WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

Pages:   || 2 | 3 |

««РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ ISSN 2303-9493 НАУЧНЫЕ ТРУДЫ Северо-Западного ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего образования

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА

И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ

ISSN 2303-9493

НАУЧНЫЕ ТРУДЫ

Северо-Западного института управления РАНХиГС Том 7 Выпуск 4(26) Периодическое научное издание Выходит пять раз в год Санкт-Петербург

РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ:

Шамахов В. А., председатель редсовета, д-р экон. наук

, действительный государственный советник Российской Федерации 1-го класса, директор СЗИУ — филиала РАНХиГС при Президенте РФ (Санкт-Петербург);

Китин Е. А., канд. юрид. наук, доцент, зам. директора СЗИУ — филиала РАНХиГС при Президенте РФ (Санкт-Петербург);

Косов Ю. В., д-р филос. наук, проф., зам. директора СЗИУ — филиала РАНХиГС при Президенте РФ (Санкт-Петербург);

Понеделков А. В., д-р полит. наук, проф., заслуженный деятель науки Российской Федерации, зав. кафедрой политологии и этнополитики Южно-Российского института — филиала РАНХиГС при Президенте РФ (Ростов-на-Дону)

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

Цыпляев С. А. — декан юридического факультета СЗИУ — филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (Санкт-Петербург);



Антонова Л. И. — заведующий кафедрой гражданского и трудового права СЗИУ — филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации (Санкт-Петербург);

Разуваев Н. В. — зам. декана юридического факультета СЗИУ — филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и трудового права (Санкт-Петербург);

Шубина О. Б. — кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и трудового права СЗИУ — филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (Санкт-Петербург);

Пирожкова Н. П. — кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и трудового права СЗИУ — филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (Санкт-Петербург);

Есенова В. П. — кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и трудового права СЗИУ — филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (Санкт-Петербург);

Ющенко Н. В. — кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и трудового права СЗИУ – филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (Санкт-Петербург);

Мась Л. В. — кандидат юридических наук, доцент, профессор кафедры гражданского и трудового права СЗИУ — филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (Санкт-Петербург) © Северо-Западный институт управления — филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, 2016 © Редколлегия периодического издания «Научные труды Северо-Западного института управления РАНХиГС» (сост.), 2016

В сборник вошли материалы международной научно-практической конференции:

«Актуальные проблемы защиты прав потребителей в Российской Федерации и Федеративной Республике Германии», проведенной 5 октября 2015 г. в Санкт-Петербурге Берлинской школой экономики и права совместно с СЗИУ РАНХиГС на юридическом факультете СЗИУ. Кроме того, включены материалы цикла научно-практических семинаров на тему: «Актуальные вопросы и проблемы обеспечения защиты прав потребителей», организованных в 2016 г. кафедрой гражданского и трудового права СЗИУ совместно с Санкт-Петербургским региональным отделением «Объединение потребителей России» .

На основе анализа действующего законодательства и судебной практики рассматриваются проблемы совершенствования правовых механизмов реализации прав потребителей в различных сферах. Особое внимание уделено соотношению Гражданского кодекса РФ и Закона РФ о защите прав потребителей, прежде всего применительно к ответственности производителя и продавца некачественных товаров. Специальному анализу подвергается судебная практика по делам о защите прав потребителей в сфере ЖКХ, оказания медицинских услуг, железнодорожной перевозки пассажиров и багажа, банковских услуг, предоставляемых потребителям в целом и пользователям банковских карт в особенности. Впервые анализируется практика судебного оспаривания нормативных правовых актов в сфере защиты прав потребителей .

Издание рассчитано на студентов, аспирантов, научно-педагогических работников, специалистов в области охраны прав потребителей, членов Общества защиты прав потребителей, всех лиц, интересующихся вопросами защиты прав потребителей .

Содержание

–  –  –

Кремлёва О. К.

Защита прав потребителей на рынке банковских услуг......................................................... 149 Кузбагарова Е. В., Кузбагаров М. Н. Анализ судебной практики по делам о защите прав потребителей в сфере кредитно-расчетных обязательств................................................... 155 Левитанус Б. А., Филановский Е. Л. Техническое регулирование как средство обеспечения безопасности жизни, здоровья, имущества потребителей.................................................. 163 Мась Л. В. Защита прав потребителей медицинских услуг............ 167 Мирочник С. О. Актуальные проблемы правоприменительной практики Закона РФ «О защите прав потребителей» во взаимосвязи с другими законами в сфере защиты прав потребителей............. 180 Пирожков И. А. Развитие национальной системы защиты прав потребителей сквозь призму Руководящих принципов ООН......... 185 Пирожкова Н. П. Общественный контроль в сфере защиты прав потребителей.................................................. 192 Плоцкая О. А.

Обычно-правовые особенности защиты прав потребителя при продаже товаров у пермских народов:

ретроспективный взгляд........................................ 199 Ускачева И. Б. Процессуальные проблемы защиты прав потребителей.. 205 Харченко Э. Ю. Правовая оценка эффективности общественного контроля за качеством пищевой продукции........................ 210 Шакунова Н. Е. О совершенствовании правового регулирования защиты прав потребителей при неправомерном использовании товарного знака................................................ 214 Шубина О. Б. Правовые последствия продажи потребителю товаров с недостатками......................................... 218 Ющенко Н. В. Оспаривание в суде нормативных правовых актов в сфере оказания гражданам транспортных услуг................... 225 Аннотированный список статей.................................... 247 Информация об авторах......................................... 265 Уважаемые участники конференции!

Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» является одним из самых применяемых российских законов. Он позволяет осуществлять эффективную правовую защиту потребителей от недобросовестных продавцов, исполнителей и производителей. Кроме того, правовое регулирование защиты прав потребителей позволяет в современных экономических условиях эффективно и оперативно обеспечивать решение различных вопросов предпринимательского права и развивать конкуренцию .

Применение законодательства о защите прав потребителей не только показало его действенность, но и выявило пробелы, дискуссионные вопросы, которые требуют решения. В связи с этим представляется необходимым изучение проблем применения Закона «О защите прав потребителей», а также определение направлений его реформирования .

Данной теме посвящено плодотворное сотрудничество юридического факультета СЗИУ РАНХиГС и Берлинской школы экономики и права .

Результатом сотрудничества стало проведение конференции «Защита прав потребителей в России и Германии» на юридическом факультете СЗИУ, цикла семинаров «Актуальные вопросы и проблемы обеспечения защиты прав потребителей» на юридическом факультете СЗИУ совместно с Санкт-Петербургским региональным отделением «Объединение потребителей России», публикации в научных трудах Северо-Западного института управления .

Все это направлено на повышение уровня правовой грамотности населения, углубление представлений потребителей о своих правах, активизацию деятельности по их защите .

Желаю участникам конференции плодотворной дискуссии, способной внести вклад в исследование вопросов, имеющих не только научный, но и практический интерес .

С. А. Цыпляев, декан юридического факультета СЗИУ РАНХиГС Уважаемые участники конференции!

Защита прав потребителей — это проблема, которая касается всех без исключения жителей. За несколько прошедших лет в этой сфере произошли серьезные изменения .

В Санкт-Петербурге активно работает Комитет по развитию предпринимательства и потребительского рынка, для которого тема защиты прав потребителей является одной из основных .

Реальное улучшение деятельности в сфере защиты прав потребителей невозможно без использования современных информационных технологий. Прошло время, когда можно было ограничиваться «горячими линиями», частными консультациями и ответами на письменные обращения .

В последнее время работа в этом направлении заметно активизировалась. Появился городской государственный портал «Наш Санкт-Петербург», который позволил заметно сократить сроки рассмотрения обращений .

Большой популярностью у петербуржцев пользуется портал «ЖКХ» .

Санкт-Петербургским информационно-аналитическим центром при взаимодействии со специалистами Комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка проведена модернизация портала «Защита прав потребителей» .

Особое место в сфере защиты прав потребителей занимают органы местного самоуправления. Мне неоднократно приходилось ставить вопрос о необходимости поддержки их деятельности в этой сфере. Важно, чтобы эти усилия были продолжены, и я очень надеюсь, что удастся сдвинуть эту тему с мертвой точки .

Следует продолжить усилия по расширению форм участия общественных объединений потребителей в сфере защиты прав потребителей с поддержкой их деятельности со стороны исполнительных органов власти .

Все эти вопросы должны войти в качестве составных частей в городскую программу по защите прав потребителей .

Несомненный интерес для нас представляет опыт зарубежных стран по правовому обеспечению защиты прав потребителей, прежде всего Федеративной Республики Германии. Изучение этого опыта позволит нам шире посмотреть на возможности государственного воздействия на производителей, продавцов некачественных товаров и услуг и будет способствовать повышению уровня правовой защиты потребителей. С учетом 8 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) федеративного устройства Германии этот опыт для нас особенно важен в плане оптимизации сочетания федерального и регионального компонентов .

В России сейчас на федеральном уровне прорабатываются предложения о расширении полномочий субъектов РФ в сфере защиты прав потребителей. В первую очередь это касается Москвы и Санкт-Петербурга .

Если такое решение будет принято, а я очень на это надеюсь, то Законодательному собранию Санкт-Петербурга, при участии Комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка и общественных объединений потребителей, придется активно заняться подготовкой нормативно-правовых актов по регулированию этой сферы в нашем городе .

Хочу пожелать участникам конференции успешной работы по обеспечению правовой защиты потребителей .

А. И. Кущак, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга D. Busch Systematics Classification of the German Consumer Protection Law Introduction. Consumers1 are natural persons, i. e. people have to live their private life autonomously — hence responsible for themselves.2 Since centuries the daily life of the people has changed by social and economic progress and breaks. Note however, that the individual more and more moved into the center of the right and the consumer protection law as a separate area of the law in Germany has now been firmly established3. In politics the protection of the interests of the consumer has arrived for long. It is so important nowadays that federal and state ministries and country-administrations show the protection of consumer in their titles.4 Development of the basic rights of consumers. In Germany, the consumer protection has a long tradition. Probably the oldest consumer protection law is the German purity law for beer. In the year 2016, the Germans celebrate the 500 anniversary of German Purity Law. It goes back to the duke Wilhelm IV of Bavaria. Until 1516 the beer could contain all possible ingredients such as soot, chalk5 and ox gall for the fermentation process and for example nightshades for increasing the effect of alcohol. The consumption of beer could so cause serious health damage or has even led to the death of beer drinkers. The German Purity Law of 1516 prevented this because henceforth only hops, barley and water (later also yeast) was allowed being included in beer.6 The selected male form in the language includes an adequate female form on an equal footing .

The German law contains in Section 13 of the German Civil Code (GCC) a legal definition of the term “consumer”. It is due to the implementation of European law and has been updated. Section 13 GCC Consumer: A consumer means every natural person who enters into a legal transaction for purposes that are predominantly outside his trade, business or profession. The GCCGCC is available in German and English at https:// www.gesetze-im-internet.de/bgb/ [23. June 2016] The Author is Co-Editor of the magazine “Consumers and Law” (Verbraucher und Recht), Nomos Verlag (http://www.vur.nomos.de [23. June 2016]), the consumer protection law in its width .

For example, the Federal Ministry of Justice and for consumer protection = Federal Ministry of Justice and Consumer Protection (http://www.bmjv.de/EN/Home/ home_node.html [23. June 2016]) .

See the history of consumer protection, consumer center of Lower Saxony, available online at https://www.verbraucherzentrale-niedersachsen.de/link1801281A (23. June 2013) To drink water was then also very dangerous to life, while beers germ-free and was therefore drunk much in Bavaria. Kohte, Peter, Auf Schaum gebaut, Sddeutsche Zeitung, 19./20. September 2015, No. 216, p. 16 .

10 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) After the Second World War beer and cars were meant to be secure so that the consumer protection law reached the top of the topics of society, due to the rapid pace of technical development. The modern consumer protection law could be traced back to the president of the United States of America, John

F. Kennedy. He formulated in the year 1962 the 4 basic rights of consumers:

The safety of the products, Information for the consumer from the side of the company, Freedom of choice for consumers, Hearing / representation of the interests of the consumer.7 The United Nations 1985 added to these 4 basic rights of the consumer 4 more (United Nations guidelines for consumer protection), so that ultimately

there are 8 basic rights of the consumer: Right to:

1) satisfaction of basic needs;

2) redress;

3) consumer education;

4) a healthy environment.8 For Germany the development of consumer protection at European level as a founding member of the European Community and then as a member of the European Union is of central importance. Already 1975 a first consumer protection program9 was adopted by the Commission of the European Community that later stages in the formulation of 5 basic rights of consumers.10 They endure still today — despite dynamic developments: The right

1) to protect his health and safety,

2) to protect his economic interests,

3) for compensation of damages,

4) for information and education,

5) of representation (right to be heard).11 See History of Consumer Protection, Consumer Center of Lower Saxony, available online at https://www.verbraucherzentrale-niedersachsen.de/link1801281A (23. June 2013) .

Available online at http://www.un.org/esa/sustdev/publications/consumption_ en.pdf, Stand 2003, (23. June 2016) .

Decision of the Council of 14.4.1975 regarding a preliminary program of the European Economic Community for a policy for the protection and information of consumers, OJ 1975 C 92 .

Micklitz / Rott in: Dauses (eds.): EU Economic Law, 37. EL April 2015, consumer protection marg. 4 .

Refer to the current Consumer Policy of the European Union: measures and instruments http://www.europarl.europa.eu/ftu/pdf/de/FTU_5.5.1.pdf in English;

Consumer Policy: principles and instruments, http://www.europarl.europa.eu/ftu/pdf/ en/FTU_5.5.1.pdf (23. June 2016) .

D. Busch. Systematics Classification of the German Consumer Protection Law Constitutional protection of the private autonomy of consumers. When it comes to the legal action of the consumers that leads to the private autonomy to where the social market economy rest upon. Private autonomy means that each individual is responsible to design his self-determined living conditions (autonomously) .

It is considered to be one of the most important elements of the basic right of the general freedom of action in the German constitution and highly protected (Art. 2 Para. 1 GG 12). Clearly it is at the same time that the society in Germany is organized individualistic, onto that we will return very soon.13 The most important characteristics for the protection of consumers from this fundamental right of the general freedom of action and therefore the private autonomy is the freedom of contract.14 On the one hand the freedom of contract contains the final freedom. Every consumer is free to decide with whom he is going to contract. In the center of the freedom of contract is the freedom of contents. Consumers can contract with anybody within the limits of the legal order. The German Civil Code (GCC) is the guideline for the free design of the contents of the treaty. The legal contract types in the GCCGCC substantiate this image, such as Sections 433 ff. GCC for the contract of sale, Sections 535 ff. GCC for the rental contract etc. In civil law the individual interest is in the foreground and the freedom of contract is intended to provide that each contract partner for the best conditions of contract is negotiated. The contract and the consensus of the Contracting Parties shall ensure that the parties have provided a fair balance of interests .

This is crucial from the legal perspective for the understanding of consumer Durig Maunz // Di Fabio, Basic Law Comment, 75. Supplementary Volume September 2015, Art. 2 marg. 101 .

Art. 2 [Personal Freedoms]: ‘(1) Every person shall have the right to free development of his personality insofar as he does not violate the rights of others or offend against the constitutional order or the moral law.’ The Basic Law is available in German and English at http://www.gesetze-im-internet.de/gg/ [23. June 2016] Durig Maunz // Di Fabio, Basic Law Comment, 75. Supplementary Volume September 2015, marg. 101-104 .

12 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) protection. The right emanates a balance of the contracting parties from the ‘equality of arms’ between consumers (customers) and producers (providers).15 This is a foundation of the German economic system, the social market economy (cf. Art. 20 para. 1 GG).16 With the protection of the consumer is the freedom of contract protected constitutionally (Art. 2 para. 1 German Basic Law) what will be shown in detail below. That must be realized also from the jurisdiction by the interpretation and specification of the general clauses of the civil law (Sections 138, 242 GCC). The Civil Court Judge has the task in each individual case to bring to enforcement the constitutional protection of the basic rights such as the right of freedom to contract, especially in the event when the parity a contracting is faulty.17 Basis of consumer protection. With the increasing importance of the economy for a society companies are in a strong position of power. The industrialization and later the mechanization ultimately show an information gap between producers and consumers, what is loaded partially to the consumers. New challenges are in presence and in the future given with the digitalization of the economy and for example in the health sector, demanding improved standards of protection for the consumer. The picture of the righteous interest balance for concluding a contract between the consumer and the business is not turned into legal reality due to the stronger and therefore superior position of business .

Legally there is a talk of the so-called faulty contracting parity.18 The power shifted so clearly in favor of the producers — in the Marxist sense — and the domination of the production and thus the information to which the consumer is entitled, but not extensively and continually get so that the contract conditions run partially unilaterally on side of the consumer. This is the legal basis for consumer protection: in the relations between the contracting parties has one contracting party (entrepreneur, Section 14 GCC) a more or less pronounced overweight at the conclusion of the contract and contract implementation. Consumer Protection stands for to care the contracting parity, i. e. on the ‘equality of arms’. Consumer protection is protection of the weaker party. There are often See Federal Constitutional Court (Bundesverfassungsgericht), 7. February 1990 — 1 BvR 26/84, NJW (Neue Juristische Wochenschrift) 1990, 1469 .

Article 20 [constitutional principles — Right of resistance]: (1) The Federal Republic of Germany is a democratic and social federal state. See footnote 11 .

Durig Maunz // Di Fabio, Basic Law Comment, 75. Supplementary Volume September 2015, Art. 2 marg. 109 .

