или вправо), тем большую часть общества это затрагивает и тем сильнее влияние оппозиции (правой или левой соответственно). Например, при избыточной централизации политической системы усиливается правая (демократическая) оппозиция. Идея демократизации охватывает все более широкие массы. Под ее влиянием движение политического маятника влево замедляется и прекращается .

Этот успех правой оппозиции приводит к триумфу демократизации, обусловленного неустойчивостью коллективного поведения33 .

Эффект триумфа обеспечивает движение вправо. Пользуясь неустойчивостью коллективного поведения, правые стремятся усилить это движение, пройти по инерции равновесное состояние общества (центр) и сдвинуть политический маятник экстремально вправо, пока левая оппозиция деморализована. Для поддержки правого движения широко используются «демократические» СМИ. При этом у правой оппозиции появляется шанс захватить власть. Особенно эффективна эта стратегия при поддержке со стороны глобальной олигархии34. Типовые механизмы дистанционного управления ею процессами демократизации и правого экстремизма — организации «цветных революций» рассмотрены в работе В.Л. Фролова35 .

Просвещенная элита должна обеспечивать устойчивость политической системы путем заблаговременного конструирования эффективных сдержек и противовесов политическому экстремизму .

11. Заключение и выводы Рассмотрены проблемы синтеза гуманитарных и естественных наук при моделировании стимулирования и управления, учитывающего чувство социальной справедливости. Для исследования путей их решения разработана психофизиологическая модель активного гражданина — дальновидного гедониста, ориентированного на рост потребления, общественное признание и власть. Показано, что Лурия А.Р. Лекции по общей психологии. СПб.: Питер, 2006. 320 с .

Цыганов В.В., Шульц В.Л. Олигархия: сущность, цикличность, модификации в условиях глобализации // Социологические исследования. — 2009. — № 2. — С. 2–19 .

Фролов В.Л. Демократия: дистанционное управление // Россия в глобальной политике. Т. 3. — 2005. — № 4 .

Пленарное заседание дальновидный гедонист нуждается в переменах, сопровождаемых новыми эмоциями. Креативный гедонист создает их сам, инфантильный же пассивно ждет. Без них смысл его жизни теряется, и даже в благоприятной стационарной обстановке возникает ощущение застоя и чувство социальной несправедливости. Поэтому для стабильности общества и государства надо превращать инфантильных субъектов в зрелых, креативных. А пока этого не произошло, во избежание волнений, необходимо предотвращать подрывную пропаганду .

Показано, что политического застоя и связанного с ним чувства социальной несправедливости активных граждан — дальновидных гедонистов — можно избежать с помощью демократизации общества. Однако хаотическая демократизация, сопровождаемая манипулированием чувством социальной справедливости у пассивной, инфантильной части населения, может привести к политическому экстремизму и сепаратизму. Поэтому устойчивая, гибкая демократизация включает введение политических ограничений при возникновении угрозы безопасности и целостности государства. Просвещенная элита обеспечивает устойчивость политикоэкономической системы управления, основанной на стремлении к социальной справедливости, путем конструирования эффективных сдержек и противовесов сепаратизму и экстремизму активных граждан, обладающих влиянием и властью .

Наука в структуре социальной технологии Касавин И.Т. (Москва) К истории понятия и проблемы Проблематика социальных технологий (СТ) — это не выдумка нечистоплотных пиарщиков, рекламщиков и политтехнологов. Идея СТ опирается на фундаментальные труды классиков мировой философии. Это социально-философские работы К. Поппера36, в которых он подверг критике историцизм и тоталитаризм и развил концепцию постепенной социальной инженерии. М. Фуко описывал технологии власти, секса и знания37, не всегда придерживаясь концептуальной строгости. Примерно в то же время работали О. Хелмер38 — автор концепции СТ, и Г.П. Щедровицкий, разработавший системомыследеятельностный подход и практику организационно-деятельностных игр39. Помимо этого можно упомянуть ряд значимых теоретических положений из области психологии развития, социологии труда и управления, лингвистики дискурса, менеджмента, которые вносят вклад в современную концептуализацию СТ .

Popper K. he Poverty of Historicism. — L., 1944 .

См., например: Фуко М. Воля к истине. По ту сторону знания, власти и сексуальности. — М., 1996 .

Helmer O., Brown B., Gordon h. Social Technology. — N-Y, 1966 .

Щедровицкий Г.П. Мышление. Понимание. Рефлексия. — М., 2005; его же. ОРУ (1): Оргуправленческое мышление: идеология, методология, технология. Курс лекций / Из архива Г.П. Щедровицкого .

Т. 4. — М., 2000 .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза К дефиниции Автор исходит из рабочей дефиниции СТ как коммуникационно-деятельностной формы проявления социального субъекта на уровне организационной, управленческой и социально-проектировочной деятельности, в аспекте социального конструирования знания и реальности, основанного на социальных и гуманитарных науках .

СТ рассматривается как интегральное понятие человеческой активности, континуум которой задается полюсами: «формируемое — стихийное», «труд — рекреация», «профессиональное — дилетантское», т. е. охватывает и профессиональную деятельность управления социальными процессами, группами и отдельными индивидами, и стихийную активность дилетантов в рамках свободного времени .

1. Субъект СТ: социальный институт — личность Общество представляет собой совокупность естественных ассоциаций людей (классов, наций, конфессий, сословий), искусственных образований (социальных институтов) и множества отдельных личностей. При этом различие естественного и искусственного не имеет абсолютного характера. Церкви, секты, профессии, кланы, сословия возникают и исчезают в ходе истории как стихийным, так и вполне целенаправленным образом. Однако применительно к СТ это различие имеет смысл, поскольку только в случае социальных институтов и отдельных личностей можно говорить о целенаправленной деятельности. Поэтому два существенно различных вида СТ образуют: СТ в рамках социальных институтов (организационные технологии) и СТ как практику отдельной личности (креативные технологии) .

Если технологии менеджмента (в широком смысле) достаточно хорошо известны применительно к политическим, экономическим, научным, религиозным и культурным институтам, то квалификация «креативных технологий» как специфических СТ еще не вошла в научный оборот, хотя для этого есть немало оснований. (Если оставить «однако», можно понять, что есть основания для того, чтобы НЕ вошла) Деятельность выдающихся писателей (масштаба В. Шекспира, Гете или Л. Толстого), создающих канонические тексты, не только закладывает основы литературного языка, канализирует определенные общественные настроения, формирует мировоззрение и тем самым побуждает людей к определенной деятельности.

(Перед «канализирует» или «Формирует» надо бы вставить «но и…», иначе предложение выглядит незаконченным) Возможности отдельной личности продемонстрировали:

Э. Золя применительно к делу Дрейфуса; Б. Рассел и А. Эйнштейн в борьбе против атомной бомбы; Р. Нейдер в защите прав американских потребителей против «Дженерал Моторс» и «Майкрософт»; А. Навальный в своих критических выступлениях против Транснефти, ВТБ и пр. Это люди, которых практикуемая ими СТ превратила из отдельных личностей в целый социальный институт .

2. Когнитивная база СТ: наука — вненаучное знание Различие профессиональных, целенаправленных и стихийно формирующихся СТ весьма важно, хотя и не имеет абсолютного значения, поскольку отличие социальной деятельности вообще от деятельности на основе СТ является исторически Пленарное заседание обусловленным. Выемка грунта с помощью кирки и лопаты еще в прошлом веке могла считаться технологией, но сегодня таковой является только использование специальных машин (экскаватора, бульдозера, траншеекопателя и пр.). Аналогично, особенность современных СТ состоит в том, что они в основном развиваются на основе использования методов и результатов социально-гуманитарных наук .

Однако науки данного типа еще не достигли той степени зрелости, которая характеризует точные и естественные науки. Поэтому в формировании когнитивной базы СТ продолжается конкуренция научных и вненаучных типов знания (мифа, магии, религии, ценностного сознания, искусства, повседневного опыта). В некотором смысле СТ вытекают из самой природы человека: его психосоматики, языка, когнитивных способностей, знания, убеждения, привычек и традиций .

Сегодня нет ясности в том, может ли данная конкуренция науки и вненаучного знания вообще когда-либо разрешиться окончательной победой первой из них .

Книгопечатание, возникнув свыше пяти столетий тому назад как синтез технических знаний, естественных и гуманитарных наук, по-прежнему остается одной из мощнейших СТ. Недаром, сознавая это обстоятельство, В.И. Ульянов (Ленин) в свое время заявил, что важнейшим из всех искусств для большевиков является кино .

Речь шла не об эстетических достоинствах кинематографа, а о его способности (до сих пор почти непревзойденной) влиять на массовое сознание. Формируемый с помощью СМИ образ политика (харизма) — типичный пример использования мифо-магических политтехнологий. Технологизацию (рационализацию) ценностного сознания представляет собой такой вид СТ, как социогуманитарная экспертиза .

3. Характер воздействия СТ:

применение методов — применение результатов Современная профессиональная деятельность в рамках СТ связана с социальными науками: психотерапевтическая помощь, социологические опросы, судебный процесс, практики языкового перевода, консультирования, менеджмента. Однако в России главным заказчиком СТ является государство, чему есть определенные исторические причины .

Еще Платон провозгласил идеал общественного устройства как «правление мудрых» и описал, каким образом знание «философами» биологической и социальной природы человека могло бы лечь в основу рационального способа социального управления. «Об уме правителя первым делом судят по тому, каких людей он к себе приближает», — утверждал Н. Макиавелли, имея в виду необходимую ученость советников. Во времена СССР строительство коммунизма декларировалось как практическое приложение марксистско-ленинской социальной науки — главной научной парадигмы. В современном государстве при подготовке и принятии политических решений, законодательных актов также широко используются результаты работы научно-исследовательских учреждений. В данном случае речь идет о том, что современная рациональная организация совместного социального действия должна с необходимостью учитывать знания, вырабатываемые социально-гуманитарными науками. Организационное действие по определению коммуникативно, поскольку призвано обеспечить соразмерность интересов, дискурсов и картин мира вовлеГуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза ченных субъектов, если их общение имеет добровольную основу. Рациональность действия в данном случае выражает то, что оно не стихийно, а базируется на знании и достижении баланса между проективностью и контекстуальностью. Способом использования знания в рамках СТ является коммуникативный дискурс, в котором участвуют специалисты-теоретики, специалисты-практики и представители широких групп населения, заинтересованных в результатах данных СТ .

К примеру, на разных стадиях развертывания электоральных СТ рабочая группа должна варьировать процент теоретиков, аналитиков, исследователей, с одной, стороны, и социальных проектировщиков, менеджеров, практиков — с другой .

Вероятно, количество специалистов первого типа преобладает в начальном периоде организации выборов, снижается к моменту голосования и вновь возрастает на этапе подведения итогов, их анализа, разъяснения и легитимации. Соответственно, происходит дрейф от фундаментальных исследований при обосновании самой цели выборов к прикладным исследованиям при проектировании конкретной электоральной технологии и, далее (по мере приближения даты выборов) — к практическим разработкам, чтобы дискурс вновь приобрел черты научного анализа к моменту вступления в должность новых народных избранников .

Социально-гуманитарные науки могут осуществлять социально-технологическое воздействие на социум в целом и на отдельных индивидов также благодаря практикуемым ими методам исследования. Исследовательские интервью, анкетирование или методы фокус-группы служат не только получению социологического знания, но оказывают существенное воздействие на осознание респондентом социальной ситуации. Методы психотерапии не только позволяют исследовать особенности психопатологии личностных расстройств, но и целенаправленно влиять на психическое состояние пациента. Этнографические исследования примитивных племен вносят существенные изменения в способы мышления аборигенов, представляя собой «мягкую» технологию приобщения к цивилизации. Экспедиции фольклористов не только дают информацию о народной культуре, но и являются способом активизации народного творчества .

4. Факты и ситуации СТ Вот некоторые примеры тех болевых точек, где использование СТ, с одной стороны, идет полным ходом, а с другой — нередко оставляет желать лучшего .

1. Государственный сектор (права человека и государственные институты):

«громкие дела» и роль в них СТ (дело Ходорковского, реформа милиции, катастрофа в Японии) .

2. Частный сектор (деятельность частных компаний, менеджмент): обсуждение банковских карт как средств платежа на высшем уровне (банковский бизнес, банковское право и СТ); инновационный бум (деятельность РОСНАНО, проект «Сколково», реформа РАН, Программа инновационной России) .

3. СТ и современная СМИ-фология «общества знания» (НБИК и их пропагандисты — М.В. Ковальчук, К.Г. Скрябин)

4. СТ как личностная реализация: Эмиль Золя, Ральф Нейдер и Алексей Навальный .

Пленарное заседание Нам представляется, что эмпирическую базу философского анализа СТ должны представлять результаты социологических, психологических, этнографических и лингвистических исследований видов взаимодействия социальных и индивидуальных субъектов в контексте соответствующих социальных институтов и более широкого окружения. На этой основе будет создана возможность рассмотрения интегральных типов СТ. Перечислим примеры таковых.

Это, во-первых, аналитические СТ, обеспечивающие понимание и оценку социальной реальности:

консультирование, экспертиза. Во-вторых, речь может идти о гомеостатических СТ, поддерживающих социальную стабильность: мониторинг, менеджмент. И, наконец, третьими, хотя и не последними, являются генеративные СТ, порождающие новую социальную реальность: обучение, социальное проектирование, социальное конструирование. Есть основания полагать, что введенные различия могут с достаточной полнотой задавать перечень релевантных фактов и ситуаций для эмпирического исследования СТ .

5. Условия технологизации деятельности СТ, как и технология любого вида, призвана перевести деятельность в регулярную форму, т. е. ее целью является, прежде всего, обеспечение максимального совпадения цели, средств и результата и, одновременно, достижение этого путем минимальной затраты сил и средств. Главные условия технологизации деятельности — это ряд ограничений. Во-первых, речь идет о внешнем (экологическом) ограничении деятельности (А), или пространственно-временнй локализации: она должна развертываться в минимально необходимом наборе локусов и в течение минимального времени. Во-вторых, необходимо внутреннее ограничение (B), или стандартизация деятельности, которая состоит в снижении ее структурного разнообразия, минимизации инструментов и приемов их использования для достижения минимального набора задач. Поскольку само выполнение этих двух условий всегда наталкивается на естественные ограничения, то, в-третьих, технологизация невозможна без приведения деятельности в композиционную форму (C), которая позволяет провести линию демаркации между технологизируемыми и нетехнологизируемыми процессами .