Last, Federal Labor Court (Bundesarbeitsgericht), 4. November 2015, Az. 7 AZR 972/13, available online at http://www.bundesarbeitsgericht.de .

D. Busch. Systematics Classification of the German Consumer Protection Law contracts to which the consumer19 is dependent because the contract is needed existentially (e. g. work contract, contract of sale, rental agreement, energy contracting, medical treatment agreement, giro account contract, etc.) or for the life of usual or widespread contracts (e. g. mobile phone contract, fitness studio contract, etc.). Because there are always contracts closed, when objects of tangible or intangible nature switch from one person to another, disposed for contracts of work or service .

As economy and society have developed, the consumer protection law changed as well. The task of right is to respond selectively to imbalances between consumers and entrepreneurs. There are special arrangements in own (special) laws or regulations, to guarantee consumer protection. Therefore in Germany no single consumer protection code book exists, in which all protection schemes are concentrated. The complexity of consumer protection has increased rapidly, for example the labor law. Labor law is 20 worker protection legislation and thus generally consumer protection law in Germany, an autonomous legal area with many stand-alone laws, regulations and special legal regulations, for example in the GCC (Sections 611 ff) .

The first independent law in Germany, serving as a balance of different negotiating strength, was the law regulating the right of the general Terms and Conditions of Business — Law of 9 December 1976. 21 In 2002 this law has been integrated in the line with the modernization of the debt-law into the German Civil Code (Sections 305 ff. GCC). The review of the general Terms and Conditions of Business is still of great practical relevance. One contracting party (mostly the consumer) shall be protected from them in the way that the General Terms and Conditions of business, known colloquially as “small print”, put inappropriate conditions one-sided to him. Section 307 (1) Sentence 1 GCC express the general right vividly. It says literally: “Provisions in general terms and conditions are invalid, if the contractual partner of the user is discriminated inappropriate against the principles of good faith.” This is a special case of Section 242 GCC, which serves as a general clause in German law that the debtor has to perform according to good faith with regard to common usage .

The legal protection of consumers is supposed to prevent this unreasonable discrimination of the consumer as a contract partner. It remains necessary for the German Civil Code that came into force January 1st 1900, that it still stuck on The Economic theory is still a theory of equality. The ‘symbol’ of the economy — the homo oeconomicus — is for consumers and producers alike .

Eckert, Beck’scher Online Comment GCC Section 145, 38. Edition 2016, marg. 11 .

Federal Law Gazette (BGBl.) I, 3317 .

14 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) the well-informed and assertive individual22, despite of the ongoing adjustments during the past 20th century and the actual 21st century .

Further development of the consumer protection. On the basis of the law of the general terms and conditions of business, the protection of consumers in Germany in 1986 continues with the Doorstep Transactions Act and the 1991 Consumer Credit Law. For the first time with these necessities in Germany was introduced into the right the term consumer. This consumer protection then and now concerns the right of withdrawal by the consumer, in certain situations, of a concluded contract generally within a fortnight from the date of conclusion of the contract (Section 355 GCC). The consequences of the withdrawal of the consumer contract are:23

1) the consumer is no longer bound to his declaration of intention,

2) the contractual relationship is transformed into a reversal ratio ex nunc (from ‘now’ on) (Section 357 (3) Sentence 5 of the GCC) .

The law must explicitly provide this right of withdrawal for the consumer for it only can be found for consumer contracts. It is therefore a typical situation in which the consumer is worth special protection. For example in the case of transactions at the front door when people are taken by surprise to contract for a product or service24 that they supposedly don’t need. This is a typical situation to the detriment of the consumer. The buyers often do not know what they had bought or signed and mostly these things are not actually needed like magazines, other consumer goods or vacuum cleaners. Another example is the so-called distance contract (Section 312c GCC), in which the consumer is granted a right of withdrawal. In Germany many contracts25 actually are concluded via internet .

The European legislators had to introduce additional specific requirements, because the consumer cannot check the goods before purchasing. Of particular importance are the information obligations, how they are of key additional importance for the contracts in electronic business transactions (Section 312i GCC), as well as the consumer loan contract (Section 491 GCC, see only the pre-contractual information obligations Section 491a GCC) .

See Mick Litz / Rott in Dauses (eds.):EU Economic Law, 37. EL April 2015, consumer protection marg. 80 .

Number 1.came into force in May 1986, the Act regarding the Withdrawal of Doorstep Sales and similar transactions from January 16th 1986, Federal Law Gazette (BGBl .

) I,122. The Consumer Credit Law came into force December 17th 1990, Federal Law Gazette (BGBl.) I, 2840 .

Contracts negotiated away from business premises, Section 312b GCC .

So e. g. at Amazon, Zalando and similar companies, which also benefited the logistics industry .

D. Busch. Systematics Classification of the German Consumer Protection Law These are key areas that in the last few years have been heavily influenced by the European law. This is the reason why Germany put only little priority in that, which also leads to challenges of consumer protection, what will be mentioned here later .

The previously listed constellations are the challenges for the consumer of the information society of the 21st century. It is mainly to refer to the transparency (e. g. supply chains, conditions of manufacturing, ingredients in food etc.) that should bring the consumer in a position to make an informed decision. The modern information technology led in particular to an inequality regarding the availability of information. The legally guaranteed information and disclosure obligations and the requirements of form should secure that the consumer is provided with the transparency and the information .

An area of major importance in the future with respect to consumer protection is the health sector. In view of the importance of medical treatment in Germany, especially facing the background of a rapidly progressive development in the field of medical technology, the legislator has recently introduced the treatment of contract in the German Civil Code (Section 630a to Section 630h GCC) .

The law is explicitly called “Patient Law”26 and serves to strengthen the rights of the patient. The law provides for specific information, educational and documentation obligations, for example so that the patient can agree with the doctor he has the right to scrutinize the treatment information and the rule how the patient record should be provided properly. The German Civil Code also takes note contoured over the decades by the Court about the liability for treatment failure. An area that is only starts being developed, concerns health data that the consumer for example collects on his smartphone itself but that are of great interest for the health insurance companies. Here are questions of data protection and recoverability for and against the consumer in the center. Here and always when it comes to the disclosure of the data the “glass consumer” is heavily discussed.27 Collective Legal Protection. In connection with the consumer protection is the collective legal protection given to the consumer protection associations .

That is practically very significant, the individual consumer would maybe not insist on his rights against the superior party. Certain consumer protection associations are granted28 the right to claim against i. e. companies in case Got into force February 26th 2013, German law for the improvement of the rights of patients from February 20th 2013, Federal Law Gazette (BGBl.) I, 277 .

See Bala/Mller (eds.), Der glserne Verbraucher (The Glassy Consumer), 2014 .

Entered into force January 2002, Injunctions Law of 26. November 2001, Federal Law Gazette (BGBl.) I, 3138 .

16 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) of infringements of the rules of the law (action for a junction). In the event of a breach of consumer protection laws can be certain qualified institutions, such as the consumer centers, sue entrepreneurs for omission, withdrawal and abolishment .

So, for instance, airline companies have the duty to show the potential consumer (passenger!) the final price of a flight at an early stage and give each information on hidden, especially preset facts (insurance, rental car etc .

Especially the so-called low-cost airlines (‘no-frills-airlines’) bitterly resisted against this idea. This is now transferred in the price information29 — regulated and rendered more precisely by the case law. Recently was the collective action of the Federation of German Consumer Organizations e. V. for the enforcement of omission claims against the advertising of an airline with flight prices without specifying the required surcharges despite their sanctioning as fine reinforced in contravention of the European Union (EU) air transport services Regulation has been successful.30 Fields of Tensions and Challenges. Consumer protection is located in fields of tension and is facing new challenges. Consumer protection is discussed between the protection of the consumer as an individual and the private autonomy. There are fields of tension on one hand between ownership and subordination of the consumer and on the other hand in the context of the contractual freedom of the partners of the consumer. The freedom of the contract — as shown above — is the heart of a liberal society. But in times of high technology on the supplier side, where ingredients of foodstuffs such as artificial or natural, airlines in their view decide whether a flight is taking place or not etc., the consumer is clearly in the weaker position. His knowledge but also the change in speed and the complexity of the business world forcing the consumers in the defensive and ask for the desire for his protection by the relevant laws and regulations. And it is asked for the balance between the suppliers/entrepreneurs and consumers .

The competencies to legislation in the field of consumer protection law were largely given to the level of the EU. More than 80% of legal changes draw back to the implementation of European laws and there may be challenges31 with protection standards and the compatibility of the German legal principles (e. g .

(Price Regulation PAngV) of 18 October 2002, Federal Law Gazette (BGBl.) I, 4197 .

Federal High Court of Justice (Bundesgerichtshof) NJW (Neue Juristische Wochenschrift) 2016, 1015 .

Micklitz / Rott in Dauses (ed.): EU economic law, 37. EL April 2015, Consumer Protection marg. 8 .

D. Busch. Systematics Classification of the German Consumer Protection Law freedom of contract) with European requirements. The European Commission is pushing the change from the minimum to the full harmonization with the European consumer law what has entered a new phase and is in transition. The full harmonization, i. e. the complete takeover of the European legal system can in member states such as Germany, quickly lead to the contradiction that more stringent rules for the protection of consumers can no longer be introduced or maintained.32

Another perspective: a new group of consumers is reinforced in the debate:

the vulnerable consumers, people who live at the margins of society or are already ‘excluded’. These are especially people from the groups of senior citizens, children and adolescents, unemployed, people with little or no formal education, ethnic minorities, people with a restrictive or prolonged illness or disability or the members of a household with low income.33 Due to their personal life situation those people are particularly vulnerable and must be more in the focus of consumer protection and the consumer protection policy. This group is under an ongoing discussion in Germany .

Conclusion. The German consumer protection law is subject to continuous changes. However, a better integration of consumer protection in German law is necessary. Experts from science and practice are currently discussing the question of a new architecture for the German consumer rights and consumer policy.34 A modified concept refers to the “consumer protection law” as a standalone codification. And furthermore concepts such as the consumer, institutions and areas of application of consumer protection refer to a splined and enhanced consumer policy .

Micklitz / Rott in Dauses (ed.): EU economic law, 37. EL April 2015, Consumer Protection marg. 23 .

See Bala / Mller, Der verletzliche Verbraucher (The Vulnerable Consumer), 2014, available online at http://www.verbraucherzentrale.nrw/media226938A (26 June 2016); Bala, Christian und Mller, Klaus, Hrsg. 2014.

Der glserne Verbraucher:

Wird Datenschutz zum Verbraucherschutz? Bd. 1. Beitrge zur Verbraucherforschung .

Dsseldorf: Verbraucherzentrale NRW, 2014 .

See especially the theses at the 69th German Judicial Congress 2012, available online at http://www.djt.de/fileadmin/downloads/69/120809_djt_69_thesen_web.pdf (26 June 2016) .

W. Strehl Air passengers’ rights protection in the European Union It happened on October 26th 2015. Three people can be found at lunch time at the airport in Chengdu, Province Sichuan in China, and wanted to fly to Beijing. A small plate and then ascending restlessness indicated that the flight is not taking place at the scheduled time, delayed by one hour. Soon offered China Southern — as it seems to be the state-of-art in China — a hotel stay for several hours and a transfer. A small sign on the counter now said that the flight is delayed by several hours. As a reason is specified plane usage which probably meant that China Southern has no aircraft, no machine for that flight .

It is to be noted that the distance from Chengdu to Beijing according to the Internet approximately is 1,500 km, which is about the distance from Berlin — St. Petersburg. The flight lasts approximately 3 hours .

The ‘delay’1 ultimately sums up to 414 minutes (according to the German Office of China Southern). As ‘compensation’ China Southern in accordance with their terms and conditions (general business terms and conditions) pays 100 yuan.2 An amount that compared with the non-use of the hotel by the three looks ridiculous. The ‘delay’ of the flight alone caused catering costs for the three of more than 100 Yuan per person. Apart from the implications, collaterals of the delay, such as that friends in Beijing had to go to the airport twice, the booked hotel room was gone and more. To steal away via the Terms and Conditions from any responsibility maybe possible in China, within the EU this would not be possible .

Air traffic law in the EU. The points already noted that the air traffic law in the EU Member States (28 countries, now 27 after the ‘Brexit’) is highly aligned .

As the legal basis stand the FluggastrechteVO. The air passenger rights regulation is since 17th February 2005 directly applicable law in Germany.3 It relies mainly In case of such delay loses the concept of delay any contours. It is a different flight, especially as the also clearly not in line with the machine was actually was scheduled .

All the following translations into English are by me, not the official text of the EU Commission .

That is the equivalent of approx. 13 Euro (as at June 23rd 2016: 1 Euro = 7, 4855 CNY) .

1. Regulation (EG) No 261/2004 of the European Parliament and of the Council of February 11th 2004 establishing common rules on compensation and assistance to passengers in the event of denied boarding and of cancellation or long delay of flights, and repealing Regulation (EWG) No 295/91. In Article 1 of the regulation is expressly spoken of ‘minimum rights’ for passengers .

W. Strehl. Air passengers’ rights protection in the European Union on the Montreal Convention from 1989 (applicable law in Germany since 2004), which in turn replaced the Warsaw Convention4 of the year 1929. But not every country has signed that convention .

The problem for the EU law is that this regulation applies only to

1) airlines designated within the EU territory

2) flights that start or end within the territory of the EU.5 Should this be the case, there is given in application of the abovementioned EU Regulation 261/2004 a right for compensation in the event of No 2 in the EU regulation: “denied boarding and cancellation or long delay of flights for passengers cause serious trouble and inconvenience.” This is the legal basis for the compensation. The damage needs no proving by the passenger, it is enough if one of the three situations is given.6 The EU regulation will strengthen the rights of travellers: the activities of the Community in the field of air transport should aim, among other things, at ensuring a high level of protection for passengers. It should also meet the requirements of consumer protection in general, which are fully taken into account.’7 The thrust of the regulation is clear. The rights of the passenger should be strengthened. The regulation therefore formulated various situations from which

the passenger is entitled to derive compensation. The individual components are:

1. Flight Delay;

2. Flight Cancellation;

3. Overbooking of Flights;

4. Connecting Flight Delay .

Convention for the Unification of Certain Rules for International Carriage by Air (Montreal Convention) and Convention for the Unification of certain rules relating to international carriage by air (Warsaw Convention) of the 12th October 1929 (RGBl 1933 II S. 1039) in the edition of the Hague Protocol of the 28th September 1955 (BGBl .

1958 II S. 291) .

Both points are derived from the No (6) of the EU regulation .

Just by the way must be noted that in Germany a host of law firms is founded to which only the flight number must be mentioned. Then firms determine the entitlement of the traveler, pulling from that a percentage and transfer to the passenger immediately the amount and fencing in turn to the airlines now their (assignment of claims) demand .

This is of course not in the case of damage to the luggage through improper handling. Here the traveler must fight for his right alone .

No (1) of the EU Regulation 261/2004. In no (3) is pointed out ‘…. although it was a basic protection for passengers, but the number of against their will not transported passengers but is still too high; the same applies to non-advertised cancellations and long delays’ .

20 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26)

1. Flight Delay. The claim arises when the passenger with a delay of more than 3 hours (180 minutes (!)) reaches its destination. This is of course interesting what is regarded as the arrival: it is the opening of the door of the aircraft.8 The resulting compensation is regulated by judges and may vary from court to court .

The compensation depends on time and distance. It is fixed for 2 to 4 hours and for distances up to approx. 3,500 km. In the case of a delay of 5 hours, the passengers have the right to cancel the trip and to reimburse the cost of the ticket within 7 days. If one has already completed a part of the journey, one has a right to refund the non-made travel section and the right to return to the starting point of the trip .

The EUGH has decided in 20099 that the passenger is entitled to demand a compensation that maybe up to a multiple of the flight price, depending on the reason why the flight is delayed .

A fault of the airline is assumed. But there can be reasons for the airline to fault: exceptional circumstances. A strike may be in principle an exceptional circumstance, just as political instability, meteorological conditions, security risks, unexpected flight safety shortcomings. Unexpected failures of the flight device must not necessarily be a reason to cancel or delay a flight, like German

courts now have decided. For a defect can always occur, is predictable. But:

For these reasons the Court (Ninth Chamber) has adjudged:

Article 5 Paragraph 3 of the Regulation (EC) No 261/2004 of the European Parliament and of the Council of February 11th 2004 establishing common rules on compensation and assistance to passengers in the event of denied boarding and of cancellation or long delay of flights, and repealing Regulation (EWG) No 295/91 is to be interpreted as meaning that a technical problem as the one in question here that unexpectedly occurred and is not due to a faulty maintenance and has not been detected during a regular maintenance, do not come within the definition of ‘exceptional circumstances’ of this rule.10 The European Court of Justice has also ruled that airlines must pay compensation to passengers, unless the airline can claim exceptional Judgment of the Court of Justice of September 4th 2014 http://curia.europa.eu/ juris/document/document.jsf?text=&docid=157348&pageIndex=0&doclang=DE&mo de=lst&dir=&occ=first&part=1&cid=437354 The EUGH November 19th 2009: http://curia.europa.eu/juris/liste.jsf?language= de&jur=C,T,F&num=c-402/07&td=ALL Judgment of the Court of Justice of November 19th 2009 judgment tenor, according to number 50 http://curia.europa.eu/juris/document/document.jsf?text=&docid=167942& pageIndex=0&doclang=DE&mode=lst&dir=&occ=first&part=1&cid=795518 W. Strehl. Air passengers’ rights protection in the European Union circumstances in the area of sabotage, unrecognized construction defects or terrorist attacks .