По мере исторического развития техники эти ограничения вели к специализации труда сначала по задачам, затем по используемым инструментам и, наконец, по способам работы с инструментами. Еще в первобытную эпоху выделялись целые деревни резчиков по дереву и кости, оружейных мастеров, ткачей, гончаров, кузнецов, производителей различной сельскохозяйственной продукции. В средние века специализация породила уже интегральную цеховую структуру производства, торговли и услуг. В это время была достигнута граница индивидуальной технологизации труда: срок ученичества, постоянно удлиняясь, фактически тормозил появление новых мастеров и, как следствие, развитие технологии. В изготовлении таких высокофункциональных и качественно определенных предметов, как оружие, музыкальные инструменты или часы, процесс специализации вел даже к детехнологизации труда, т. е. к увеличению доли индивидуального и далее нередуцируемого вклада мастера в конечный продукт. Максимальное выполнение первого Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза технологического ограничения А имело своим следствием невыполнимость второго (В) и третьего (C) ограничений. Оказывалось практически невозможно снизить структурное разнообразие деятельности и различить те ее фрагменты, которые можно описать в языке и транслировать другому для дальнейшей практики, и то, что является неотъемлемым от субъекта «ноу хау». Качество конечного продукта престало расти, а цена постоянно увеличивалась. «Технология умирает в мастере», — так можно охарактеризовать итог цехового периода эволюции техники, в котором еще не состоялось рождение технологии как таковой .

Выход из тупика дало развитие нововременного естествознания, в котором главная роль отводилась опыту. В нем реализовывались все три указанных ограничения при постепенном отказе от первого (А) и все более жестком соблюдении В и С. Из естественной истории — демонстрации удивительных феноменов природы — опыт превращался в эксперимент, т. е. доказательство неизменности ее законов. Воспроизводимость результатов в любой точке земного пространства и в любое время при сохранении основных условий стала базовым принципом эксперимента. Именно ориентация на экспериментальную установку как модель деятельности и лабораторию как модель ее условий обусловила переход к ручному мануфактурному и затем к машинному производству, в которых приоритет был отдан второму (В) и третьему (C) ограничениям. При этом минимизировался набор инструментов и навыков их использования (операций), а за счет отказа от производства наиболее сложных товаров нередуцируемый остаток субъективного мастерства утрачивал свою позитивную роль в достижении высокого качества продукта. Именно тогда произошло преобразование производственной практики в технологию, основанную вначале только на структуре, а затем и на содержании научного знания .

В дальнейшем развитие техники как приложения естественных наук привело к резкому росту массового функционального качества даже той продукции, которая долгое время считалась эксклюзивной (тех же скрипок или часов), а субъективное мастерство осталось условием эксклюзива, но уже на уровне декоративного оформления. К примеру, во второй половине XVIII века в России использовалась вполне стандартная технология литья пушек, ценность которых стала зависеть в первую очередь от их внешней отделки. В XIX веке дорогое оружие характеризовалось не столько своей функциональностью, сколько обильным использованием драгоценных металлов, инкрустации и гравировки. В наши дни корпус часов Cartier выполнен из золота и бриллиантов, но кварцевый механизм обеспечивает отнюдь не бльшую точность, чем у тех же Omega или Tissot .

Экскурс в область естественно-научных практик и технологий может быть полезен при анализе значительно менее изученного объекта — технологий социальных .

Мы будем исходить из предположения, что к СТ также должны быть применимы три указанных ограничения: А, В и С — на внешнее и внутреннее разнообразие и демаркация интерсубъективной технологии от индивидуального искусства. Отсюда второе допущение о том, что структура социального эксперимента в закрытой социальной системе может служить моделью СТ, а социально-гуманитарные науки позволяют дать конкретную интерпретацию элементам такой модели. Поскольку системы могут рассматриваться как закрытые только при определенных допущениПленарное заседание ях, то в технологиях вообще и в СТ, в частности, ведущую роль играет знание, на котором они строятся. Закрытость, или локализация системы, сама суть допущение, функция концептуального аппарата, т. е. продукт нашего знания. (ИЛИ: закрытость или локализация системы сами…) Если это знание приобретается стихийно, то возникающую на его основе деятельность мы будем называть социальной практикой, а если оно формируется на основе науки — социальной технологией .

Если не учитывать это ограничение, то возникает соблазн зачислить в разряд СТ танцы дождя, святое причастие, кровную месть, барщину с оброком, коррупцию, благотворительность, концерт поп-музыки, пытки и казни. Эти и ряд других распространенных социальных практик по форме напоминают СТ, поскольку оказывают эффективное воздействие на людей, программируют их сознание и деятельность. В чем же несовершенство подобных социальных практик, почему требуется их замена социальными технологиями?

Нужно оговориться с самого начала, что такая постановка вопроса чересчур наивна. Ни в одном обществе невозможно исключить из оборота все исторически сложившиеся стихийные способы деятельности и коммуникации, а формирование сознания, несмотря на все усилия специалистов, происходит в основном спонтанно и плохо поддается регуляции в своих основных параметрах. Достаточно несколько месяцев подержать человека на необитаемом острове, в тюрьме, на подводной лодке, чтобы с него слетела вся внешняя шелуха идеологии и рекламы и проявились его базовые способности, знания и навыки, восприимчивость к некоторым традиционным и неустранимым из практики способам социальной регуляции .

Поэтому можно говорить лишь о том, что СТ призваны дополнить, а не заменить собой традиции общественной жизни. На каком же основании возникает вопрос об их дополнении?

6. От социальной практики — к социальной технологии Прежде всего он обусловлен тем способом рациональности, который характеризует современную культуру. Это в основном научная рациональность, производная от системы образования, деятельности экспертов и разнообразных технологий производства товаров и услуг. Сегодня наука в той или иной форме программирует и тиражирует все расширяющийся набор социальных артефактов, и в этом одна из ключевых особенностей нашего времени. Естественно ожидать, что способы воспроизводства и изменения социальной реальности также должны впитывать достижения соответствующих наук, а именно тех, которые занимаются исследованием этой реальности и углубляют ее понимание. Ручной сбор чая отличается от уборки урожая специализированным чайным комбайном: в первом случае имеет место вид традиционной производственной практики, во втором — использование особой технологии. Аналогично, экономическая реформа в масштабах страны или маркетинговая стратегия фирмы все в меньшей мере базируются на интуитивных и спонтанных решениях. Социальные практики обнаруживают тенденцию трансформироваться в социальные технологии. В этих случаях заинтересованные субъекты, из каких бы целей или интересов они ни исходили, стремятся задействовать наличный потенциал научного знания, производимый соответствующими исслеГуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза довательскими и аналитическими центрами. Для принятия социально значимого решения нужны не просто советы опытных специалистов, опирающиеся на их сколь угодно эффективное неявное знание: все шире распространяется убеждение о необходимости использования явным образом артикулированных научных результатов и методов для решения проблем. Социологи, психологи, лингвисты, политологи, культурологи, религиоведы и прочие гуманитарии (включая даже философов!) привлекаются к обсуждению едва ли не всех социальных коллизий и ситуаций, требующих нестандартного разрешения. Менеджеры во всех областях деятельности обязаны задействовать полученные ими фрагменты социальногуманитарных знаний, чтобы квалифицированно обосновывать, контролировать и оценивать свои решения. Политтехнолог, организующий выборы; психотерапевт, помогающий невротику; блогер, создающий социальную сеть; министр, планирующий реформу своего ведомства, — все они все чаще опираются не просто на свой личный опыт или мнения экспертов, но на конкретные научные исследования. Случайно ли, в угоду просто времени или в силу причин более глубоких социально-гуманитарные науки становятся востребованы все чаще? Какого рода знание обнаруживает потенциал социального использования?