Regular technical defect is not enough — therefor the airline has to pay compensation, the airline must ultimately do everything reasonable to make avoid such damage for the passengers .

It cannot be denied that there may be weather-situations nobody really wants to fly. For example in the case of the heavy rain fell in the recent past in Germany or in Spain, Mallorca. Then no machine in Palma de Mallorca is able to land, and no plane can start. In these cases, it is still disputed whether an airline then is obliged for replacement, has to take care for food and accommodation. The question unsolved is: who carries the risk?11 On the other hand passengers must be served by an airline in case of volcanic eruptions (Eyjafjallajkull in Iceland in 2012) when flights must be cancelled.12

2. Flight Cancellation. For the cancellation of flights the situation is similar. Here too, passengers have the right to get their money back, and if necessary get a costless flight back to their starting point. The airline is obliged to support the passengers .

In addition, the passenger is entitled to compensation, depending on time and distance. In the case of strike the passenger gets nothing.13 Strike applies in Germany as an exceptional circumstance that the airline positively can cite .

3. Overbooking of Flights. Airlines offer a service to transport a passenger from A to B. If the machine is in the air, the service is no longer available for delivery people who are still on the ground. Buying tickets in advance is the rule .

A regular ticket entitles generally to use a later flight14. For the flight booked they are no shows, passengers appear at the gate not at the departure time but later. But since the service as such is already in the execution, there would be empty seats on that flight at the expense of the airline, so the airlines do the overbooking, i. e. the airline tickets sells more tickets than a plane has seats .

The EU Regulation serves as a balance of risk between the partners of these contracts .

http://curia.europa.eu/jcms/upload/docs/application/pdf/2013-01/cp130008de .

pdf, so the European Court of Justice in the above printed press release. Therefore care includes accommodation, meals and refreshments .

https://web.archive.org/web/20121023054746/http://www.ftd.de/politik/ deutschland/:bgh-urteil-fluggaeste-erhalten-keinen-ausgleich-bei-streik/70079333.html .

Here, the Federal Supreme Court in a case of Lufthansa when the airline canceled a flight due to a pilot strike. During those eruptions flying was not allowed by the politician .

Not with no-frills-airlines and not with scheduled airlines any longer. This is only true for business and first passengers. The normal passenger nowadays buy tickets for a special flight which is worthless, when the passenger does not appear at the departure on time .

22 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) The intention is that a plane is ‘full’.15 The service is not repeatable. The airline tries to pass over the risk of no shows to the entire passengers .

The courts have putting a constrained on that. Airlines are obliged to support the non-flying passengers and to bear the costs .

4. Connecting Flight Delay. The increasing importance of HUBs, i. e. transfer airports, also shows the problem of connecting flights. If for example one flies from Berlin to St. Petersburg via Frankfurt or Zurich, the flight to St Petersburg starts in Berlin and the passenger switches in Frankfurt or Zurich into a machine that flies to St Petersburg. If the machine from Berlin is delayed it may happen that the connection machine to St Petersburg cannot be reached. But It is the connecting flight path and the passenger reaches its destination (St. Petersburg) late. Then the passenger has the right to transport at a later point in time and the airline has to care for him until the flight goes on .

For the change the airport quote the so-called MCT (Minimum Connecting Time), that is with large airports, e. g., Munich (MUC) a problem. So who from his flight from St. Petersburg to Munich and the next flight to Berlin just 40 minutes transfer time (i. e. more than the Munich MCT of 35 minutes), but very fast. You will land at the gate M and must be up to the Gates G, from the new to the old terminal. In the meantime is still a passport and security control to complete, all within the transfer time of just 40 minutes (at 18:20, 19:00) .

The curious thing is that — despite the fact that the airline is not in charge of that — the airline has to compensate the passenger in case the passenger missed his connecting flight. The airport is neither the culprit here nor the legislator, the laws on the passport and security controls adopted here put the airline in the obligation to offer appropriate compensation to the passenger.16 Miscellaneous. Right to have and to get is not always the same. There are — as already mentioned — law firms specialized on travel law that the rights of passengers take as theirs. Here is an assignment of claim (§398 Civil Code of the Federal Republic of Germany (BGB)) .

The passenger can also appeal to the Federal Office of Civil Aeronautics (LBA). They have the passenger complaint forms on the Internet that must be filled out and send. Here are the commercial legal claims, not the civil law .

These must be carried out directly alone by the passenger .

The airline learned from experience that a certain percentage of passengers will not be at the departure. And the airline sold this percentage of seats twice. These people are called no shows, and the airline tries to minimize its own risk .

But the right of the airline, itself now civil legal action against the perpetrator, remain free .

W. Strehl. Air passengers’ rights protection in the European Union If the airline has been unsuccessfully contacted, the passenger can also contact the conciliation body for public passenger transport (SOEP). The SOEP is only responsible for disputes up to 5,000 Euro and only for private persons.17 The airline has its seat in the other European countries (EU countries such as Ryanair in Dublin) the passenger can contact and appeal to the European Consumer Center .

Passenger Rights and Economics. For an economist the emphasis on the rights of the consumer protection seems to be very strange. Because the economist has — in reference to Adam Smith — the opinion that the market is equitable .

The market is generally referred to as the place where supply and demand meet and the price is negotiated and there is finally an equilibrium, defined as balance where supply = demand, the market is being cleared.18 That individual has quite different information stands is part only by the Theory of the Institutions, followed by the New Institutions Economy.19

The parts of it are:

Blocks of the New Institutional Ecjnomics Source: https://de.wikipedia.org/wiki/Neue_Institutionen%C3%B6konomik http://www.soep-online.de/ “This is the home page for the conciliation body for public passenger transport (SOEP), or sop .

This can be read in any book on micro-economy, so the teaching of markets. Just on the edge, it should be noted that the state budget among many and according to the same rules. Companies are also households. The rules are the same for all curiously, as can be seen in the financial crisis in 2008 impressively demonstrated .

Here is considered the founder of Ronald Coase (Institutional Economics). He understood himself as a representative of a non-Marxist criticism of the traditional national economy, but curiously (non-Marxist) but on the floor of the traditional national economy (individualism) remains. The New Institutions Economy dated back only from the nineties of the last century and emphasize the parts that could be seen in the above graphic. The interaction of the different institutions is analyzed; the homo economicus (individualistic maximizing his utility) still remains as the ultimate center of thinking .

24 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) This means that policy and law beside economics became determining factors to the social system20 .

This is not the place to discuss the economic foundations of the Economy of Institutions. The institutional economy offers the possibility to go beyond the individualistic homo oeconomicus society. The influence of institutions (i. e .

companies) on human life can be analyzed. Also the information asymmetries (skew distributions) can be (at least) addressed.21 For here is important that not only there is a lack of information detected on the side of the passengers, the compensation for it must be by means of the consumer law directed to the airline solely. Economically it cannot be acceptable that the passenger, one side of the contract, trusting in the offer of the airline, the ‘partner’ on the other side, the airline says that she has a better flight (?), and the passenger carries his disadvantage. Here it is important to reconcile interests, ultimately to protect the consumer.22 That is to say, in the prevailing national economy there is a large incomprehension on the consumer law, while in practice predominates that consumer law has its relevance. Certainly also because consumers are voters, on which the politicians depend. The idea of a self-regulating system of market economy is no longer given, even if still today scientists insists, the market is fair, morally integer and is the only meaningful decision-criterion.23 Conclusion. No matter whether being a passenger in a scheduled airline, a so called cheap plane or in a tourist plane — the compensation reasons always apply. The passenger is by law protected against the rigors of the market; the rights of the airlines are circumcised .

An English translation from left to right and along the hierarchy: New Institutional Economy/ Institutions of Economy, Law, Politics/ and the theories: Principal Agent Theory, Transaction Cost, Property rights, Economy of the Constitution, New Political Economy. The emphasis is clearly at the economic interest of citizens .

This is one of the triggering work on institutions economy significantly theory of the firm and was written in 1937 by Ronald Coase (Coase, Ronald H. (1937).The nature of the firm in: Economica 4 (16), pages 386 ff.) This applies not only in air transport. This also applies when buying i. e. a car. The Buyer (consumer) is in the minor position. He trusts on commitments of the company through which the company has advantages, consumers rather less. This is part of the discussion of QUALITY .

Such as Hermann Hill, Competition leads to the Lean State in: Handelsblatt, 31.01.1996. The mediation is that only in a market driven society competition exists and only by competition justice is guaranteed. In the reverse case: if the market (competition) rules, we too need consumer protection just to make suppliers and buyers equal .

W. Strehl. Air passengers’ rights protection in the European Union The theoretical basis for this type of state intervention in the market economy provides the institutions. Neither law nor politics ask for something like that .

There is a justice gap detected that needed to be closed. And the consumer law has the task to erect approximate equality between the passenger and the airline .

But all here mentioned laws and verdicts are only useful within the territory of the EU. The law does not apply outside the EU. Explicitly the flight must start or end on the territory of the EU. It is also due only for airlines designated within the EU. The right is obviously not — what was the origin here in this paper — due on the territory of the People’s Republic of China. There it is enough if an airline for a delay of 414 minutes (which is almost 7 hours) only offers 100 CNY ‘refund’. And does not stand for the consequential, collateral damage arises, but may nevertheless be significant. Each airline in its balance sheet provides a position for compensation. It is unreasonable to assume that the airline for such compensation has no provision; they are part of the ticket price and will be paid by the every passenger .

What should not be ignored is that an ‘equality of arms’ already does not exist .

The airline has a large organization with a legal department with specialists for such cases. The normal customer (passenger) is then desperately overstretched when he has to estimate his damage or to succeed in his claims .

But in our case it is crucial that the EU regulation is not due in China. China signed the Montreal Convention, but there are only given limits of compensation in that and obviously the Chinese think that 100 CNY is good for a delay of 414 Minutes. But the Montreal Convention is only good for international flights .

Not for flights within China .

And the legislation does not apply in Russia; neither the Montreal Convention nor the EU law .

In both countries the three have to carry the costs arising from that ‘delay’ .

Л. А. Андреева Правовая природа и качество оказания услуг в многофункциональных центрах государственных и муниципальных услуг (МФЦ) В связи с принятием Гражданского кодекса РФ1 (далее в статье: ГК РФ) и расширением перечня групп объектов гражданских прав в значительной степени повысилась значимость услуг как особой группы объектов. При этом если вещи традиционно описываются и классифицируются по различным признакам, то прочие объекты гражданских прав, в том числе услуги, получили новое толкование, появились договоры об оказании услуг, ранее неизвестные отечественному праву. Триада «товары, работы, услуги» нашла отражение в гражданском законодательстве. В ГК РФ данные понятия закреплены в п. 3 ст. 424, п. 2 и 3 ст. 426, п. 1 ст. 590, ст. 1095, 1098, п. 1 ст. 1212, ст. 1221 .

В Конституции Российской Федерации понятие «услуга» используется в ст. 8 и 74: «В Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности» и «на территории Российской Федерации не допускается установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств» .

2 Услуги как объект гражданских прав выступают в гражданско-правовом обязательстве в качестве объекта, что и определяет их правовую природу как обязательства по оказанию услуг. Например, многофункциональные центры (далее в статье: МФЦ) опосредуют отношения по оказанию государственных и муниципальных услуг. Объектом данного обязательства признаются публичные услуги, что позволяет определить их правовую природу и критерии качества оказания услуг. Широкое Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Утв. 30.11.1994 № 51-ФЗ. В ред. от 31.01.2016 № 7-ФЗ // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301; 2016 .

№ 5. Ст. 559; Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Утв .

26.01.1996 № 14-ФЗ. В ред. от 23.05.2016 № 146-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410;

2016. № 22. Ст. 3094 .

Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12.12.1993. С учетом поправок, внесенных законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ // СЗ РФ. 2014. № 31. Ст. 4398 .

Л. А. Андреева. Правовая природа и качество оказания услугв многофункциональных центрах государственных и муниципальных услуг (МФЦ) понимание услуг как объекта гражданско-правового регулирования позволяет распространять их на отношения, различные по своей правовой природе, применять к ним нормы общего характера, регламентирующие сектор услуг .

Услуги характеризуются обширной сферой правоотношений и связаны с действиями обязанных лиц, оказывающих услуги, в том числе носящие нематериальный характер и тесно связанные с личностью услугодателя. МФЦ, представляя публичные органы и выполняя публичные услуги, менее всего зависимы от личности услугодателя, руководствующегося в своей деятельности нормативными и иными правовыми актами .

Услуги как объекты гражданских прав делятся на две группы .

Первая группа услуг предполагает совершение только фактических действий обязанного лица. К этой группе относятся: услуги связи, медицинские, аудиторские, консультационные, информационные услуги, услуги по обучению и другие аналогичные услуги. Сюда относятся также услуги МФЦ, которые носят информационный характер, причем как в форме непосредственного предоставления информации в МФЦ, так и в виде информации на сайтах в Интернете .

Вторая группа услуг предусматривает совершение услугодателем не только фактических, но и юридических действий. Юридические действия — это сделки и иные имеющие правовые последствия действия .

МФЦ оказывают услуги не только своими фактическими действиями, но и совершением юридических актов, как правило, в интересах заказчика (услугополучателя). Например, получение свидетельства о праве на управление транспортным средством, удостоверения личности и т. д .

В ст. 128 ГК РФ в ред. Федерального закона от 02.06.13 № 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» в качестве объектов гражданских прав указаны не работы и услуги, как это было предусмотрено ранее действовавшим законодательством, а результаты работы и оказание услуги .

Новая формулировка является юридически более четкой. Для определения содержания услуг в данном случае большее значение имеет процесс какойлибо деятельности, в меньшей степени — ее конечный результат. Согласно п. 1 ст. 779 ГК РФ, под услугой понимается совершение определенных действий или определенной деятельности. При определении услуги следует рассматривать не материальной результат, а эффект оказанной услуги .

Например, МФЦ оказывает консультативные услуги, а юридические и физические лица являются получателями консультативных услуг. Эффект 28 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) от получения этих знаний может быть вполне очевиден для окружающих, услугополучатель оценивает качество предоставленных консультативных услуг. Важным критерием государственных и муниципальных услуг, оказываемых МФЦ, является одномоментность получения услуги либо определенный срок, требующийся для подготовки соответствующих документов. При этом участие получателя услуги в процессе может быть пассивным или активным .

Таким образом, под «услугой» понимаются такие действия субъектов, которые либо вообще не завершаются каким-либо определенным результатом, заключают полезный эффект в самих себе, либо имеют результат, воплощенный в документальной форме. Для МФЦ услуги могут разделяться на фактические (экспедиция документов или иных материалов в соответствующие органы для оформления и обратно, сбор правоустанавливающих документов), юридические (совершение сделок) и комплексные, включающие юридические и фактические действия .

Отношения по оказанию услуг наряду с ГК РФ регулируются федеральными законами и иными правовыми актами, посвященными отдельным видам деятельности по оказанию услуг. Категория услуги, таким образом, изначально использовалась законодателем лишь в сфере частноправового регулирования [8, с. 90–96]. Определяя их отраслевую принадлежность, важно учитывать роль государства, выполняющего функции публичноправового характера, которое ассоциируется со стремлением трансформировать свои функции (обязанности и гарантии) в услуги, сделав их частично платными .

Выделение договорной формы реализации публичных функций государства, как отмечает В. И. Крусс, связывают со становлением и развитием рыночных отношений [5]. Однако в настоящее время еще не сформировалась целостная и общепринятая концепция публичных услуг. Это связано с тем, что воспринятая из зарубежной практики в российскую правовую систему категория «публичные услуги» толкуется иначе, что является одной из причин негативного восприятия попыток использования категорий «услуга» и «качество услуги», в том числе в МФЦ. Автор отмечает, что в публично-правовой доктрине наряду с термином «публичные услуги» используется термин «государственные услуги», кроме того, МФЦ оказываются «муниципальные услуги», также публичные, но органами, не входящими в систему органов государственной власти. В настоящее время легальное определение получили только государственные (муниципальные) и социальные услуги .

Л. А. Андреева. Правовая природа и качество оказания услугв многофункциональных центрах государственных и муниципальных услуг (МФЦ) Впервые понятие «государственная услуга» было отмечено в Указе Президента РФ от 9 марта 2004 г. № 314,3 в котором говорилось, что под функциями по оказанию государственных услуг понимается предоставление федеральными органами безвозмездно или по регулируемым ценам услуг гражданам и организациям в различных областях деятельности, определяемых федеральными законами .

Получив официальное определение в Указе Президента РФ, категория «государственные услуги» стала фигурировать в других нормативно-правовых актах, в рамках которых эти услуги оказываются, в основном в социальной сфере. Федеральный закон РФ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг»,4 определив понятия государственной и муниципальной услуг, закрепил в качестве таковой действия и решения административно-правового распорядительного характера .

Фактически различий в правовой природе государственной и муниципальной услуги, оказываемой МФЦ, не усматривается. Например, в качестве государственной услуги предлагается считать деятельность государственных органов по исполнению запросов заявителей в пределах установленных полномочий.

Таким образом, характерной чертой государственной (муниципальной) услуги является заявительный характер получения услуги, а качество получения услуги связано с ее доступностью:

личное присутствие в МФЦ, обращение посредством интернет-терминалов и сайтов, а в основном — смешанное обращение, так как хотя бы один раз заявитель вынужден явиться на прием в МФЦ .

Важно определить и единую классификацию услуг, оказываемых МФЦ, с учетом направленности деятельности по оказанию услуг. Например, Л. В. Санникова предлагает в качестве критерия разграничения услуг в рамках определения их специальных правовых режимов считать объект воздействия при оказании услуг [7]. Безусловно, особенность объекта деятельности по оказанию услуг будет определять специфику субъектов исполнения услуги, содержание обязательства и выражаться в особенностях правового регулировании. Вместе с тем МФЦ, имея статус юридического лица, выступает единым субъектом оказания услуг и обеспечивает их качество .

Указ Президента РФ от 09.03.2004 № 314-ФЗ «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти». В ред. от 12.05.2016 № 224-ФЗ // СЗ РФ. 2004. № 11. Ст. 945; 2016. № 20. Ст. 2820 .

Федеральный закон от 27.07.2010 № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг». В ред. 03.07.2016 № 360-ФЗ // СЗ РФ .

2010. № 31. Ст. 4179; 2016. № 27. Ч. II. Ст. 4293 .

30 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) Рассматривая отдельные виды государственных и муниципальных информационных услуг, Л. Б. Ситдикова предлагает различать информационные услуги с учетом особенностей договоров, на основе которых они предоставляются:

а) договоры возмездного оказания информационных услуг по предмету запроса пользователя (клиента): справочные, документные, новостные, комплексные услуги;

б) договоры услуг информационной сферы как составная часть других видов договоров возмездного оказания услуг, где деятельность субъектов связана с созданием, преобразованием и потреблением информации: договоры на проведение маркетинговых исследований, рекламных услуг, аудит, услуг связи, оценочной деятельности, услуг детективного характера [8] .

Следует учитывать, что отдельные услуги, например, финансовые, возможное оказание которых вытекает из совокупности нормативных правовых актов, требуют дополнительной информированности клиента МФЦ. Некоторые авторы, например, Л. В. Терещенко, предлагают объединить образовательные, социальные, медицинские услуги, услуги в сфере культуры в группу публичных услуг [11]. Л. В. Санникова, напротив, считает, что к категории публичных услуг следует относить услуги, оказываемые государственными органами или органами местного самоуправления в рамках их компетенции, на безвозмездной основе или по регулируемым ценам [7] .

В данном случае авторы по-разному трактуют свойство публичности .

Если Л. В. Терещенко рассматривает возможность любого лица получить удовлетворение от данных услуг, видимо, исходя из конструкции публичного договора (ст. 426 ГК РФ) [11], то Л. В. Санникова исходит из специального наименования субъекта предоставления — публичного образования, к которому относится государство в целом, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования [7] .

В Российской Федерации принято несколько основополагающих законов и подзаконных актов, регулирующих решение проблемы качества продукции и услуг. В федеральном законодательстве наряду с общими положениями, относящимися к правам человека, можно найти положения о защите прав потребителей при выполнении работ (оказании услуг), и гарантии их защиты. Так, Закон Российской Федерации «О стандартизации»5 Закон РФ от 10.06.1993 № 5154-1 «О стандартизации» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 25. Ст. 917; СЗ РФ. 2003. № 2. Ст. 167. — Утратил силу в связи с вступлением в силу Федерального закона от 27.12.2002 № 184-ФЗ «О техническом регулировании» .

Л. А. Андреева. Правовая природа и качество оказания услугв многофункциональных центрах государственных и муниципальных услуг (МФЦ) устанавливал основные положения, принципы, порядок организации работ по стандартизации, виды стандартов, требования к их содержанию и порядок их применения, государственный контроль, надзор за соблюдением стандартов и ответственность за нарушения государственных стандартов .

Основными критериями определения государственной (муниципальной) услуги являются:

нормативное правовое основание, отражающее законность расходования средств соответствующего бюджета на предоставление услуги;

финансирование за счет средств соответствующего бюджета;

наличие целевой группы получателей услуги;

нематериальность продукта, полученного в результате оказания услуги (услуга потребляется в процессе ее производства);

влияние услуги на изменение состояния целевой группы (социально-экономический результат или эффект) .

Признаками государственной услуги являются:

регулирование нормативными актами;

адресность — наличие конкретного лица, обратившегося за получением услуги. В тех случаях, когда инициатором оказания услуги выступает государство (например, замена водительских удостоверений, регистрация по месту жительства), всегда имеется конкретное лицо, которое обращается за получением этой услуги;

связь с правами и обязанностями граждан. В большинстве случаев государственная услуга является способом реализации гражданином (организацией) принадлежащих ему прав и свобод либо способом реализации возложенной на него обязанности. Например, обращаясь за установлением статуса пенсионера, гражданин реализует право на получение пенсии. При этом услуга может оказываться как органом исполнительной власти, так и по поручению другим органом или организацией, в том числе МФЦ;

взаимодействие сторон в процессе оказания услуги — необходимость личного (устного или письменного) контакта органа, оказывающего услугу с получателем услуги .

В настоящее время в российском законодательстве отсутствует единство подходов к определению понятия «муниципальная услуга» и классификации муниципальных услуг, поскольку в системе гражданского права понятие «услуга» предполагает одно содержание, а в административном праве — иное. Далека от общего признания и попытка дать определение «муниципальные услуги» исследователями местного самоуправления [1] .

32 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) По мнению С. А. Кирсанова, под муниципальной услугой следует понимать услуги, обязанность по обеспечению предоставления которых возложена на муниципальное образование в соответствии с законодательством РФ, а также уставом муниципального образования в связи с решением вопросов местного значения [3]. Таким образом, муниципальные услуги представляют собой результат деятельности как органов местного самоуправления, так и хозяйствующих субъектов независимо от формы собственности. Следовательно, происходит слияние административных полномочий и отношений, в которые вступают субъекты гражданского права, которые руководствуются гражданским законодательством и свободой договора, а также ответственны за качество предоставленных услуг [1] .

В Федеральном законе «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» указывается, что под муниципальной услугой, предоставляемой органом местного самоуправления, «понимается деятельность по реализации функций органа местного самоуправления, которая осуществляется по запросам заявителей в пределах полномочий органа, предоставляющего муниципальные услуги, по решению вопросов местного значения, установленных в соответствии с Федеральным законом от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и уставами муниципальных образований» .

Таким образом, современное содержание термина «муниципальная услуга» можно рассматривать с различных точек зрения, с позиции отдельных отраслей законодательства, в частности, с подходов:

1) гражданско-правового, согласно которому муниципальная услуга — это товар, предоставление которого органами местного самоуправления, муниципальными предприятиями и учреждениями или иными организациям гражданам и организациям направлено на решение вопросов местного значения;

2) административно-правового, согласно которому муниципальная услуга представляет собой форму взаимодействия органов местного самоуправления и их контрагентов (население, бизнес), имеющую заявительный характер .

В условиях проводимой административной и муниципальной реформы возрастает значение муниципальных услуг. Круг муниципальных услуг расширяется по объему и содержанию, совершенствуется организационноправовой механизм их оказания. Социально-правовая ценность, многообразие и массовый характер муниципальных услуг, которые способны обеспечивать индивидуальные и коллективные потребности личности, Л. А. Андреева. Правовая природа и качество оказания услугв многофункциональных центрах государственных и муниципальных услуг (МФЦ) общества и государства, обусловливает необходимость исследования различных видов муниципальных услуг .

Виды муниципальных услуг определяются, прежде всего, структурой муниципальных задач, вопросов местного значения, дифференцированных в Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»6 в зависимости от типа муниципального образования .

В настоящее время различными авторами предложено множество критериев деления муниципальных услуг на виды. Например, С. А. Кирсанов, А. Т. Ошурков и А. М. Сергиенко с некоторыми оговорками все муниципальные услуги разделяют на блоки, каждый из которых имеет свою проблематику, индивидуальные компоненты (подсистемы) общей системы правового, организационного, финансового обеспечения производства и предоставления услуг. К таковым блокам относятся: услуги образования; услуги здравоохранения и поддержания жизнеспособности;

услуги по обеспечению досуга; услуги по обеспечению среды обитания:

благоустройство, озеленение, градостроение, содержание дорог; жилищные и коммунальные услуги относятся к сфере, непосредственно связанной с благосостоянием населения, удовлетворением его жизнеобеспечивающих потребностей и т. д. [4, с. 105] .

Интересной является классификация муниципальных услуг, предложенная В. Б. Зотовым: частные, общественные и услуги, общественные по форме их предоставления, но частные по характеру потребления [2, с. 144] .

Принимая во внимание наличие промежуточного результата, муниципальные услуги можно разделить на простые и сложные. Простые подразумевают однократное обращение в орган местного самоуправления с получением конечного результата, а сложные услуги предполагают множественное обращение в орган местного самоуправления с получением промежуточных результатов, имеющих самостоятельную ценность [6, с. 85] .

По мнению Е. В. Морозовой, целесообразно выделять в качестве критерия деления публичных (и, в частности, муниципальных) услуг основные и дополнительные услуги. Основная услуга прямо направлена на удовлетворение конкретной потребности. Дополнительная услуга «сопровождает»

основную услугу и, как правило, отдельно от основной не применяется, так как в ее обособленном предоставлении нет смысла [9, с. 9]. Термин Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». В ред. от 03.07.2016 № 298-ФЗ // СЗ РФ. 2003. № 40. Ст. 3822; 2016. № 27. Ч. I. Ст. 4231 .

34 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) «муниципальные услуги», как и «государственные услуги», не имеет аналога в мировой практике .

МФЦ — организация, учрежденная или уполномоченная для обеспечения предоставления федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации, органами местного самоуправления услуг в режиме «единого окна» .

Цели создания МФЦ:

запрещение затребования у заявителя документов и информации, имеющихся в распоряжении государственных и муниципальных органов;

стандартизация и регламентация деятельности МФЦ;

межведомственное взаимодействие органов власти, участвующих в предоставлении государственных и муниципальных услуг;

соблюдение стандарта комфортности предоставления государственных услуг при организации и оборудовании мест приема и консультирования заявителей; модернизация системы предоставления государственных и муниципальных услуг, в том числе на основе использования информационно-коммуникационных технологий;

упрощение процедур получения гражданами и юридическими лицами массовых, общественно значимых государственных и муниципальных услуг за счет реализации принципа «единого окна»;

сокращение количества документов, требуемых заявителю для получения государственной (муниципальной) услуги;

сокращение сроков предоставления государственных и муниципальных услуг;

противодействие коррупции, ликвидация рынка посреднических услуг при предоставлении государственных и муниципальных услуг;

повышение удовлетворенности получателей государственных и муниципальных услуг их качеством;

повышение качества информирования граждан и юридических лиц о порядке, способах и условиях получения государственных и муниципальных услуг на базе МФЦ;

внедрение практики интерактивного взаимодействия с заявителями при предоставлении государственных и муниципальных услуг;

развитие и совершенствование форм межведомственного взаимодействия .

Для обеспечения государственных и муниципальных услуг и их качества МФЦ обладает правами: запрашивать и получать необходимую информацию от федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов Л. А. Андреева. Правовая природа и качество оказания услугв многофункциональных центрах государственных и муниципальных услуг (МФЦ) местного самоуправления, организаций, независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности; заключать межведомственные соглашения; давать разъяснения физическим и юридическим лицам, организациям по вопросам деятельности МФЦ; принимать участие в разработке регламентов и стандартов предоставления государственных и муниципальных услуг .

Перечень (состав) участников МФЦ определяется соответствующими соглашениями об участии в деятельности МФЦ. Участниками МФЦ могут быть: федеральные органы исполнительной власти, их территориальные органы, государственные услуги которых предоставляются на базе МФЦ;

органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации, государственные услуги которых предоставляются на базе МФЦ; органы местного самоуправления, муниципальные услуги которых предоставляются в МФЦ; организации, участвующие в предоставлении государственных (муниципальных) услуг; организации, предоставляющие дополнительные услуги (нотариат, банки, юридические консультации и др.) .

Представляется, что открытый перечень участников МФЦ в определенной степени снижает качество оказанных услуг. Например, в населенном пункте имеется несколько МФЦ, которые имеют разный перечень услуг, который не позволяет удовлетворить потребности заявителя .

Законодатель определил несколько организационно-правовых форм статуса МФЦ: открытое акционерное общество; государственное (муниципальное) унитарное предприятие; бюджетное учреждение; автономное учреждение. Это, по нашему мнению, может повлечь различное качество оказываемых государственных и муниципальных услуг .

При принятии решения о выборе организационно-правовой формы МФЦ необходимо учитывать цели и задачи, ради которых они создаются и которые не могут быть реализованы хозяйствующими субъектами иной организационно-правовой формы .

Физические и юридические лица в процессе получения государственных (муниципальных) услуг, как правило, сталкиваются с распространенными проблемами обеспечения качества услуг, такими как:

отсутствие системной информации о порядке предоставления услуги;

наличие административных барьеров, несогласованность действий сотрудников;

необоснованное взимание платы;

длительное время ожидания доступа к услуге;

длительное время предоставления услуги;

удаленность услуги от потребителя;

36 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) ограниченный количественный и качественный объем услуги;

недостаточная вежливость и предупредительность сотрудников;

недостаточная квалификация сотрудника, предоставляющего услугу .

Вышеперечисленные препятствия к получению услуги и ее качества вынуждают граждан искать альтернативные источники получения услуги на коммерческой основе .

Следует отметить, что Конституция РФ гарантирует гражданам РФ доступ к получению услуг на всей территории страны, но на практике это не означает, что население получает одинаковый набор, объем услуг одинакового уровня качества, финансируемых полностью или частично за счет бюджетных средств. Очевиден тот факт, что решение проблем, с которыми сталкивается население, является первоочередной задачей повышения качества государственных (муниципальных) услуг .

Одним из механизмов повышения качества государственных (муниципальных) услуг является организационно-правовое совершенствование деятельности МФЦ. Федеральные законы «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»7 и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» относят функции установления региональных и муниципальных минимальных социальных стандартов к полномочиям соответственно органов государственной власти и местного самоуправления .

Стандарт качества государственных (муниципальных) услуг — документ, содержащий описание состава, качества, условий и порядка предоставления услуг, позволяющий потребителю услуги получить четкое представление о своих правах на нее и об условиях получения услуги в рамках действующего законодательства и местной правовой базы .

Использование стандартов качества услуг на региональном и местном уровнях не является обязательным. Органы государственной власти и местного самоуправления самостоятельны в принятии решений об утверждении стандартов на услуги, предоставляемые в рамках их полномочий, а также при формировании правовой базы, определяющей порядок формирования, применения, контроля за соблюдением стандартов, корректировки и отмены стандартов .

Федеральный закон от 06.10.1999 № 184-ФЗ«Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». В ред. от 03.07.2016 № 298-ФЗ // СЗ РФ. 1999. № 42. Ст. 5005; 2016. № 27. Ч. I. Ст. 4231 .

Л. А. Андреева. Правовая природа и качество оказания услугв многофункциональных центрах государственных и муниципальных услуг (МФЦ) Стандарты качества услуг могут быть использованы двояким образом. С одной стороны, стандарт ориентирован на потребителя. С другой, стандарты качества услуг могут применяться как механизм расчета и обоснования финансовых расходов, необходимых для предоставления услуги .

В связи с этим органу публичной власти, ответственному за разработку стандарта, необходимо дать четкое правовое определение роли стандартов качества, сферы их применения и лиц, ответственных за соответствие фактически предоставляемых услуг утвержденным стандартам .

Нормативный правовой акт, регулирующий процесс формирования и утверждения стандартов качества государственных (муниципальных) услуг, должен определять порядок пересмотра и корректировки утвержденных стандартов. Введение стандартов качества может вызвать проблемы, связанные со значительными различиями в уровне оснащенности поставщиков услуг, квалификации и опыте персонала и с другими факторами, объективно влияющими на качество услуг .

Определяя границы и содержание муниципальной или государственной услуги, следует учитывать два научных толкования: предоставление муниципальных услуг как формы общественного блага (теория общественных благ), которые обладают специфическими особенностями, и муниципальные услуги как результата взаимодействия между заявителем (получателем услуги) и исполнителем (орган власти или иная муниципальная организация) [3] .

Вместе с тем следует учитывать, что блага, потребляемые в ходе оказания публичных услуг, являются общественными. Поэтому одни из них могут предоставляться только государством, а другие наиболее эффективно будут производиться в частном секторе [2] .

По мнению Э. Талапиной, «публичные услуги» [10]:

1) обеспечивают деятельность общезначимой направленности;

2) имеют неограниченный круг субъектов, пользующихся ими;

3) осуществляются либо органом государственной и муниципальной власти, либо другим субъектом;

4) основываются как на публичной, так и на частной собственности .

Вместе с тем автор подчеркивает, что процесс предоставления государственных и муниципальных услуг предполагает достижение качественного уровня исполнения государственными и муниципальными служащими должностных обязанностей и оказываемых гражданам и организациям услуг .

По нашему мнению, развитие данного направления связано, в первую очередь, с проводимой в России административной реформой. Повышение 38 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) качества и доступности государственных услуг предопределило постановку соответствующих задач: выявление и инвентаризацию государственных услуг, их отмежевание от других видов услуг и от государственных функций, не являющихся услугами, для последующей разработки и внедрения административных регламентов и стандартов государственных услуг, предоставляемых органами исполнительной власти, в связи с чем формируется реестр государственных услуг .

В процессе инвентаризации и регламентации государственных и муниципальных услуг появилась необходимость в определении таких характеристик, как монополизм на предоставление услуги и отсутствие непосредственного блага для получателя в зависимости от результата предоставления. Такие уточнения позволили, в частности, перевести из категории муниципальных услуг в категорию муниципальных функций предоставление в аренду земельных участков и объектов недвижимости, при осуществлении которых орган местного самоуправления выступает не в качестве органа публичной власти, а как сторона гражданско-правовых отношений .