7. Прикладное социальное знание Использование науки применительно к общественным ситуациям и проблемам, конечно же, не случайно. Достаточно вспомнить, как возникали такие науки, как позитивная социология О. Конта или эмпирическая психология В. Вундта. Они были призваны удовлетворить социальный заказ в условиях секуляризации общественной жизни. Поскольку потенциал религии в деле трансформации общества и отдельного индивида демонстрировал неэффективность, нужно было находить иные средства, основанные на научном исследовании соответствующих объектов .

Однако вопрос о технологиях особого рода, аналогичных естественно-научным, еще не ставился. Важность различия фундаментального и прикладного знания о человеке и обществе не была осознана в должной мере. В частности, не учитывались ограничения А, В и С, о которых шла речь выше. Предполагалось также, что между научным знанием и его практическим применением нет никакого промежуточного звена, т. е. не придавалось никакого значения социальному эксперименту .

Также не осознавалась невозможность совершенно закрытой социальной системы и, соответственно, неизбежная включенность социального действия в контекст социального окружения .

Сегодня общепризнано, что социальные проекты обусловлены чрезвычайно большим количеством факторов, учет и/или элиминация которых весьма затруднительна. Более того, идея технологической реализации масштабного социального проекта в фиксированные сроки выглядит просто парадоксально. В первые месяцы 1941 года удалось осуществить глобальную эвакуацию производства вглубь страны, но людьми управляли страх, стресс и чувство долга, а не технологии. И напротив, в демократическом обществе и в мирное время нереально, к примеру, технологизировать реформу образования в масштабе страны без того, чтобы учесть специфику каждого учебного заведения. Аналогично невозможно превратить в технологию Пленарное заседание все индивидуальное искусство учителя, лишь отдельные элементы которого поддаются объективному описанию и включению в методические пособия .

Отсюда и локальность знания, непосредственно лежащего в основе СТ. Здесь нужны уже не абстрактные теории, а результаты конкретно-эмпирического исследования. Типичным примером такого рода знания является ситуационный анализ (case study) — форма прикладного исследования. Обычно различаются текстуальный (литературный) и полевой ситуационный анализ. В первом случае можно говорить о теоретическом прикладном исследовании, которое при всей множественности интерпретаций всякого достаточно лингвистически богатого текста все-таки имеет дело с таким культурным артефактом, который относительно неизменен во времени и манипуляции (чтение) с которым можно повторять сколь угодно долго. Во втором случае налицо постоянная возможность изменения параметров ситуации, поскольку наряду с текстами (как писаными, так и символическими) в нее вовлечены сознательные субъекты в ходе деятельности и коммуникации в условиях открытого окружения. Одновременно для полевого case study характерна практическая вовлеченность исследователя в социальные процессы. При этом он имеет возможность не только пассивно наблюдать, но и организовывать процесс наблюдения, создавая ситуации деятельности и коммуникации с заранее заданными свойствами. Уже на уровне case study, описывающего лабораторную или полевую ситуацию, мы имеем дело с социальным экспериментом особого рода, хотя он не связан с целенаправленным изменением наблюдаемой ситуации (побочные изменения могут быть, впрочем, не менее значимы). Социальный же эксперимент в точном смысле предполагает внесение изменений в сложившиеся отношения; контроль за влиянием изменений на деятельность и поведение личности и социальных групп; анализ и оценку результатов этого влияния40 .

Это эмпирическое исследование, существенно отличающееся от естественнонаучного эксперимента рядом параметров .

Во-первых, стены всякой социальной лаборатории прозрачны и подвижны, они не обеспечивают изоляции от окружения, поскольку социальные субъекты несут в себе прежний опыт и специфическую культуру. Нередко такие эксперименты даже предназначены для демонстрации и тиражирования (именно так следует оценивать телевизионные программы типа «Дом 2»). Если взять иные примеры, то предвыборные теледебаты призваны не столько выявить особенности политических программ, сколько убедить голосовать за ту или иную партию .

Во-вторых, планирование и предсказание результатов эксперимента сильно ограничены тем, что субъект — инициатор этих методологических процедур — является одновременно объектом целенаправленных действий других социальных субъектов, также включенных в данную ситуацию. К результатам социального наблюдения, прогнозирования и экспериментирования в полной мере оказывается Гласс Дж., Стэнли Дж. Статистические методы в педагогике и психологии / под общ. ред. Ю.П. Адлера. — М., 1976. Гл. 15–19; Готтсданкер Р. Основы психологического эксперимента. — М., 1982; Девятко И.Ф. Методы социологического исследования. — Екатеринбург, 1998. С. 57–75; Дружинин Н.К .

Выборочное наблюдение и эксперимент. — М., 1977; Стародубцев С. П. Оценочные исследования:

первое знакомство // Социологические исследования. — 1992. № 7. С. 60–62; Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. — М., 1987. Гл. 5 .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза применим принцип дополнительности Н. Бора. Исследователь не может одновременно фиксировать внимание, во-первых, на описываемом объекте, отличном от других (самом по себе) и, во-вторых, на объекте, связанном с иными объектами (т. е .

на условиях его существования). Описывать «объект сам по себе» можно только при условии его изоляции от контекста, а такая изоляция уже изменяет свойства объекта. Это же относится к описанию объекта с точки зрения воздействия на него условий существования — отсюда будет следовать совершенно иная картина. Поведение человека в обществе и на необитаемом острове будет существенно разным даже в аналогичных ситуациях .

В-третьих, набор подлежащих учету факторов, которые обусловливают ситуацию, превышает технические и экономические возможности экспериментатора .

Усилия по проведению эксперимента «в полном объеме» сопоставимы с обеспечением тех самых социальных изменений, возможность которых изучается в эксперименте .

Различия социального и естественно-научного эксперимента можно перечислять и далее41 — это лишь будет подчеркивать невозможность технологизации социального знания. Но, быть может, смысл технологизации применительно к обществу несколько иной? Нельзя ли в таком случае обратить кажущиеся недостатки социального эксперимента в достоинства? Например, отладив уникальную методику case studies и познакомив с ней наблюдаемый объект (группу или индивида), перевести наблюдаемый объект в статус наблюдателя — экспериментатора — проектировщика и побудить его тиражировать используемую методику? Напомним, что именно на это нацелены многочисленные психотренинги, психотерапевтические практики, в ходе которых будущий психотерапевт проходит курс личной и групповой психотерапии. Студенты-социологи первыми становятся респондентами социологических опросов. Нельзя стать хорошим офицером, начальником цеха или прорабом, если не отслужил рядовым солдатом или не поработал рабочим .

8. Трансформация эксперимента в технологию: от реформы образования к внешнеполитическим стратегиям Весьма репрезентативный пример касается реформы университетского образования в США в послевоенные годы и ее последствий для внешней политики. История начинается в стенах одного из наиболее престижных университетов США — Гарварда, а главным героем выступает Д.Б. Конант (J.B. Conant, 1893–1978) — химик, деятель образования и высокопоставленный государственный чиновник в одном лице. Наибольшую известность он завоевал на посту президента Гарварда, который он реформировал, придав ему характер научно-исследовательского центра. ОсновСм., например: Ельмеев В.Я., Овсянников В. Г. Прикладная социология: Очерки методологии. — СПб., 1994. Авторы в сущности признают социальный эксперимент видом социальной технологии, хотя и полагают, что это относится только к малым социальным группам. См. также: Кэмпбелл Д .

Модели экспериментов в социальной психологии и прикладных исследованиях. — М., 1980; Мешков А.А. Основные направления исследования инновации в американской социологии. // СОЦИС .

1996. № 5; Практикум по прикладной социологии / под ред. Н. И. Дряхлова, В. Я. Нечаева. — М., 1992; Пригожин А. И. Современная социология организаций. — М., 1995; Хагуров А.А. Социальный эксперимент. — Ростов-на-Дону, 1991 .

Пленарное заседание ной смысл реформы состоял в гуманитаризации образования, для чего Д. Конант разработал и читал курс истории науки42. В дальнейшем эта программа распространилась и на все высшее образование в США, а Д. Конант вместе с Р. Карнапом обеспечил ее целой серией философско-междисциплинарных исследований. Одной из последних книг этой серии стала «Структура научных революций» Т. Куна. Карьера Д. Конанта привела его в Германию в качестве верховного комиссара и затем посла США, где одним из важнейших направлений его работы стало реформирование образовательной системы43, что, в свою очередь, внесло существенный вклад в денацификацию. Опыт Д. Конанта как типичного социального технолога44 оказался востребован в эпоху холодной войны. Это была война двух информационных армий, основанных в свою очередь на двух разных образовательных системах .

Спутник запустили в СССР, но информационную войну выиграли США .

Холодная война и ее продолжение Задача и СССР, и США состояла в усилении влияния, в первую очередь, в третьем мире и странах социалистического лагеря. Инструментом такого влияния были не только СМИ, но и вовлечение иностранных студентов в свою систему образования.

Вкратце, отличие стратегий США и СССР состояло в следующем:

выбирались разные целевые группы, и использовались разные образовательные тактики. США нацелились на представителей действующей политической элиты, которые массово приглашались в Штаты на кратковременное обучение, ограниченное социально-гуманитарными дисциплинами. Можно сказать, что в основном их знакомили с американским образом жизни и мышления, внушали соответствующую идеологию. СССР ориентировалась в большей степени на выдвиженцев из компартий и рабочих, причем при условии их подходящего (рабоче-крестьянского) происхождения. Им предлагалось фундаментальное университетское образование, отчего и охват слушателей был значительно же. При этом значительная часть студентов училась на естественнонаучных и технических факультетах, которые были плохими проводниками советской идеологии. Итог можно назвать естественным .

До 80% бывших американских студентов заняли ведущие позиции в правительствах и парламентах стран Африки, Азии и Латинской Америки, в немалой степени это коснулось и стран народной демократии. Бывшие же советские студенты, как правило, не сделали большой политической или хозяйственной карьеры и только в редких случаях смены правящего режима приходили к власти. К концу 80-х годов ХХ века идеология социализма окончательно уступила идеологии капитализма на всем пространстве Восточной Европы и в большинстве стран третьего мира, не говоря уже о Западной Европе. Важно подчеркнуть, что не только и не столько экономическая модель социализма потерпела крах — у нее были очевидные возConant J.B. Modern Science and Modern Man. — N-Y.: Columbia University Press, 1952 .

Conant J.B. Education in a Divided World: The Function of The Public Schools in Our Unique

Society. — Cambridge, Ma: Harvard University Press, 1948; Conant J.B. he American High School Today:

A First Report to Interested Citizens. — N-Y.: McGraw-Hill, 1959; Conant J.B. he Education of American Teachers. — N-Y.: McGraw-Hil,. 1963 .

Conant J.B. My Several Lives: Memoirs of A Social Inventor. — N-Y.: Harper and Row, 1970 .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

можности для реформирования и развития, победа в холодной войне стала в большей степени результатом образовательных, идеологических и информационных технологий. Есть основания утверждать, что в их основе лежал не только опыт, политическая интуиция и интересы. Они создавали благодаря ряду влиятельных социально-гуманитарных теорий, доказавших свою прикладную эффективность .

В развитии социальных технологий, как мы неоднократно пытались показать, роль научного знания столь же велика, что и при построении промышленных (естественно-научных) технологий. Вообще всякое тиражирование экспериментальных результатов и методов для создания социальных технологий с необходимостью предполагает связующее звено — обобщение и теоретизацию. На пути социально-политической концептуализации опыта и способов управления обществом и корпорациями наиболее продвинулись англо-американские авторы. Они создали ряд соответствующих теорий, в дальнейшем положенных в основу современных технологий внутренней и внешней политики. Так, теорию строительства нации45 разрабатывали К. Дойч, А. Бенедикт, Р. Брубейкер, Ч. Тилли, Э. Геллнер и др. Теория элит46 создавалась еще в начале ХХ века усилиями В. Парето, а в последние десятилетия развивалась Р. Патнемом, Т. Даем и др. Авторами теорий этнических конфликтов47 являются Д. Горовиц, М. Глюкман, А. Лиджфарт, С. Вольф и др. С. Хантингтон, Р. Каплан, С. Бжезинский и др. создали различные концепции конфликта цивилизаций. Концептуальную новацию и связанную с ней теорию «мягкой силы»48 предложил Дж. Най, а затем ее подхватили многие исследователи. Создана, наконец, концепция информационных войн49 — одна из новейших разработок, оказавшая значительное влияние на международную политику. Все перечисленные теории были использованы при конструировании американских социальных технологий установления контроля за странами Восточной Европы, Азии, Африки и Латинской Америки. Сегодня можно констатировать, что Россия проиграла борьбу за свои традиционные сферы геополитического влияния. В этом проявляются теоретические и практические недостатки (это явилось следствием Deutsch K., Foltz W. (Eds.) Nationbuilding. — N — Y —.: Atherton, 1963; Charles Tilly (Ed.) he formation of national states in Europe. — Princeton: Princeton University Press, 1975; Anderson B. Imagined Communities. — London: Verso, 1994; Gellner E. Nations and Nationalism. — Oxford: Blackwell, 1990;

Brubaker R. Nationalism Reframed. Nationhood and the national question in the New Europe. — Cambridge:

Cambridge University Press, 1996 .

Pareto V. he Mind and Society [Trattato Di Sociologia Generale]. — Harcourt, Brace, 1935; Mills C. Wright. he Power Elite. — Oxford Press, 1956; Putnam R.D. he Comparative Study of Political Elites. — New Jersey: Prentice Hall, 1976; Dye h. Top-Down Policymaking. — N-Y. and London, 2001 .