Важным аспектом при формировании перечня необходимых и обязательных услуг является недопустимость при предоставлении муниципальной услуги по выдаче соответствующих разрешений ограничения круга организаций, предоставляющих данные услуги, например, указание перечня конкретных организаций, готовящих проект переустройства и (или) перепланировки переустраиваемого жилого помещения. Данное ограничение является нарушением антимонопольного законодательства .

При указании в реестре типа организаций, предоставляющих необходимые и обязательные услуги, формулировка типа не должна не только ограничивать существующие организации, но и препятствовать появлению новых организаций-поставщиков .

Например, если в муниципальном районе на момент составления реестра предоставить определенную медицинскую справку может только одно фактически существующее государственное учреждение здравоохранения, в качестве возможного поставщика необходимой и обязательной услуги в реестре все равно следует указывать не конкретное учреждение, а общую категорию медицинских организаций, имеющих право выдачи соответствующих справок, а также в МФЦ .

Чтобы организовать предоставление электронных услуг, нужно не просто переводить существующие механизмы на возможность удаленной подачи заявки на их получение, но и качественно менять способ этого взаимодействия. Качество, полнота и своевременность предоставления Л. А. Андреева. Правовая природа и качество оказания услугв многофункциональных центрах государственных и муниципальных услуг (МФЦ) услуги в электронной форме в организационно-правовом аспекте зависят также и от эффективности инструментов административного регламента по предоставлению отдельной государственной и муниципальной услуги [1] .

Литература

1. Андреева Л. А. Система оказания муниципальных услуг (правовой аспект) // Вопросы современной юриспруденции : сборник материалов XLIII междунар .

науч.-практ. конф. № 11(42). — Новосибирск : СибАК, 2014 .

2. Вопросы оптимизации предоставления муниципальных услуг с использованием информационно-коммуникативных технологий : учебно-методические материалы. — М. : АНХ, 2010. — 417 с .

3. Кирсанов С. А. Муниципальные услуги как вид публичных услуг / С. А. Кирсанов // Управленческое консультирование. — 2008. — № 4. — С. 30–36 .

4. Кирсанов С. А., Ошурков А. Т., Сергиенко А. М. Муниципальные услуги: некоторые аспекты правового регулирования и способы предоставления. Публичные услуги: правовое регулирование (российский и зарубежный опыт) / под общ .

ред. Е. В. Гриценко, Н. А. Шевелевой. — М. : Волтерс Клувер, 2007 .

5. Крусс В. И. Публичные услуги в контексте российской конституционализации // Конституционное и муниципальное право. — 2014. — № 5. — С. 59 .

6. Морозова Е. В. Публичные услуги: теоретико-правовой аспект : автореф... .

канд. юрид. наук. — Мытищи, 2009 .

7. Санникова Л. В. Услуги в гражданском праве России / Л. В. Санникова. — М. :

Волтерс Клувер, 2006. — С. 112 .

8. Ситдикова Л. Б. Проблемы возмездного оказания публичных услуг (гражданско-правовой аспект) // Вестник Московского городского педагогического университета. — Сер. Юридические науки. — 2010. — № 1. — С. 90–96 .

9. Система муниципального управления / под ред. В. Б. Зотова. — СПб. : Питер, 2007 .

10. Талапина Э. Публичные функции в экономике / Э. Талапина, Ю. Тихомиров // Право и экономика. — 2002. — № 6. — С. 3–9 .

11. Терещенко Л. К. Услуги: государственные, публичные, социальные // Журнал российского права. — 2004. — № 10. — С. 16–17 .

Я. В. Антонов Механизмы защиты прав потребителей в России и Германии Согласно Закону Российской Федерации «О защите прав потребителей»1, под потребителем понимается гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. В соответствии со ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации2 правила, установленные гражданским законодательством, если иное не предусмотрено федеральным законом, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц. Это означает, что потребителями считаются не только граждане России, но и иностранные граждане и лица без гражданства .

Основываясь на указанном определении понятия «потребитель», законодатель уточняет, что Закон о защите прав потребителей не распространяется на потребителей — юридических лиц, а также на потребителей — физических лиц (граждан), если они используют, приобретают, заказывают либо имеют намерение приобрести или заказать товар, работу, услугу для предпринимательских целей, а также на договорные отношения между гражданами по поводу удовлетворения их нужд .

Как разъяснил Государственный антимонопольный комитет РФ, одним из признаков отнесения гражданина к потребителям является приобретение им товаров (работ, услуг) исключительно для личных (бытовых) нужд, не связанных с извлечением прибыли. При этом термин «прибыль»

надо понимать в соответствии со ст. 2 ГК РФ как один из признаков предпринимательской деятельности, а не просто как доход. Не является потребителем гражданин, который, приобретая товары (работы, услуги), использует их в деятельности, которую он осуществляет самостоятельно на свой риск с целью систематического извлечения прибыли.3 Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 № 2300-1. В ред. от 03.07.2016 № 265-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 140; 2016. № 27 .

Ч. I. Ст. 4198. — Далее — Закон о защите прав потребителей .

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Утв. 30.11.1994 № 51-ФЗ. В ред. от 03.07.2016 № 354-ФЗ // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301; 2016 .

№ 27. Ч. II. Ст. 4287. — Далее — ГК РФ .

Приказ Министерства РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства «О некоторых вопросах, связанных с применением Закона РФ от 20.05.1998 № 160 «О защите прав потребителей». В ред. от 11.03.1999 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1999. № 2 .

Я. В. Антонов. Механизмы защиты прав потребителей в России и Германии В России система правового регулирования защиты прав потребителей строится на основе Закона о защите прав потребителей, ч. 1 и ч. 2 ГК РФ, Федерального закона «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»4 и других правовых актов .

В субъектах Российской Федерации дополнительно принимаются нормативно-правовые акты, обеспечивающие защиту прав потребителей в отдельных сферах. Так, в Санкт-Петербурге действует «О мерах по защите прав участников долевого строительства многоквартирных домов в Санкт-Петербурге»,5 который предусматривает дополнительные меры по защите участников долевого строительства как наименее защищенной стороны в спорах .

Для защиты дольщика закон предусмотрел ряд новых правовых категорий, необходимость введения которых обусловлена современными тенденциями жилищного рынка Санкт-Петербурга и в целом России:

«недобросовестный застройщик, инвестор», «участник долевого строительства, нуждающийся в защите, в Санкт-Петербурге», «право требования, подтвержденное вступившим в законную силу решением суда, исполнение которого невозможно недобросовестным застройщиком, инвестором», «проблемный объект», «реестр участников долевого строительства, нуждающихся в защите, в Санкт-Петербурге» .

В соответствии со ст. 2–1 указанного закона «мерой поддержки участников долевого строительства, нуждающихся в защите, в Санкт-Петербурге является предоставление им в собственность квартир инвестором, выигравшим торги на право заключения договора аренды земельного участка на инвестиционных условиях, инвестиционного договора, предусматривающего обязанность предоставления в собственность квартир участникам долевого строительства, нуждающимся в защите, в Санкт-Петербурге» .

В Германии правовое регулирование потребительских споров основано на множестве правовых актов. В отличие от России, там отсутствует единый Федеральный закон от 30.12.2004 № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации». В ред .

03.07.2016 № 304-ФЗ // СЗ РФ. 2005. № 1. Ч. 1. Ст. 40; 2016. № 27. Ч. II. Ст. 4237 .

Закон Санкт-Петербурга от 06.07.2009 № 307-62 «О мерах по защите прав участников долевого строительства многоквартирных домов в Санкт-Петербурге» .

В ред. от 11.12.2015 № 796-154 // Вестник Законодательного собрания СанктПетербурга. 20.07.2009 № 18; 21.12.2015 № 36 .

42 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) закон о защите прав потребителей, а нормы о защите прав потребителей содержатся во множестве различных правовых актов .

В Германии существует Федеральное министерство продовольствия, сельского хозяйства и защиты прав потребителей (BMELV), ответственное за защиту прав потребителей и политику в данной сфере.6 Оно является государственным органом, ответственным за защиту здоровья потребителей продуктов питания, табачных изделий, включая их права и маркировку, предотвращение мошенничества. В круг его обязанностей входят общие вопросы, связанные с безопасностью потребительских товаров и услуг (в том числе в соответствии с Директивой ЕС по безопасности продукции), продовольственная политика в сфере продовольствия и питания, защита экономических интересов потребителей, включая фундаментальную информацию о товарах и услугах .

Для обеспечения прав потребителей на информацию о товарах и услугах в Германии принят Закон об информировании потребителей (VIG) .

При этом большая часть прав потребителей и обязанностей по предоставлению информации, а также требования по маркировке, адресованные производителям и продавцам, устанавливаются в отраслевых законодательных актах:

положениях гражданского (в частности, договорного), предпринимательского и коммерческого права (Закон против недобросовестной конкуренции (UWG), Законе об авторском праве (UrhG), страховом законодательстве — находятся в ведении Федерального министерства юстиции;

нормах транспортного права (права пассажиров в рамках паромного, автобусного и авиасообщения, права инвалидов и лиц с ограниченными физическими возможностями) — в ведении Федерального министерства транспорта, строительства и городского развития;

нормах, регулирующих права пассажиров в процессе авиа- и железнодорожных перевозок — в ведении Федерального министерства юстиции и Федерального министерства транспорта, строительства и городского развития;

нормах, регулирующих вопросы конкуренции и ценовой политики, телекоммуникационной и энергетической политики — в ведении Федерального министерства экономики и технологий;

Contribution to the Revision Process on the United Nations Guidelines For Consumer Protection (1985–2013) by Germany [Электронный ресурс] — URL: http://

unctad.org/Sections/ditc_ccpb/docs/UNGCPCont_Germany.pdf (дата обращения:

06.11.2015) .

Я. В. Антонов. Механизмы защиты прав потребителей в России и Германии нормах продуктовой безопасности (ProdSG) — в ведении Федерального министерства труда и социальных вопросов;

нормах, регулирующих вопросы защиты прав потребителей в сфере рынка финансов и капитала — в ведении Федерального министерства финансов;

нормах, касающихся вопросов защиты прав потребителей в сфере медицинского и социального обеспечения, — в ведении Федерального министерства здравоохранения;

нормах, регулирующих вопросы защиты прав потребителей в сфере охраны окружающей среды и радиационной защиты, — в ведении Федерального министерства охраны окружающей среды, охраны природы и безопасности ядерных реакторов .

Таким образом, в Германии отсутствует единый закон, регулирующий вопросы защиты прав потребителей, в том числе права на возмещение вреда. Данные вопросы находятся в ведении отдельных государственных органов, которые, собственно, и определяют правовое регулирование .

В Российской Федерации отраслевой подход к защите прав потребителей не считается оптимальным в силу особенностей публичного управления и объективной необходимости установления единых правовых стандартов защиты прав потребителей, а также вследствие недостаточно высокого уровня правовой культуры как производителей и продавцов товаров, работ и услуг, так и самих потребителей.7 В Германии также отсутствует центральный орган надзора за защитой прав потребителей, поскольку законодательство в данной сфере находится в ведении 16 земель. Наряду с государственными органами в защите прав потребителей также участвуют неправительственные организации .

Защитой прав потребителей занимаются некоторые органы государственного управления, а также отдельные организации:

Федеральное картельное ведомство (Bundeskartellamt) осуществляет надзор за соблюдением антимонопольного законодательства и законодательства о конкуренции;

Федеральный финансовый надзорный орган (BaFin) осуществляет правовой и технический надзор в сфере оказания кредитных и финансовых услуг, торговли ценными бумагами, информирование потребителей по финансовым вопросам и вопросам третейских соглашений;

Федеральное сетевое агентство по контролю за электричеством, газом, телекоммуникациями, почтовыми службами и железнодорожным Ibid .

44 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) сообщением осуществляет контроль за соблюдение Закона о телекоммуникациях (ТКГ) и законодательством о почтовых службах;

Федеральное ведомство по защите прав потребителей и безопасности пищевых продуктов (BVL), которое является частью сети европейской системы по борьбе с трансграничными случаями нарушения прав потребителей и действует на основе принятого Европейским Парламентом и Советом Европы 27 октября 2004 г. Регламента (EC) № 2006/2004 о сотрудничестве между национальными органами, ответственными за исполнение законов о защите прав потребителей;

Федеральное ведомство по защите прав потребителей и безопасности пищевых продуктов осуществляет управление рисками и лицензирование в сфере оборота веществ и продуктов, которые могут представлять опасность для здоровья и прямо или косвенно связаны с продовольственной безопасностью. Оно обеспечивает безопасность потребителей и защиту здоровья при потреблении и использовании продуктов питания, косметических средств, бытовой техники и инструментов, машин и оборудования, что является обязанностью государственных органов. При этом надзорные органы ведомства, контролируя соблюдение законодательства о защите прав потребителей в отношении продуктов питания, взаимодействуют с правительствами земель, а не федеральным правительством;

Федеральное авиационное ведомство (LBA), которое действует в соответствии с Положением (EC) № 261/2004 о правах пассажиров в случае отмены, длительной задержки или отказа в посадке, и в соответствии с Положением (EC) № 1107/2006 о правах пассажиров с ограниченными возможностями или ограниченной подвижностью. LBA также контролирует соблюдение положений Регламента (ЕС) № 1008/2008 о конечной цене на авиабилеты, включающей в дополнение к стоимости авиабилетов все налоги. LBA принимает обращения потребителей о нарушениях данных правил и, если жалоба подтверждается, имеет право подать иск об административном правонарушении;

Федеральный орган по железнодорожным перевозкам — наблюдательный и лицензирующий орган, ответственный в основном за федеральные железнодорожные перевозки. В его полномочия включен контроль за соблюдением законодательства о правах пассажиров при железнодорожных перевозках. Он же ответствен за соблюдение Регламента (ЕС) № 1371/2007 о правах и обязанностях пассажиров при железнодорожных перевозках;

Федеральный институт оценки рисков — независимый научный институт Германии, ответственный за подготовку докладов и экспертных Я. В. Антонов. Механизмы защиты прав потребителей в России и Германии заключений о безопасности пищевых продуктов и потребительских товаров и предоставление информации о потенциальных рисках;

Федеральный институт по охране труда и здоровья (BAuA) ведет статистику нарушений в продовольственной сфере и обеспечивает реализацию национальной системы контроля опасных продуктов. BAuA является национальным органом, ответственным за систему оповещения о безопасности непродовольственных потребительских товаров. В круг его уставных обязанностей, в соответствии с Законом о безопасности продукции (ProdSG), входит поддержка учреждений земель, ответственных за рыночный надзор .

В Германии существуют и другие институты, федеральные и иные ведомства, ответственные за защиту прав потребителей в различных сферах, а также различные потребительские организации на национальном уровне и уровне земель.8 Легальное определение потребительской организации в Германии отсутствует. Потребительским организациям не требуется дополнительной регистрации или получения государственной лицензии для осуществления деятельности. В то же время в Германии существуют три финансируемые из федерального бюджета организации потребителей — Федерация немецких потребительских организаций (VZBV), продукт «Stiftung Warentest организация тестирования и сравнения продуктов» и «DIN совет потребителей» .

Говоря о механизмах защиты прав потребителей в Германии, следует отметить возможность подачи гражданских исков в суды как самостоятельно, так и через посредников (представителей) .

Германия имеет более 200 публичных и частных (ADR) схем альтернативного разрешения споров. Они направлены на урегулирование споров в досудебном порядке по низкой цене для потребителя путем «арбитражного предложения». Данные схемы реализуются в большинстве случаев профессиональными или промышленными ассоциациями и торговыми гильдиями. Одни из них имеют только местную юрисдикцию (например, Баварский центр омбудсменов по вопросам общественного транспорт), в то время как другие являются общенациональными (например, Федеральное сетевая агентство BNetzA). При этом потребители могут обратиться в суд без процедуры рассмотрения спора в досудебном порядке .

Большинство альтернативных методов разрешения споров (ADR) связаны с использованием процедуры арбитража. В Германии спор решаIbid .

46 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) ется в среднем от 30 до 90 дней. При этом около 80% решений выносятся в пользу потребителей. В случае принятия арбитражем неблагоприятного решения потребитель имеет право обратиться в суд .

Если сумма иска составляет менее 600 евро, немецкое законодательство предусматривает возможность рассмотрения дел в судах по упрощенной процедуре. При этом земли могут законодательно установить обязанность соблюдения досудебного порядка урегулирования потребительского спора .

В противном случае суды вправе не принимать заявления к рассмотрению .

Следует отметить, что в России также предусмотрен досудебный (претензионный) порядок разрешения спора. Тем не менее претензионный порядок вряд ли можно назвать альтернативным способом разрешения спора.9 В нашей стране защита прав потребителей осуществляется государственными судами. В процессе досудебного разрешения спора и в судебном разбирательстве могут участвовать потребительские организации, органы прокуратуры, Уполномоченный по правам человека .

Действующее законодательство не содержит запрета на разрешение споров, возникающих в сфере защиты прав потребителей, посредством третейского разбирательства. Как отмечает Верховный суд РФ, «по общему правилу, когда заключенный договор является договором присоединения, третейское соглашение действительно в том случае, если такое соглашение заключено после возникновения оснований для предъявления иска. Для признания действительным соглашения о рассмотрении дела третейским судом, содержащегося в самом договоре присоединения, необходимо установление волеизъявления присоединившейся к договору стороны на рассмотрение дела конкретным третейским судом после возникновения оснований для предъявления иска».10 Таким образом, третейская оговорка, включенная в договор присоединения, признается судом действительной, если волеизъявление присоединившейся к договору стороны на рассмотрение дела третейским судом установлено после возникновения оснований для предъявления иска .