Horowitz D.L. Ethnic Groups in Conlict. — Berkeley, CA: University of California Press, 1985; Horowitz D.L. Ethnic Conlict Management for Policymakers // Conlict and Peacemaking in Multiethnic Societies, ed. by J.V. Montville. — Lexington, MA: Lexington Books, 1990; Lijphart A. he Wave of Power sharing Democracy // he Architecture of Democracy: Constitutional Design, Conlict Management and Democracy, ed. by A. Reynolds. — Oxford: Oxford University Press, 2002; Wolf S. Disputed Territories: he Transnational Dynamics of Ethnic Conlict Settlement. — N-Y. and Oxford: Berghahn, 2003 .

Kroenig M., McAdam M., Weber S. Taking Sot Power Seriously // Comparative Strategy 29, no. 5 (November 2010): 412–431; Nye J. Bound To Lead: he Changing Nature of American Power. — Basic Books, 1990; Nye N. Sot Power: he Means to Succeed in World Politics. — N-Y.: Public Afairs, 2004 .

Waltz E. Information Warfare Principles and Operations. — Artech House, 1998; Arquilla J., Ronfeldt D .

Networks and Netwars: he Future of Terror, Crime, and Militancy. — RAND, 2001; Ventre D. Information Warfare. — Wiley — ISTE, 2009 .

Пленарное заседание теоретических и практических недостатков…) применяемых ею социальных технологий в области международного научно-технического сотрудничества, образования и подготовки кадров50. Именно США удалось наладить систему тиражирования экспериментальных ситуаций вовлечения представителей политических и научно-технических элит бывших социалистических и развивающихся стран в сферу своего культурного влияния. Это было сделано благодаря не столько большему объему финансовых средств, сколько более адекватным теоретическим основам используемых СТ .

Влияние социальной роли на поведение: агрессия и подчинение Интересный материал для анализа проблемы социального эксперимента и его трансформации в СТ дает сопоставление двух фактических ситуаций: Принстонского тюремного эксперимента (1971), проведенного американским психологом Ф. Зимбардо, и скандала в американской военной тюрьме в Абу Грейб (2004) 51 .

Психологический эксперимент в стенах одного из старейших и наиболее элитных американских университетов был призван изучить влияние навязанной социальной роли на поведение и проводился на добровольцах в условиях искусственно сконструированной тюрьмы, где часть испытуемых играла роль тюремщиков, а часть — заключенных. Результатом стало проявление немотивированной агрессии тюремщиков, которые стали пользоваться своим положением, а эксперимент грозил вырваться из-под контроля, что привело к его преждевременному завершению. Этот эксперимент принадлежит к классическому фонду социальнопсихологической науки, хотя его нередко упрекают в ненаучности и нарушении моральных норм. Гипотеза, которую должен был подтвердить эксперимент, состояла в том, что люди проявляют восприимчивость и покорность в условиях власти идеологии, поддержанной обществом и государством. Они демонстрируют склонность к когнитивному диссонансу и подпадают под власть авторитета. Их поведение в большей мере зависит от ситуации, а не от личностных качеств, т. е .

с помощью ситуации можно сконструировать поведение .

Через 33 года случилось событие, которое удивительным образом не только подтвердило выводы Принстонского эксперимента, но и позволило говорить, что он фактически оказался идеальной моделью реально существующих тюремных практик. С определенными допущениями можно отважиться и на более рискованное заключение — данный эксперимент послужил идеальной моделью тюремных технологий, направленных на создание психологически угнетающей атмосферы для заключенных в конкретном исправительном учреждении. Речь идет об известном скандале в тюрьме Абу Грейб (недалеко от Багдада), где американские военные издевались над заключенными-иранцами, стремясь добиться сведений по поводу Подробнее об этом см.: Цветкова Н.А. Cultural imperialism: международная образовательная политика США в годы «холодной войны». — СПб., 2006, и библиографию при ней .

Zimbardo, P.G. he Lucifer Efect: Understanding How Good People Turn Evil. — N-Y.: Random House,

2007. Заметим, что мы не имеем возможности всерьез анализировать аналогичные ситуации в нашем обществе по причине отсутствия не только подобных социальных экспериментов, но и такого рода открытости при обсуждении негативных социальных явлений .

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза местонахождения С. Хусейна и гипотетического ядерного оружия. Причем делалось это, согласно судебным показаниям тюремщиков, по заданию военной разведки, требовавшей сломить волю заключенных и обеспечить тем самым наиболее благоприятные условия допроса. Едва ли можно объяснить простой случайностью то обстоятельство, что Ф. Зимбардо был включен в команду юристов, обеспечивавших защиту тюремщиков на суде. Так или иначе, но он, получив доступ ко всем материалам дела, свидетельствует о существенных чертах сходства между экспериментальной и реальной ситуациями. А если ознакомиться с методичками ЦРУ по ведению допроса52, то можно проследить цепочку от психологических теорий и экспериментов к построению социальных технологий, далеко выходящих за пределы науки и всякой законной практики. Пытки, таким образом, при определенных условиях могут приобрести форму социальной технологии, концептуальные основы которой обнаруживаются в рискованных социальных экспериментах .

Итоги В построении СТ исходным пунктом является выбор теоретических концептуализаций и эмпирических данных, что позволяет построить гипотезу о природе некоторого социального феномена. Данная гипотеза может быть проверена с помощью социального эксперимента, который также позволяет ее скорректировать, если вообще имеется возможность ее сохранить. Однако уже на этой стадии собственно научного исследования выясняется, что систематическое описание социального эксперимента выступает как социальное проектирование, социальное конструирование. На этом этапе при помощи проектно-программного анализа определяются первые, пока еще случайные, и побочные результаты эксперимента, релевантные для решения социальных проблем, и тем самым выясняется возможность формулировки цели будущей СТ. Последующее обобщение схемы эксперимента по типу семейных сходств, экспертиза и коррекция позволяют ее тиражировать в более широком масштабе для социально-технологического применения. Постоянно сопровождающая СТ экспертиза и теоретический анализ результатов уточняют ее пространственно-временные координаты и содержательные параметры. Таким образом, СТ органически вырастает из научной деятельности, если на определенном этапе ставится вопрос о ее прикладных перспективах. Известны условия, при которых этот вопрос возникает закономерно. Так происходит, если процесс социального познания осуществляется в междисциплинарной коммуникации самих ученых, а также социальных практиков-управленцев, предпринимателей и политиков. Но это уже тема отдельного исследования .

Cohn G., hompson G., Matthews M. Torture was taught by CIA // Baltimore Sun. 27.01.1997 .

–  –  –

1. Введение Проблема модели является одной из старейших и актуальнейших в деятельности человека. Фактически вся научная и инженерная деятельность человечества направлена на моделирование, содержательное или формальное описание тех явлений, процессов и устройств, с которыми сталкиваются в той или иной области науки и техники. Модель необходима для исследования и познания с ее помощью закономерностей, присущих интересующему нас объекту, явлению или процессу, для оптимизации функционирования объектов и управления ими .

В последнее время для моделирования сложных плохоформализуемых систем (например, социальных, экономических, региональных и т. п.) используются когнитивные технологии. Когнитивность — способность думать, объяснять, обосновывать действия, идеи и гипотезы и представлять это лицу, принимающему решение (ЛПР). Известна знаменитая фраза Р. Декарта: «Cognate Ergo Sum» — «мыслю, следовательно, существую» .

Под когнитивными технологиями понимается широкий спектр технологий рационализации и формализации интеллектуальных систем создания и функционирования знаний, экспертизы, коммуникации и принятия решения .

Аналитическая сущность когнитивного подхода состоит в декомпозиции и редукции реальности (процесса, явления): выделении объекта из среды, выявлении причинно-следственных связей. Синтезирующая сущность подхода заключается в способности строить целое из частного, выделять системные закономерности, свойства и инварианты, синтезировать решения и сценарии (вариантов) развития исследуемой системы в условиях неопределенности. Методология когнитивного моделирования была сформулирована Р. Аксельродом в 1976 году53 .

2. Когнитивное моделирование Когнитивное моделирование часто является единственным подходом к исследованию слабоформализуемых систем .

Когнитивный подход при моделировании систем акцентирует внимание на процессах представления, хранения, обработки, интерпретации и производства знаний. Подход, с одной стороны, основан на идеях искусственного интеллекта, а с другой — дает новые направления для развития теории и практики систем искусственного интеллекта .

С учетом когнитивного подхода процесс моделирования можно представить в виде схемы, изображенной на рис. 1. Рассмотрим ее подробнее .

Axelrod R. he Structure of Decision: Cognitive Maps of Political Elites. Princeton: University Press,

–  –  –

Рис. 1. Схема процесса моделирования с учетом когнитивного подхода Когнитивная модель объекта формируется исследователем (индивидом) на основе его интересов, ценностей и особенностей восприятия. При этом исследователь стремится осветить конкретные свойства и особенности объекта, отсекая все второстепенное в целях получения компактного описания объекта. Примером когнитивных моделей могут служить когнитивные карты, которые дают возможность оценить работу контуров обратной связи и спрогнозировать результаты различных воздействий на объект .

Содержательная модель предназначена для получения новой дополнительной информации об объекте исследования, выявления взаимосвязей и закономерностей функционирования объекта.

Выделяют обычно три вида содержательных моделей:

описательные, объяснительные и прогностические .

Под концептуальной моделью обычно понимают содержательную модель, которая базируется на теоретических положениях определенной концепции, существующей в данной предметной области. Концептуальные модели имеют обычно достаточный уровень абстрактного описания (хотя и не являются формальными моделями) и подразделяются обычно на три больших класса: структурнофункциональные, причинно-следственные и логико-семантические. Например, те же когнитивные карты после визуализации становятся типичными представителями причинно-следственных моделей .

Под термином «формальные модели» ранее в основном понимались математические или физические модели, описанные на языке математики. В последнее время к формальным относят и модели, описанные в виде компьютерных программ и реализованные на вычислительной технике. Такие модели особенно активно используются при описании плохо — и слабоформализуемых систем, таких как социальные и экономические системы .

Следует отметить, что для этого класса систем решения принимаются на основе когнитивных моделей, при этом стремятся использовать весь возможный формализм описания исследуемой системы [1, 2, 3] .

Пленарное заседание

3. Простейшие типовые когнитивные инструменты ситуационного анализа и моделирования Многие элементы когнитивной технологии давно и успешно применяются экономистами и маркетологами при решении конкретных прикладных задач, связанных с позиционированием товаров и услуг, разработкой экономических стратегий субъектов предпринимательской деятельности и т. д. К таким элементам относятся механизмы PEST и SWOT анализа .

PEST-анализ (иногда обозначают как STEP) — это маркетинговый инструмент, предназначенный для выявления политических (Political), экономических (Economic), социальных (Social) и технологических (Technological) аспектов внешней среды, которые влияют на поведение исследуемого объекта (рис. 2). Политика изучается потому, что она регулирует власть, которая в свою очередь определяет среду компании и получение ключевых ресурсов для ее деятельности. Основная причина изучения экономики —создание картины распределения ресурсов на уровне государства, которая является важнейшим условием деятельности предприятия. Не менее важные потребительские предпочтения определяются с помощью социального компонента PEST-анализа. Последним фактором является технологический компонент. Целью его исследования принято считать выявление тенденций в технологическом развитии, которые зачастую являются причинами изменений и потерь рынка, а также появления новых продуктов .

Рис. 2. Схема PEST-анализа

Анализ выполняется по схеме фактор — предприятие. Результаты анализа оформляются в виде матрицы, подлежащим которой являются факторы макросреды, сказуемым — сила их влияния, оцениваемая в баллах, рангах и других единицах измерения. Результаты PEST-анализа позволяют оценить внешнюю экономическую ситуацию, складывающуюся в сфере производства и коммерческой деятельности .

PEST-анализ можно рассматривать как вариант системного анализа, так как факторы, относящиеся к перечисленным четырем аспектам, в общем случае тесно Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза взаимосвязаны и характеризуют различные иерархические уровни общества, как системы .

В этой системе есть детерминирующие связи, направленные с нижних уровней иерархии системы к верхним (наука и технология влияют на экономику и политику), а также обратные и межуровневые связи. Изменение любого из факторов через эту систему связей может влиять на все остальные .

Следующий элемент когнитивной технологии — ситуационный анализ проблем, SWOT-анализ. Все факторы, влияющие на проект, делятся на четыре категории: сильные стороны (strengths), слабые стороны (weaknesses), возможности (opportunities) и угрозы (threats). Метод включает в себя определение цели проекта и выявление внутренних и внешних факторов, способствующих ее достижению или осложняющих его, а также анализ сильных и слабых сторон развития исследуемого объекта в их взаимодействии с угрозами и возможностями и позволяет определить актуальные проблемные области, узкие места, шансы и опасности с учетом факторов внешней среды. Поскольку SWOT-анализ в общем виде не содержит экономических категорий, его можно применять к любым организациям, отдельным людям и странам для построения стратегий в самых различных областях деятельности .

На основании анализа различных возможных сочетаний сильных и слабых сторон с угрозами и возможностями формируется проблемное поле исследуемого объекта .

Классический SWOT — анализ предполагает определение сильных и слабых сторон в деятельности фирмы, потенциальных внешних угроз и благоприятных возможностей и их оценку в баллах относительно среднеотраслевых показателей или по отношению к данным стратегически важных конкурентов. Классическим представлением информации такого анализа является составление таблиц сильных сторон в деятельности фирмы (S), ее слабых сторон (W), потенциальных благоприятных возможностей (О) и внешних угроз (Т) (рис. 3) .

На пересечении SW с OT проставляется экспертная оценка их взаимного влияния в баллах. Итоговая сумма баллов по строкам и столбцам показывает приоритетность учета того или иного фактора при формировании стратегии .

Рис. 3. Итоговая матрица SWOT Пленарное заседание

По итогам SWOT-анализа составляется матрица стратегических мероприятий:

SO — мероприятия, которые необходимо провести, чтобы использовать сильные стороны для увеличения возможностей компании;

WO — мероприятия, которые необходимо провести, преодолевая слабые стороны и используя представленные возможности;

ST — мероприятия, которые используют сильные стороны организации для избежания угроз;

WT — мероприятия, которые минимизируют слабые стороны для избежания угроз .