Ibid .

Определение Верховного суда РФ от 10.01.2012 № 19-В11-24 // СПС «КонсультантПлюс». — Дело о признании оказанных услуг по водоснабжению и водоотведению ненадлежащего качества, возложении обязанности произвести перерасчет, компенсации морального вреда, возмещении судебных расходов направлено на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции, так как третейское соглашение в соответствии с п. 1 ст. 7 ФЗ от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» содержалось в договоре, в связи с чем ссылка суда кассационной инстанции на данную статью признана ошибочной .

Я. В. Антонов. Механизмы защиты прав потребителей в России и Германии В заключение представляется необходимым коснуться трансграничного аспекта защиты прав потребителей. В современной практике все чаще возникают проблемы защиты прав потребителя при покупке товаров через Интернет (система электронной коммерции). Обычно такая категория потребительских споров называется онлайн-спорами .

Одним из источников неопределенности в онлайн-спорах является трудность прогнозирования применимого закона. Ввиду глобального характера World Wide Web (Всемирной паутины) товары продаются и соответственно предлагаются для потенциальных клиентов во всех странах онлайн. Для обычного потребителя определение «применимое право» в некоторых случаях является практически невыполнимой задачей. Решение юридической задачи осложняется расхождениями в части определения применимого права и юрисдикции, в рамках которой находится продавец .

При наличии арбитражной оговорки потенциально исключается возможность защиты прав потребителя в своем государстве. Он вынужден участвовать в арбитражном или судебном разбирательстве в незнакомом месте с неизвестной ему правовой системой. К тому же это может быть и не электронный арбитраж, что увеличивает затраты на рассмотрение дела .

В России защита прав потребителей третейскими судами не осуществляется, поэтому российские потребители незнакомы с процедурой защиты прав потребителей в арбитраже. Поскольку арбитражная оговорка может быть принята в электронной форме путем выражения простого согласия с условиями, которые к тому же могут быть описаны на незнакомом языке, с использованием незнакомой терминологии, то потребитель в случае малозначительности спора вынужден отказаться от предъявления претензий либо, не обладая профессиональными знаниями, не сможет разобраться в особенностях применимого права и процедуре рассмотрения спора. Результатом является нарушение его прав производителем или продавцом некачественного товара .

Л. И. Антонова Судебное оспаривание нормативных правовых актов, затрагивающих права потребителей в сфере ЖКХ К настоящему времени накопилась обширная практика оспаривания нормативных правовых актов, так или иначе связанных с реализацией Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».1

Чаще всего предметом судебного оспаривания становятся вопросы:

жилищно-коммунального хозяйства, в том числе тарифов оплаты жилья, услуг в области электро- и газоснабжения, отчислений на капитальный ремонт и др.;

перевозки пассажиров и багажа городским общественным транспортом, железнодорожным, морским и воздушным транспортом;

банковского обслуживания, включая выдачу кредитов физическим лицам на различные нужды, не связанные с предпринимательской деятельностью;

жилищного строительства, особенно права дольщиков по договору долевого участия, качество построенного жилья, нарушение сроков ввода построенного жилья в действие;

качества продуктов питания, их безопасности для жизни и здоровья потребителей;

образовательных услуг;

услуг в сфере медицинского обслуживания; и т. д .

Вопросы ЖКХ составляют подавляющее большинство дел, связанных с судебным оспариванием нормативных правовых актов, затрагивающих права потребителя. За редким исключением такие дела завершаются не в пользу потребителя, суды в большинстве случаев выносят решения об отказе в удовлетворении заявлений. При этом такие решения принимаются при рассмотрении дела не только в первой, но и во второй инстанции .

Неоднократно предметом оспаривания становились Правила предоставления коммунальных услуг. Оспаривались все варианты этих Правил, начиная с тех, которые были утверждены Постановлением Правительства РФ в 1994 г.2 Однако ни одно из оспариваемых положений этих Правил Закон Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей». В ред. от 03.07.2016 № 265-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 140; 2016 .

№ 27. Ч. I. Ст. 4198. — Далее в статье: Закон о защите прав потребителей .

Правила предоставления коммунальных услуг. Утв. Постановлением Правительства РФ от 26.09.1994 № 1099 // СЗ РФ. 1994. № 26. Ст. 2795 .

Л. И. Антонова. Судебное оспаривание нормативных правовых актов, затрагивающих права потребителей в сфере ЖКХ Верховный суд РФ не признал не соответствующим законодательству и в связи с этим недействующим.3 После утверждения в 2006 г. Правительством РФ новых Правил4 попытки оспаривания норм, касающихся предоставления коммунальных услуг, возобновились с тем же результатом.5 Действующие Правила предоставления коммунальных услуг, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2011 г.,6 регулируют отношения по предоставлению коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах, собственникам и пользователям жилых домов, в том числе отношения между исполнителями и потребителями коммунальных услуг, устанавливают их права и обязанности, порядок заключения договора о предоставлении коммунальных услуг, а также контроль качества предоставления коммунальных услуг, определение размера платы за коммунальные услуги, определяют основания и порядок приостановления или ограничения предоставления коммунальных услуг, а также предусматривают ответственность исполнителей и потребителей коммунальных услуг. Правовые нормы, установленные этими Правилами, также вызывают у потребителей немало вопросов, результатом чего являются многочисленные попытки их оспаривания .

Нормы федеральных органов государственного управления на предмет их признания недействующими оспариваются в Верховном суде РФ:

до 15 сентября 2015 г. — в порядке гражданского судопроизводства по норСм.: Решения Верховного суда РФ от 19.09.2000 № ГКПИ00-1046; от 22.04.2002 № ГКПИ2002-334, 382; от 11.07.2002 № ГКПИ2001-1608; от 24.06.2003 № ГКПИ03-613 // СПС «КонсультантПлюс» .

О пределениями Верховного суда РФ от 24.10.2000 № КАС00-427; от 18.06.2002 № КАС02-285; от 08.10.2002 № КАС02-545; от 04.09.2003 № КАС03-406 все эти решения оставлены без изменения // Там же .

Правила предоставления коммунальных услуг гражданам. Утв. Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 № 307. В ред. от 25.06.2012 № 635 // СЗ РФ .

2006. № 23. Ст. 2501; 2012. № 27. Ст. 3745 .

См.: Решения Верховного суда РФ от 08.11.2006 № ГКПИ06-928; от 30.09.2008 № ГКПИ08-1385 // СПС «КонсультантПлюс»; Определение Верховного суда РФ от 13.02.2007 № КАС06-563 // Бюллетень Верховного суда РФ. 2008. № 4 (извлечение) .

Правила предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов. Утв. Постановлением Правительства РФ от 06.05.2011 № 354. — Сейчас действуют в ред. от 29.06.2016 № 603 // СЗ РФ. 2011. № 22. Ст. 3168; 2016. № 27. Ч. III. Ст. 4501. — Далее в статье: Правила предоставления коммунальных услуг, Правила .

50 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) мам Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации7 (гл. 24 ГПК РФ), а после вступления в силу Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации8 — в соответствии с гл. 23 КАС РФ .

Рассматривая дела об оспаривании нормативных правовых актов Правительства РФ, Верховный суд РФ проверяет, принят ли акт в пределах полномочий Правительства, соблюдены ли процедуры его издания, опубликован ли он в установленном порядке. Применительно к актам федеральных органов исполнительной власти дополнительно проверяется, прошел ли он необходимую регистрацию в Министерстве юстиции РФ. Если эти требования (или хотя бы одно из них) не соблюдены, суд может признать нормативный акт недействующим, не анализируя его содержание .

Если никаких нарушений законодательства суд не выявил, он отказывает заявителю в признании оспариваемого нормативного правового акта недействующим. Как показывает анализ практики Верховного суда РФ по вопросам оспаривания Правил предоставления коммунальных услуг, такие решения преобладают над судебными актами, которыми удовлетворены заявления об оспаривании (таблица) .

В связи с этим особый интерес для нас представляют те немногочисленные решения Верховного суда РФ, которыми удовлетворены заявления о признании Правил предоставления коммунальных услуг (их части) противоречащими нормативному правовому акту, обладающему более высокой юридической силой, и недействующим .

Так, в декабре 2012 г. С. обратился в Верховный суд РФ с заявлением о признании частично недействующими п. 2, 7, 21, 40, 150, подп. «в» п .

34, подп. «в», «д», «е» п. 35, п. 44, 54, 88 Правил предоставления коммунальных услуг и п. 10, 15 и 16 приложения № 2 к этим Правилам. Данные положения, с точки зрения заявителя, противоречат ст. 421, 779, 781 Гражданского кодекса Российской Федерации,9 ст. 154, 157 Жилищного кодекса Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. Утв. 14.11.2002 № 138-ФЗ. В ред. от 03.07.2014 № 505-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532; 2014 .

№ 1. Ч. I. Ст. 58. — Далее в статье: ГПК РФ .

Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации. Утв .

08.03.2015 № 21-ФЗ. В ред. от 03.07.2016 № 303-ФЗ // СЗ РФ. 2015. № 10. Ст. 1391;

2016. № 27. Ч. I. Ст. 4236. — Далее в статье: КАС РФ .

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Утв. 30.11.1994 № 51-ФЗ. В ред. от 03.07.2016 № 354-ФЗ // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301; 2016 .

№ 27. Ч. II. Ст. 4287; Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая .

Утв. 26.01.1996 № 14-ФЗ. В ред. от 23.05.2016 № 146-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 5 .

Ст. 410; 2016. № 22. Ст. 3094. — Далее в статье: ГК РФ .

Л. И. Антонова. Судебное оспаривание нормативных правовых актов, затрагивающих права потребителей в сфере ЖКХ

–  –  –

Российской Федерации,10 поскольку нарушают его права как потребителя коммунальных услуг, возлагая на него дополнительные обязанности, в том числе по оплате услуг, которые он не заказывал и не потреблял. Заявитель оспаривал также подп. «в» п. 34 Правил, обязывающий потребителя при наличии индивидуального, общего (квартирного) или комнатного прибора учета ежемесячно передавать полученные показания исполнителю или уполномоченному им лицу не позднее 26-го числа текущего месяца .

Проанализировав указанные нормы, Верховный суд РФ признал, что Правила в оспариваемой части действующему федеральному законодательству не противоречат, прав, свобод и законных интересов заявителя не нарушают, и отказал С. в удовлетворении всех заявленных требований.11 Пересматривая данное дело по жалобе С., апелляционная коллегия Верховного суда РФ признала обоснованность большинства выводов суда первой инстанции. В то же время коллегия отметила, что в соответствии с ЖК РФ граждане и организации обязаны своевременно и полностью вносить плату за коммунальные услуги (ч. 1 ст. 153 ЖК РФ); плата за коммунальные услуги вносится ежемесячно до десятого числа месяца, следующего за истекшим месяцем, если иной срок не установлен договором управления многоквартирным домом либо решением общего собрания членов товарищества жилья, жилищного кооператива; плата за коммунальные услуги вносится на основании платежных документов, представленных не позднее первого числа месяца, следующего за истекшим месяцем, если иной срок не установлен договором управления многоквартирным домом либо решением общего собрания членов товарищества собственников жилья, жилищного кооператива или иного специализированного потребительского кооператива (ч. 1, 2 ст. 155 ЖК) .

По мнению коллегии, из содержания приведенных законоположений «не усматривается обязанность потребителя передавать полученные показания приборов учета исполнителю или уполномоченному лицу не позднее 26-го числа текущего месяца, а включение в договор об оказании коммунальных услуг потребителю условия, которое прямо не предусмотрено законом, но и не противоречит ему, возможно лишь по соглашению сторон в соответствии со ст. 421 ГК РФ» .

Жилищный кодекс Российской Федерации. Утв. Федеральным законом от 29.12. 2004 № 189-ФЗ. В ред. от 06.07.2016 № 374-ФЗ // СЗ РФ. 2005. Ч. 1 .

Ст. 14; 2016. № 28. Ст. 4558. — Далее в статье: ЖК РФ .

Решение Верховного суда РФ от 03.12.2012 № АКПИ12-1326 // Бюллетень Верховного суда РФ. 2013. № 11 (извлечение); СПС «КонсультантПлюс» .

Л. И. Антонова. Судебное оспаривание нормативных правовых актов, затрагивающих права потребителей в сфере ЖКХ Апелляционная коллегия отметила также, что суд не учел того, что возложенная на граждан-потребителей обязанность не всегда может быть выполнена в связи с отсутствием у них такой возможности. «Для определенной категории граждан-потребителей, являющихся наиболее слабой и менее защищенной стороной договора по оказанию коммунальных услуг, нуждающейся в особой защите своих прав, обязанность по передаче сведений о показаниях приборов учета исполнителю до 26-го числа текущего месяца в связи с отсутствием телефона, сети Интернет, других средств связи, является трудновыполнимой, а в некоторых случаях невыполнимой .

Следовательно, в договор об оказании услуг потребителю-гражданину включается условие, ущемляющее его права, что недопустимо в силу ст. 16 Закона о защите прав потребителей».12 С учетом всех этих обстоятельств Апелляционная коллегия признала недействующим подп. «в» п. 34 Правил предоставления коммунальных услуг «в части обязания потребителя при наличии индивидуального, общего (квартирного) или комнатного прибора учета ежемесячно передавать полученные показания исполнителю или уполномоченному им лицу не позднее 26-го числа текущего месяца».13 В остальной части решение суда первой инстанции было оставлено без изменения .

В определении Верховного суда РФ, вопреки требованию процессуального законодательства о том, что «суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени» (ст. 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации14), не указывался срок, начиная с которого норма Правил, признанная недействующей, утрачивала силу. Поэтому следует руководствоваться общими правилами о вступлении решения суда в силу, предусмотренными ч. 1 ст. 209 ГПК РФ: «Решения суда вступают в законную силу по истечении срока на апелляционное обжалование, если они не были обжалованы. В случае подачи апелляционной жалобы решение суда вступает в законную силу после рассмотрения судом этой жалобы, если обжалуемое решение суда не отменено. Если определением Решение Верховного суда РФ от 03.12.2012 № АКПИ12-1326 // Бюллетень Верховного суда РФ. 2013. № 11 (извлечение); СПС «КонсультантПлюс» .

Определение Верховного суда РФ от 19.03.2013 № АПЛ13-82 // СПС «КонсультантПлюс» .

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ. В ред. от 06.04.2015 № 82-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532; 2015 .

№ 14. Ст. 2022 .

54 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) суда апелляционной инстанции отменено или изменено решение суда первой инстанции и принято новое решение, оно вступает в законную силу немедленно» .

Постановлением Правительства РФ от 16 апреля 2013 г. № 344 подп. «в»

п. 34 Правил был признан утратившим силу.15 Рассматриваемые Правила оспаривались также З., который в мае 2013 г. обратился в Верховный суд РФ с заявлением о признании недействующим п. 5 приложения № 1 к Правилам в той мере, в которой данная норма позволяет снижать температуру горячей воды в системах горячего водоснабжения в местах водоразбора ниже 60 °C от установленной СанПиН 2.1.4.2496-0916 и тем самым допускает опасность загрязнения горячей воды инфекционными возбудителями вирусного и бактериального происхождения, которые могут размножаться при температуре ниже 60 °C. Заявитель считал, что эта норма противоречит ст. 19 и 39 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»,17 значительно повышает риск инфицирования и нарушает право на охрану здоровья .

Оценив оспариваемый в части нормативный правовой акт на его соответствие федеральному закону и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, суд признал заявление подлежащим удовлетворению. Санитарно-эпидемиологическими правилами определены требования к качеству горячей воды, подаваемой потребителям при предоставлении коммунальной услуги по горячему водоснабжению по такому показателю, обеспечивающему ее безопасность, как температура. Данный показатель характеризуется минимальным (не ниже 60 °C) и максимальным пределом (не выше 75 °C) и не допускает отклонений от указанного температурного режима, при соблюдении которого обеспечивается качество коммунальной услуги .

Суд констатировал, что Правительство Российской Федерации установило в оспариваемом п. 5 этого приложения № 1 допустимые отклоПостановление Правительства РФ «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации по вопросам предоставления коммунальных услуг» от 16.04.2013 № 344 // СЗ РФ. 2013. № 16. Ст. 1972 .

СанПиН 2.1 .

4.2496-09. Гигиенические требования к обеспечению безопасности систем горячего водоснабжения. Утв. Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 07.04.2009 № 20 // Российская газета. № 92, 22.05.2009; СПС «КонсультантПлюс» .

Федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» от 30.03.1999 № 52-ФЗ. В ред. от 13.07.2015 № 233-ФЗ // СЗ РФ. 1999 .

№ 14. Ст. 1650; 2015. № 29. Ч. I. Ст. 4359 .

Л. И. Антонова. Судебное оспаривание нормативных правовых актов, затрагивающих права потребителей в сфере ЖКХ нения от температурного режима, предписанного СанПиН 2.1.4.2496-09, что «фактически означает изменение санитарно-эпидемиологического норматива качества горячей воды, являющегося противоэпидемической мерой. Такое правовое регулирование противоречит указанным выше нормам законодательства и влечет признание оспариваемой нормы недействующей в приведенном истолковании» .