Простота SWOT-анализа обманчива, его результаты сильно зависят от полноты и качества исходной информации. Для проведения SWOT-анализа требуются либо эксперты с очень глубоким пониманием текущего состояния и тенденций развития рынка, либо очень большой объем работы по сбору и анализу первичной информации для достижения этого понимания. Ошибки, допущенные при формировании таблицы (включение лишних факторов или потеря важных, некорректная оценка весовых коэффициентов и взаимного влияния), не могут быть выявлены в процессе дальнейшего анализа (кроме совсем явных) — они приведут к неверным выводам и ошибочным стратегическим решениям. Кроме того, интерпретация полученной модели, а следовательно, качество выводов и рекомендаций сильно зависят от квалификации экспертов, проводящих SWOT-анализ .

На рис. 4 показана схема выработки стратегии на основе SWOT-анализа .

Рис. 4. Схема выработки стратегии на основе SWOT-анализа

Когнитивное моделирование на основе проведенного ситуационного анализа позволяет подготовить альтернативные варианты решений по снижению степени риска в выделенных проблемных зонах, прогнозировать возможные события, которые могут тяжелее всего отразиться на положении моделируемого объекта .



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
Похожие работы:

«Содержание: 1. Отчет Председателя Совета обслуживания АА в России. _2 2. Информация по проведению Круглого стола в городе Костроме. 4 3. Отчет Комитета по Исправительным Учреждениям Совета по Общему Обслуживанию АА в России. 5 4. Отчет делегата Ирины С. (г. Владивосток). 8 5....»

«Powered by TCPDF (www.tcpdf.org) Федеральное агентство по туризму Российской Федерации Министерство курортов, туризма и олимпийского наследия Краснодарского края КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Межрегиональная общественная организация "Ассоциация выпускников геог...»

«МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ И ПРИКЛАДНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ==================================================== ПУБЛИКАЦИИ СОТРУДНИКОВ БИБЛИОГРАФИЯ (2008–2012 ГГ.) МОНОГРАФИИ, БРОШЮРЫ 1. Бунинская...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации  Федеральное государственное бюджетное   образовательное учреждение   высшего профессионального образования  ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ                  Университеты в образовательном   пространстве региона:  опыт, традиции...»

«"Сейфуллин оулары – 12: ылым жолындаы жастар-болашаты инновациялы леуеті" атты Республикалы ылыми-теориялы конференция материалдары = Материалы Республиканской научно-теоретической конференции "Сейфуллинские чтения-12: Молодежь в науке инновационный потенциал будущего. – 2016. – Т.1, ч.3...»

«НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ И ИННОВАЦИИ Сборник статей Международной научно практической конференции 25 июня 2016 г. Часть 4 Томск НИЦ АЭТЕРНА / МЦИИ ОМЕГА САЙНС УДК 001.1 ББК 60 Н 57 НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ И ИННОВАЦИИ: сборник статей Международной научно практической конференции (25 июня...»

«Информация о деятельности Частного учреждения социального обслуживания "Социальный центр – SOS Мурманск" Частное учреждение социального обслуживания "Социальный центр – SOS Мурманск" (далее ЧУСО Социальный центр – SOS Мурманск ) Штатная численность19,5 шт. ед. в ЧУСО ЦРСФУД (25,7 ед.в 2016) В 2017г. Социальный це...»

«Генеральный секретариат (ГС) Женева, 15 марта 2017 года CL-17/08 Осн.: – Администрациям Государств – Членов TSB/AM Союза – Членам Секторов, Ассоциированным членам и Академическим организациям Членам МСЭ, а также соответс...»

«4 Ь 14 -'^НАУЧНО-ИССЛЕДОВАГЕЛЬСКИП ИНСТИТУТ ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ ЧУВАШСКОЙ АССР ВОПРОСЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТРУДОВЫХ РЕСУРСОВ ЧУВАШСКОЙ АССР УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ Выпуск XXXVII ЧЕБОКСАРЫ 1967 СНИГА Д...»

«УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ ТЕРРИТОРИЙ: ТЕОРИЯ ТИС И ПРАКТИЧЕСКИЙ ОПЫТ Материалы Международной конференции Смоленск, Сен-Дье-де-Вож 26 июня 4 июля 2012 г. Смоленск СОДЕРЖАНИЕ стр. ГЕОИНФОРМАЦИОННО-...»

«ПРОГРАММА Международного туристского форума в Сочи SIFT 2016 под эгидой Администрации города Сочи 24 – 25 ноября 2016 года г. Сочи, Главный Медиацентр, Имеретинская низменность В программе Форума: • XXIII Международная туристская...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ: БИОТЕХНОЛОГОВ, МОЛЕКУЛЯРНЫХ БИОЛОГОВ И ВИРУСОЛОГОВ Сборник тезисов Новосибирск Наукоград Кольцово УДК 577.2:62.01:578+(001) ББК 28.07:30.16:28.4 М431 IV Международная конференция молодых ученых: биотехноМ431 логов, мол...»

«XXV юбилейная международная конференция РАРЧ "Репродуктивные технологии Российская Ассоциация сегодня и завтра" Репродукции Человека 9–12 cентября 2015, ОК "Дагомыс", г. Сочи, пос. Дагомыс СпОнСОРСКие пАКеты и ВАРиАнты уЧАСтия В ВыСтАВКе Российская Журнал Ко...»

«ВЕСТНИК МЕЖДУНАРОДНЫХ НАУЧНЫХ КОНФЕРЕНЦИЙ 5(9) / 2015 АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ: СВЕЖИЙ ВЗГЛЯД И НОВЫЕ ПОДХОДЫ Материалы III Международной научно-практической конференции 10 мая 2015 г. Сборник входит в РИНЦ Москва, Россия ВЕСТНИК МЕЖДУНАРОДНЫХ НАУЧНЫХ КОНФЕРЕНЦИЙ ПРИВОЛЖСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕ...»

«Научное издание Международная научно-практическая конференция АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ВИЧ-ИНФЕКЦИИ. ЖЕНЩИНЫ И ВИЧ Материалы конференции СПб.: Изд-во "Человек и его здоровье", 2017. – 386 с. Сборник материалов Конференции будет зарегистрирован в национальной информационно-аналитической системе РИНЦ (Российский индекс научного цитирован...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Пятигорский государственный лингвистический университет" Философские проблемы информационных технологий и киберпространства Электронный научный ж...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ имени А.И. ЕВДОКИМОВА Министерства здравоохранения РФ СТУДЕНЧЕСКОЕ НАУЧНОЕ ОБЩЕСТВО имени Л.И. ФАЛИНА 62 ИТОГОВАЯ СТУДЕНЧЕСКАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СНО МГМСУ Информа...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ПУТИ И ФОРМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОГО О...»

«КОНТАКТЫ И ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ Контактное лицо от Проекта 5-100 для спикеров и приглашенных экспертов, организаторов и модераторов сессий, а также по вопросам взаимодействия с QS: Руководитель направления экспе...»

«ФОНД РАЗВИТИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ КОНСОРЦИУМ ИННОВАЦИОННЫХ УНИВЕРСИТЕТОВ: Международный инновационный университет Московский инновационный университет СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАР...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" СОЦИАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И ЗАЩИТА ИНТЕРЕСОВ СЕМЬИ В УСЛОВИЯХ НОВОЙ ОБЩЕСТ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Алтайская государственная академия образования имени В.М. Шукшина" Государственный университет Сент-Клауда (Сент-Клауд, США) Ховдский государственный университет (Ховд, Монголи...»






 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.