С учетом изложенного Верховный суд РФ признал недействующим со дня вступления решения суда в законную силу п. 5 приложения № 1 к Правилам предоставления коммунальных услуг «в той мере, в которой данная норма допускает ее применение в случаях, не связанных с условиями и порядком изменения размера платы за коммунальную услугу при предоставлении коммунальной услуги ненадлежащего качества».18 С заявлениями об оспаривании нормативных правовых актов обращаются не только потребители коммунальных услуг, но и общественные организации, действующие в их интересах. Так, в апреле 2014 г. Верховный суд РФ рассмотрел заявление Смоленской региональной общественной организации «Общество защиты прав потребителей “Потребитель”» о признании частично недействующими п. 105, 106, 157 Правил. Суд признал, что п. 105 и 106 Правил основаны на нормах федеральных законов, являются реализацией права потребителя на предоставление коммунальных услуг надлежащего качества. При этом «оспариваемые заявителем пункты не содержат предписаний, которыми устанавливается обязанность потребителя в досудебном порядке обратиться к исполнителю услуг для проведения перерасчета, взыскания неустойки и штрафа за предоставление коммунальных услуг ненадлежащего качества и не могут нарушать прав неопределенного круга лиц в указанном заявителем аспекте» .

Пункт 157 Правил в оспариваемой части предоставляет право всем потребителям в перечисленных в этой норме случаях при предоставлении коммунальной услуги ненадлежащего качества требовать уплаты неустоек (штрафов, пеней) в размере, указанном в Законе о защите прав потребителей, и не отменяет право гражданина, потребляющего коммунальные услуги для удовлетворения личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, на предъявление к исполнителю требований, предусмотренных законом, если с учетом характера предоставляемых услуг они могут быть применены к отношениям, связанным с нарушением требований к каРешение Верховного суда РФ от 31.05.2013 № АКПИ13-394 // Бюллетень Верховного суда РФ. 2013. № 12 (извлечение); СПС «КонсультантПлюс» .

56 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) честву коммунальных ресурсов, установленных оспариваемыми в данной части Правилами .

В итоге суд пришел к выводу, что п. 105, 106, 157 Правил не противоречат действующему федеральному законодательству, в том числе ст. 31 Закона о защите прав потребителей, прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц не нарушают, и отказал в удовлетворении заявления Смоленской региональной общественной организации «Общество защиты прав потребителей “Потребитель”».19 Апелляционная коллегия Верховного суда РФ оставила решение без изменений.20 Помимо Правил предоставления коммунальных услуг, оспариванию в Верховном суде подвергаются и другие правовые акты, затрагивающие жилищно-коммунальную сферу, например, Правила и нормы технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденные Постановлением Госстроя РФ.21 В июле 2014 г. Ф. обратился в Верховный суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими п. 5.6.3, 5.6.19, 5.6.20, 5.6.21, 5.6.22 этого нормативного правового акта в той мере, в которой данные нормы возлагают на управляющую компанию обязанность по осуществлению технического обслуживания электрических плит и проведению перечисленных в этих нормах работ и таким образом нарушают его права владельца электрической плиты на проведение гарантийного ремонта, выбор контрагента при проведении работ по ремонту этого оборудования. Заявитель полагает, что нормативный правовой акт в оспариваемой части противоречит ст. 5 Закона о защите прав потребителей, п. 3 ч. 1 ст. 36 Жилищного кодекса Российской Федерации, п. 1 ст. 290 ГК РФ .

Проанализировав в системной связи положения указанных законодательных актов и оспариваемые Правила и нормы технической эксплуатации жилищного фонда, Верховный суд РФ отклонил требования Ф.22 Апелляционная инстанция оставила это решение без изменения.23 Решение Верховного суда РФ от 04.04.2014 № АКПИ14-95 // Бюллетень Верховного суда РФ. 2015. № 4 (извлечение); СПС «КонсультантПлюс» .

Определение Верховного суда РФ от 28.08.2014 № АПЛ14-343 // Там же Правила и нормы технической эксплуатации жилищного фонда. Утв. Постановлением Госстроя РФ от 27.09.2003 № 170 // Российская газета. № 214, 23.10.2003 (доп. выпуск); СПС «КонсультантПлюс» .

Решение Верховного суда РФ от 02.07.2014 № АКПИ14-458 // СПС «КонсультантПлюс» .

Апелляционное определение Верховного суда РФ от 06.11.2014 № АПЛ14-507 // Там же .

Л. И. Антонова. Судебное оспаривание нормативных правовых актов, затрагивающих права потребителей в сфере ЖКХ ОАО «Рубин-Сервис» обратилось в Верховный суд с заявлением о признании частично недействующими п. 2, 6, 7, 10, 24-30, 32, 34-36, 80 Правил пользования газом в части обеспечения безопасности при использовании и содержании внутридомового и внутриквартирного газового оборудования при предоставлении коммунальной услуги по газоснабжению от 14 мая 2013 г. № 410.24 ОАО оспаривало эти Правила в части норм, наделяющих исключительным правом осуществлять деятельность по техническому обслуживанию, ремонту и замене внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования по договору о техническом обслуживании и ремонте внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования только газораспределительную организацию, осуществляющую транспортировку газа по трубопроводам .

Заявитель считал такое правовое регулирование противоречащим ст. 1, 49, 421 ГК РФ, ч. 1 ст. 15 Федерального закона «О защите конкуренции»25, ст. 1, 3, 5, 7, 8 Федерального закона «О газоснабжении в Российской Федерации», 26 ст. 4 Федерального закона «О естественных монополиях»27, ст. 6, 18, 21 Закона о защите прав потребителей, а также не согласующимся с п. 133 Правил предоставления коммунальных услуг. Из приведенных законоположений следует, что права хозяйствующего субъекта на осуществление какого-либо вида деятельности могут быть ограничены исключительно на основании федерального закона либо в предусмотренных федеральным законом случаях .

Нормы ГК РФ и других федеральных законов не запрещают иным организациям, не являющимся газораспределительными, заниматься техническим обслуживанием и ремонтом внутридомового и (или) внутриПравила пользования газом в части обеспечения безопасности при использовании и содержании внутридомового и внутриквартирного газового оборудования при предоставлении коммунальной услуги по газоснабжению. Утв .

Постановлением Правительства РФ от 14.05.2013 № 410. В ред. от 04.09.2015 № 941 // СЗ РФ. 2013. № 21. Ст. 2648;.2015. № 37. Ст. 5153.

— Далее в статье:

Правила пользования газом .

Федеральный закон «О защите конкуренции» от 26.07.2006 № 135-ФЗ .

В ред. от 03.07.2016 № 264-ФЗ // СЗ РФ. 2006. № 31. Ч. 1. Ст. 3434; 2016. № 27 .

Ч. I. Ст. 4197 .

Федеральный закон «О газоснабжении в Российской Федерации» от 31.03.1999 № 69-ФЗ. В ред. от 03.07.2016 № 270-ФЗ // СЗ РФ. 1999. № 14. Ст. 1667; 2016 .

№ 27. Ч. I. Ст. 4203 .

Федеральный закон «О естественных монополиях» от 17.08.1995 № 147-ФЗ .

В ред. от 05.10.2015 // 1995. № 34. Ст. 3426; 2015. № 41. Ч. I. Ст. 5629 .

58 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) квартирного газового оборудования. Оспариваемые нормы введены Правительством Российской Федерации с превышением его полномочий и приводят к полной монополизации на данном рынке услуг, а также к закрытию отечественных субъектов малого и среднего предпринимательства, действующих на этом рынке, препятствуют дальнейшей деятельности ОАО «Рубин-Сервис», осуществляющего на основании договоров с гражданами и заводами-изготовителями надлежащее техническое обслуживание и ремонт (замену) бытового газоиспользующего оборудования (товара), входящего в состав внутриквартирного газового оборудования .

Рассматривая данное дело, суд установил, что Правительство Российской Федерации в соответствии с п. 4, 5 ст. 3 ГК РФ наделено правом принимать постановления, содержащие нормы гражданского права, на основании и во исполнение данного кодекса и иных законов, указов Президента Российской Федерации. При этом такие постановления не могут противоречить Гражданскому кодексу РФ или иному федеральному закону .

Правила пользования газом приняты на основании ст. 8 Федерального закона «О газоснабжении в Российской Федерации», относящей к полномочиям Правительства РФ в области газоснабжения утверждение правил поставок газа, правил пользования газом и предоставления услуг по газоснабжению. Вместе с тем этот Федеральный закон, как отметил суд, не наделяет газораспределительную организацию «исключительным правом на выполнение работ (оказание услуг) по техническому обслуживанию и ремонту внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования и не содержит норм, ограничивающих либо допускающих возможность ограничения при предоставлении коммунальной услуги по газоснабжению прав иных хозяйствующих субъектов на осуществление самостоятельного вида деятельности, связанного с выполнением указанных работ (оказанием услуг)» .

Установление к хозяйствующим субъектам требований, не предусмотренных федеральным законом и необоснованно препятствующих осуществлению их деятельности, привело к ограничению гражданских прав этих хозяйствующих субъектов, устранению конкуренции в соответствующей сфере товарного рынка, лишило потребителей коммунальной услуги по газоснабжению свободного выбора контрагента по договору о техническом обслуживании и ремонте указанного газового оборудования .

Установив, что Правила пользования газом в этой части противоречат требованиям п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 49, ст. 421 ГК РФ, ч. 1 ст. 15 Федерального закона «О защите конкуренции» и подлежат признанию недействующими Л. И. Антонова. Судебное оспаривание нормативных правовых актов, затрагивающих права потребителей в сфере ЖКХ в этой части со дня вступления решения суда в законную силу, Верховный суд РФ удовлетворил заявление ОАО «Рубин-Сервис» и признал недействующими со дня вступления решения в законную силу п. 2, 6, 7, 10, 24-30, 32, 34-36, 80 Правил пользования газом в части, наделяющей исключительным правом осуществлять деятельность по техническому обслуживанию, ремонту и замене внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования только газораспределительную организацию, осуществляющую транспортировку газа по договору с поставщиком газа.28 Это решение приобрело преюдициальное значение. На него ссылался Верховный суд РФ, когда рассматривал заявление З. о признании частично недействующими п. 2, 3, 6, 7, 16, недействующим подп. «а»

п. 17 Правил пользования газом29 в части обеспечения безопасности при использовании и содержании внутридомового и внутриквартирного газового оборудования при предоставлении коммунальной услуги по газоснабжению, а также частично недействующим п. 2 Изменений, которые вносятся в акты Правительства РФ по вопросам обеспечения безопасности при использовании и содержании внутридомового и внутриквартирного газового оборудования, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 14 мая 2013 г. № 410.30 Суд отметил, что Правила пользования газом приняты во исполнение ст. 8 Федерального закона «О газоснабжении в Российской Федерации»31 и «подлежат применению с учетом правовой позиции, изложенной в решении Верховного суда Российской Федерации от 10 декабря 2013 г. по гражданскому делу № АКПИ13-826, которым п. 2, 6, 7, 10, 24-30, 32, 34-36, 80 признаны недействующими в части, наделяющей исключительным правом осуществлять деятельность по техническому обслуживанию, ремонту, замене внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования только газораспределительную организацию, осуществляющую Решение Верховного суда РФ от 10.12.2013 № АКПИ13-826 // СПС «КонсультантПлюс» .

Постановление Правительства РФ «Об утверждении Правил пользования газом и предоставления услуг по газоснабжению в Российской Федерации» от 17.05.2002 № 317. В ред. от 30.03.2015 № 294 // СЗ РФ. 2002. № 20. Ст. 1870; 2015 .

№ 14. Ст. 2135 .

Решение Верховного суда РФ от 21.05.2014 № АКПИ13-1053 // СПС «КонсультантПлюс» .

Федеральный закон «О газоснабжении в Российской Федерации» от 31.03.1999 № 69-ФЗ. В ред. от 03.07.2016 № 270-ФЗ // СЗ РФ. 1999. № 14. Ст. 166; 2016, № 27. Ч. I. Ст. 4203 .

60 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) транспортировку газа по договору с поставщиком газа».32 Апелляционная инстанция не нашла оснований для отмены решения суда.33 Предметом судебного оспаривания нередко являются нормативные правовые акты в сфере ЖКХ, принимаемые субъектами Российской Федерации. Такие дела рассматриваются верховными судами республик, краевыми, областными судами, судами городов федерального значения, судами автономной области и автономных округов, входящими в систему федеральных судов общей юрисдикции.34 По второй инстанции они рассматриваются Верховным судом РФ .

Так, решением Московского городского суда от 24 апреля 2012 г. по заявлениям граждан Б., М. и Р. и межрегиональной общественной организации «Общество защиты прав потребителей «Общественный контроль в действии»» был признан недействующим абз. 4 п. 6.2.5 Порядка организации учета потребления холодной и горячей воды по общедомовым и квартирным приборам учета,35 в части слов «недопуска потребителем представителей исполнителя в квартиру обслуживания или госповерки приборов учета воды». Судебная коллегия по административным делам Верховного суда Российской Федерации, рассматривая дело во второй инстанции, отменила это решение, установив, что Московским городским судом при вынесении решения не были применены нормы Федерального закона «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»36. Это привело Решение Верховного суда РФ от 21.05.2014 № АКПИ13-1053 // СПС «КонсультантПлюс» .

Апелляционное определение Верховного суда РФ от 30.09.2014 № АПЛ14-414 // СПС «КонсультантПлюс» .

Ст. 4 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». В ред. от 05.02.2014 № 4-ФКЗ // СЗ РФ .

1997. № 1. Ст. 1; 2014. № 6. Ст. 551 .

Порядок организации учета потребления холодной и горячей воды по общедомовым и квартирным приборам учета. Утв. Постановлением Правительства Москвы от 10.02.2004 № 77-ПП «О мерах по улучшению системы учета водопотребления и совершенствованию расчетов за холодную, горячую воду и тепловую энергию в жилых зданиях и объектах социальной сферы города Москвы» .

В ред. от 28.12.2010 № 1102-ПП // Вестник Мэра и Правительства Москвы. № 13, 26.02.2004; № 3, 11.01.2011; СПС «КонсультантПлюс» .

Федеральный закон от 23.11.2009 № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»». Сейчас действует в ред. 03.07.2016 № 269-ФЗ // СЗ РФ. 2009. № 48. Ст. 5711; 2016. № 27. Ч. I. Ст. 4202 .

Л. И. Антонова. Судебное оспаривание нормативных правовых актов, затрагивающих права потребителей в сфере ЖКХ к тому, что «Правительство Москвы фактически установило иное правовое регулирование, чем это предусмотрено федеральным законодателем. … Такое правовое регулирование допускает несогласованность региональных и федеральных норм, неясность правового регулирования и не исключает тем самым нарушение прав граждан в жилищно-коммунальной сфере» .

Принимая во внимание также требования, установленные Федеральным законом «Об обеспечении единства измерений»37 к поверке средств измерений, судебная коллегия признала не соответствующими федеральному законодательству и недействующими п. 2.9, 5.2, 6.2.3 в части слов «а также проведения поверки приборов учета воды», п. 6.3.1 в части слов «недопуска потребителем представителей исполнителя в квартиру обслуживания или госповерки приборов учета воды» Порядка организации учета потребления холодной и горячей воды по общедомовым и квартирным приборам учета», утвержденного Постановлением Правительства Москвы. 38 Определение судебной коллегии вступило в силу с момента его вынесения, т. е. с 24 октября 2012 г. Соответствующие изменения в Постановление Правительства Москвы были внесены 26 декабря 2012 г.39 В начале 2014 г. С. обратился в Московский городской суд с заявлением о признании недействующими п. 3.2.2 и 4.2.2.2 Методики распределения между абонентами и потребителями объемов и стоимости холодной и горячей воды и услуг водоотведения на основе показаний приборов учета воды,40 утвержденных Постановлением Правительства Москвы 10 февраля 2004 г., ссылаясь на то, что содержащиеся в них положения противоречат Правилам предоставления коммунальных услуг,41 которыми не предусмотрена возможность перерасчета и взимания дополнительных платежей с потребителей Федеральный закон от 26.06.2008 № 102-ФЗ «Об обеспечении единства измерений». Сейчас действует в ред. от 13.07.2015 № 233-ФЗ // СЗ РФ. 2008. № 26 .

Ст. 3021; 2015. № 29. Ч. I. Ст. 4359 .

Определение Верховного суда РФ от 24.10.2012 № 5-АПГ12-28 // СПС «КонсультантПлюс» .

Постановление Правительства Москвы от 26.12.2012 № 831-ПП «О внесении изменений в постановление Правительства Москвы от 10.02.2004 № 77-ПП» // Вестник Мэра и Правительства Москвы. № 72. Т. 2. 28.12.2012; СПС «КонсультантПлюс» .

Методика распределения между абонентами и потребителями объемов и стоимости холодной и горячей воды и услуг водоотведения на основе показаний приборов учета воды, Утв. Постановлением Правительства Москвы от 10.02.2004 № 77-ПП. В ред. от 25.02.2014 № 75-ПП // Вестник Мэра и Правительства Москвы. № 13. 26.02.2004; № 13. 04.03.2014; СПС «КонсультантПлюс» .

Апелляционное определение Московского городского суда от 04.02.2014 по делу № 33-5906 // СПС «КонсультантПлюс» .

62 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) коммунальных платежей при временном отсутствии жильцов. В подтверждение нарушенных прав заявитель ссылался на имеющиеся факты незаконного перерасчета в сторону увеличения размера платы за коммунальную услугу за период временного отсутствия потребителей в жилом помещении .

Решением Московского городского суда от 6 мая 2014 г. заявление С .

оставлено без удовлетворения.42 Судебная коллегия по административным делам Верховного суда, рассматривая апелляционную жалобу С., отметила, что «по смыслу части 1 статьи 153, части 4 статьи 154, части 11 статьи 155, частей 1 и 2 статьи 157 Жилищного кодекса Российской Федерации, федеральный законодатель, возлагая на граждан и организации обязанность своевременно и полностью вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги и определяя в связи с этим структуру платы за коммунальные услуги, одновременно предписывает, что размер платы за коммунальные услуги при отсутствии приборов учета рассчитывается исходя из нормативов потребления коммунальных услуг, утверждаемых органами государственной власти субъектов Российской Федерации, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Неиспользование собственниками, нанимателями и иными лицами помещений не является основанием невнесения платы за жилое помещение и коммунальные услуги. При временном отсутствии граждан внесение платы за отдельные виды коммунальных услуг, рассчитываемой исходя из нормативов потребления, осуществляется с учетом перерасчета платежей за период временного отсутствия граждан в порядке, утверждаемом Правительством Российской Федерации» .

В настоящее время порядок расчета и внесения платы за жилое помещение и коммунальные услуги, в том числе и порядок перерасчета размера платы за отдельные виды коммунальных услуг за период временного отсутствия потребителей в занимаемом жилом помещении, не оборудованном индивидуальным и (или) общим (квартирным) прибором учета, определяется Правилами предоставления коммунальных услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 06.05.2011 № 354 «О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов».43 Решение Московского городского суда от 08.05.2014 по делу № 3-101/2014 // Там же .

Постановление Правительства Российской Федерации от 06.05.2011 № 354 «О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов». В ред. от 29.06.2016 № 603 // СЗ РФ. 2011. № 22. Ст. 3168; 2016. № 27, Ч. III. Ст. 4501 .

Л. И. Антонова. Судебное оспаривание нормативных правовых актов, затрагивающих права потребителей в сфере ЖКХ Проанализировав это постановление, судебная коллегия пришла к выводу о том, что «временное, более 5 полных календарных дней подряд, отсутствие потребителя в жилом помещении, не оборудованном индивидуальным или общим (квартирным) прибором учета, отнюдь не предполагает перерасчета размера платы за предоставленную потребителям в других жилых помещениях, не оборудованных индивидуальным или общим (квартирным) прибором учета, коммунальную услугу» .

Кроме того, коллегия обратила внимание на то обстоятельство, что какие-либо федеральные нормы, предоставляющие право субъекту Российской Федерации вводить своим правовым актом иной порядок перерасчета размера платы за отдельные виды коммунальных услуг за период временного отсутствия потребителей в занимаемом жилом помещении, чем это предусмотрено Правилами предоставления коммунальных услуг, отсутствуют .

В этой связи п. 3.2.2, 4.2.2.2 приложения 2 к постановлению Правительства Москвы от 10 февраля 2004 г. № 77-ПП в ред. от 25 февраля 2014 г .

№ 75-ПП «фактически введен иной порядок перерасчета размера платы за отдельные виды коммунальных услуг за период временного отсутствия потребителей в занимаемом жилом помещении, не оборудованном индивидуальным и (или) общим (квартирным) прибором учета, чем это предусмотрено федеральным законодательством, а именно порядок, которым не исключается в случае временного отсутствия потребителя в жилом помещении, не оборудованном индивидуальным или общим (квартирным) прибором учета, перераспределение на остальных жителей дома, не имеющих квартирных счетчиков воды, стоимости коммунальной услуги, не использованной отсутствующим потребителем коммунальной услуги» .

Такое правовое регулирование, с точки зрения коллегии, приводит к несогласованности региональных и федеральных норм, неясности правового регулирования, допуская тем самым нарушение прав граждан в жилищно-коммунальной сфере. Поэтому судебная коллегия Верховного суда РФ признала обоснованность доводов заявителя о несоответствии федеральному законодательству оспариваемых норм, своим определением отменила решение Московского городского суда и приняла новое решение, которым признала «противоречащими федеральному законодательству и недействующими со дня вступления настоящего решения в силу пункты 3.2.2, 4.2.2.2 приложения 2 к Постановлению Правительства Москвы от 10 февраля 2004 г. № 77-ПП в ред. от 25 февраля 2014 г. № 75-ПП».44 Определение Верховного суда РФ от 30.07.2014 № 5-АПГ14-18 // СПС «КонсультантПлюс» .

64 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) 31 октября 2014 г. Свердловский областной суд признал «недействующей со дня вступления решения суда в законную силу графу 3 строки 24 Размера областного стандарта стоимости жилищно-коммунальных услуг для собственников жилых помещений, дифференцированного по муниципальным образованиям, расположенным на территории Свердловской области, на 2014 год, утвержденного Постановлением Правительства Свердловской области от 25 июня 2014 г. № 537-ПП «Об областном стандарте стоимости жилищно-коммунальных услуг на 2014 год»»45 .

Коллегия по административным делам Верховного суда Российской Федерации оставила это решение без изменения, апелляционное представление прокуратуры Свердловской области и апелляционную жалобу правительства Свердловской области — без удовлетворения.46 Административным истцом в делах об оспаривании нормативного правового акта может выступать не только физическое, но и юридическое лицо, права которого нарушены принятием такого акта. Например, Общество с ограниченной ответственностью «Э» (далее: ООО «Э») обратилось в Воронежский областной суд с административным иском, в котором просило признать недействующим с 1 января 2016 г. п. 3 приказа № 62/72 от 18 декабря 2015 г. Управления по государственному регулированию тарифов Воронежской области (далее: УРТ) «Об установлении долгосрочных параметров регулирования деятельности и установления тарифов на горячую воду (горячее водоснабжение) для ООО «Э», осуществляющего горячее водоснабжение с использованием централизованной системы в границах городского округа город Воронеж, на период 2016–2018 годов»

в части установления однокомпонентного тарифа на горячую воду исходя из стоимости за 1 куб. метр. В обоснование требований ООО «Э» указывало, что оспариваемый в части нормативный правовой акт не соответствует ч. 2 и 9 ст. 32 Федерального закона «О водоснабжении и водоотведении»47, п. 88, 89, 90, 92 Основ ценообразования в сфере водоснабжения и водоотведения от 13 мая 2013 г.48 и п. 109 Методических указаний по расчету Решение Свердловского областного суда от 31.10.2014 по делу № 3-82/2014 // СПС «КонсультантПлюс» .

Определение Верховного суда РФ от 01.04.2015 № 45-АПГ15-1 // Там же .

Федеральный закон от 07.12.2011 № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении». В ред. от 29.12.2015 № 404-ФЗ // СЗ РФ. 2011. № 50. Ст. 7358; 2016 .

№ 1. Ч. I. Ст. 24 .

Основы ценообразования в сфере водоснабжения и водоотведения. Утв .

Постановлением Правительства РФ «О государственном регулировании тарифов в сфере водоснабжения и водоотведения» от 13.05.2013 № 406. В ред. от 28.10.2016 № 1098 // СЗ РФ. 2013. № 20. Ст. 2500; Российская газета, № 248, 02.11.2016 .

Л. И. Антонова. Судебное оспаривание нормативных правовых актов, затрагивающих права потребителей в сфере ЖКХ регулируемых тарифов в сфере водоснабжения и водоотведения, утвержденных Приказом Федеральной службы по тарифам России № 1746-э от 27 декабря 2013 г.49 Рассматривая данное дело, суд установил, что тарифы на горячую воду (горячее водоснабжение) для ООО «Э», осуществляющего горячее водоснабжение с использованием централизованной системы в границах городского округа город Воронеж, на период 2016–2018 гг. утверждены Приказом № 62/72, п. 3 которого предусматривает установление для бюджетных и прочих потребителей двухкомпонентного тарифа на горячую воду, состоящего из компонента на холодную воду исходя из стоимости за 1 куб. метр и компонента на тепловую энергию, руб./Гкал, и одновременно одноставочного тарифа исходя из стоимости за 1 куб. метр горячей воды; для населения (с учетом НДС) — одноставочного тарифа исходя из стоимости за 1 м3 .

Суд установил, что органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере водоснабжения и водоотведения вправе определять тарифы на горячую воду, а исполнительным органом государственной власти Воронежской области в области государственного регулирования тарифов является УРТ, решения которого по вопросам, входящим в его компетенцию, принимаются в форме приказов .

Подп. «а» п. 2 Постановления Правительства Российской Федерации от 13 мая 2013 г. № 40650 предусмотрено, что к отношениям, связанным с регулированием тарифов в сфере водоснабжения и водоотведения, Основы ценообразования в сфере деятельности организаций коммунального комплекса не применяются со дня вступления в силу этого Постановления, т. е. с 23 мая 2013 г. Методические указания № 47 не подлежали применению при установлении тарифов на 2016–2018 гг., поскольку в этой сфере действует специальный федеральный закон и принятые в соответствии с ним Основы ценообразования в сфере водоснабжения .

Воронежский областной суд признал недействующим с 1 января 2016 г .

п. 3 Приказа № 62/72 от 18 декабря 2015 г. Управления по государственМетодические указания по расчету регулируемых тарифов в сфере водоснабжения и водоотведения. Утв. Приказом ФСТ России от 27.12.2013 № 1746-э. В ред. от 27.05.2015 № 1080-Э // Российская газета, № 51, 05.03.2014 [Электронный ресурс]. — URL: http://www.pravo.gov.ru, 15.07.2015 .

Постановление Правительства РФ от 13.05.2013 № 406 «О государственном регулировании тарифов в сфере водоснабжения и водоотведения». В ред .

от 28.10.2016 № 1098 // СЗ РФ. 2013, № 20, ст. 2500; Российская газета. № 248, 02.11.2016 .

66 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) ному регулированию тарифов Воронежской области «в части установления однокомпонентного тарифа на горячую воду как не соответствующий федеральному законодательству».51 Судебная коллегия по административным делам Верховного суда РФ своим определением оставила решение в силе, указав, однако, что указанное предписание признается «недействующим с момента вынесения настоящего определения».52 Аналогичное определение было принято по результатам рассмотрения апелляционной жалобы Региональной службы по тарифам Кировской области на решение Кировского областного суда от 9 марта 2016 г., которым удовлетворено заявление ООО «УК 25-Плюс» о признании недействующим решения правления Региональной службы по тарифам Кировской области от 17 декабря 2014 г. № 46/114-кс-2015 «О тарифах на горячую воду (горячее водоснабжение) для общества с ограниченной ответственностью «ЛепсеСеть»».53 Несомненный интерес для нас представляет решение Верховного суда Республики Тыва от 4 февраля 2016 г., которым удовлетворено административное исковое заявление первого заместителя прокурора Республики Тыва и признано противоречащим федеральному законодательству и недействующим со дня вступления решения суда в законную силу распоряжение Правительства Республики Тыва, которым предусматривалось, что «с лиц, состоящих на государственной службе, должно браться письменное обязательство о недопущении нарушений требований Жилищного кодекса Российской Федерации и иных нормативных правовых актов в части оплаты за жилое помещение и коммунальные услуги» .

Коллегия Верховного суда РФ, рассматривая апелляционную жалобу Правительства Республики Тыва, отметила, что отношения между потребителями коммунальных услуг и организациями, предоставляющими коммунальные услуги, регулируются нормами гражданского и жилищного законодательства Российской Федерации. «При этом федеральные законы, регламентируя правовой статус лиц, состоящих на государственной службе, и в связи с этим определяя их обязанности (ст. 15), отнюдь не предполагают в рамках осуществления ими служебных полномочий подтверждения в форме письменного обязательства соблюдения обязанностей об оплате Решение Воронежского областного суда от 06.04.2016 по делу № 3а-84/2016 // СПС «КонсультантПлюс» .

Определение Верховного суда РФ от 21.07.2016 № 14-АПГ16-11 // СПС «КонсультантПлюс» .

Определение Верховного суда РФ от 28.07.2016 № 10-АПГ16-1 // Там же .

Л. И. Антонова. Судебное оспаривание нормативных правовых актов, затрагивающих права потребителей в сфере ЖКХ за жилое помещение и коммунальные услуги, предусмотренных федеральным законодательством».54 При таких обстоятельствах суд обоснованно расценил оспариваемое распоряжение Правительства Республики Тыва как не соответствующее федеральному законодательству и признал его недействующим. Судебная коллегия Верховного суда РФ решение суда первой инстанции оставила без изменения, а апелляционную жалобу Правительства Республики Тыва — без удовлетворения.55 Мы подробно раскрыли наиболее существенные требования, выдвигаемые заявителями при оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих их права в жилищно-коммунальной сфере, а также позиции Верховного суда РФ, который на основе всестороннего анализа действующего законодательства дает судам необходимые ориентиры при оценке подзаконных актов, принимаемых на основе и во исполнение положений Гражданского, Жилищного кодексов РФ, Закона о правах потребителей .

Оспаривание нормативных правовых актов становится реальным средством защиты гражданских прав личности в ее отношениях с публичной властью, прав потребителей в их противостоянии с продавцами, производителями, исполнителями товаров и услуг .

Знание правовых оценок судами норм, регулирующих отношения в сфере ЖКХ, должно помочь потребителям соответствующих услуг лучше ориентироваться в содержании не только действующего законодательства, но и подзаконных актов, направленных на детализацию его положений, а значит, и более эффективно защищать права граждан в их правоотношениях с производителями, продавцами, исполнителями .

Федеральный закон от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации». В ред. от 03.07.2016 № 276-ФЗ // СЗ РФ .

2004. № 31. Ст. 3215; 2016. № 27. Ч. I. Ст. 4209; Федеральный закон от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». В ред. от 03.07.2016 № 298-ФЗ // СЗ РФ. 1999. № 42. Ст. 5005; 2016, № 27. Ч. I. Ст. 4231 .

Апелляционное определение Верховного суда РФ от 11.05.2016 № 92-АПГ16-2 // СПС «КонсультантПлюс» .

А. К. Бейн Защита прав потребителей при отчуждении недвижимого имущества В условиях возрождения и дальнейшего развития рыночной экономики в России особую актуальность приобретают права потребителей и способы их защиты. Правоотношения с участием потребителей определяются объективными экономическими отношениями, возникающими на рынке, позволяют гражданам удовлетворять свои бытовые, семейные, личные и иные нужды, не связанные с предпринимательской деятельностью .

Кроме того, отношения с участием потребителей являются одним из способов решения задач в области формирования национальной политики государства по защите прав граждан как потребителей товаров и услуг .

Появление законодательных актов в данной области многие цивилисты относят к развитию рыночных отношений. Однако первые положения, касающиеся непосредственно защиты прав потребителей, пявились еще в Пространной редакции Русской Правды XII в. К источникам правового регулирования данных отношений в Древнерусском государстве можно отнести и Псковскую судную грамоту 1467 г .

Период объединения русских земель и укрепления российской государственности сопровождался бурным экономическим развитием. Это было обусловлено как необходимостью восстановления разрушенного хозяйства, так и установлением торговых отношений с Европой. Для анализа развития законодательной защиты прав потребителей того времени необходимо обратить внимание на Литовский статут 1588 г., который оказал существенное влияние на развитие русского права .

В Литовском статуте закреплялись такие права потребителей, как право на необходимую и достоверную информацию о цене; на товар установленного качества и ответственность продавцов за нарушение этого права; на соблюдение режима торговли; на безопасность; на обращение в суд за защитой нарушенного права [4] .

Имперский период истории Российского государства (ХVII—XIX вв.) отличался динамичным экономическим развитием как внутри страны, так и за ее пределами. В связи с этим наблюдался бурный законотворческий процесс. За счет нововведенных нормативных актов предпринималась попытка регулирования общественных отношений во всех сферах жизни, включая права потребителей. Одним из первых законов в этой области был Новоторговый устав 1667 г. [3, с. 45] .

Огромный вклад в реформацию законодательства о защите прав потребителей внес Петр I. В 1723 г. впервые в России он издал Указ о качестве .

А. К. Бейн. Защита прав потребителей при отчуждении недвижимого имущества В данном Указе содержались требования как к качеству продукции, так и к системе контроля качества, государственного надзора за ним .

В ХIX в. продолжилось совершенствование законодательной базы в России, что выразилось в издании Свода законов Российской империи, в котором имелось немало норм, закрепляющих права потребителей и их защиту .

Благодаря государственной монополии в экономике в советский период защита прав потребителей осуществила новый виток в своем развитии .

В это время становление сферы защиты прав потребителей и соответствующего правового института на условиях усиления в нем государственноадминистративных начал прошло несколько этапов .

На первом этапе, в условиях политики военного коммунизма, исключалась возможность сколь-нибудь широкого развертывания товарноденежных отношений как несовместимых с социализмом, развивалось прямое безэквивалентное распределение материальных благ. Господствовала концепция о ненужности права вообще и гражданского права в особенности. Относящиеся к этому периоду научные работы сводились в основном к критике буржуазного гражданского права и разоблачению его эксплуататорского характера .

Из всех дореволюционных норм советскому законодательству не противоречили ст. 1381, 1384, 1406, 1465, 1510, 1512, 1518 тома X Свода законов Российской империи. Из них важнейшей для потребителей являлась ст. 1518, которая закрепляла правило: «В случае если в суде будет признано, что проданное имущество по своим качествам не соответствует условию или образцам, то оно возвращается продавцу, который в свою очередь обязан возвратить покупателю задаток» [1, с. 195] .

С переходом к новой экономической политике, когда необходимость признания товарно-денежных отношений стала очевидной, ученые вновь обратились к выработанным и отшлифованным тысячелетиями нормам института защиты прав потребителей. В принятом в 1922 г. Гражданском кодексе РСФСР «была предусмотрена ответственность за естественные (физические) недостатки проданного имущества»1, ей было посвящено 9 статей: 195–199, 201, 203–205, восходящие к нормам дореволюционного проекта Гражданского уложения .

Таким образом, в Гражданском кодексе 1922 г. довольно отчетливо прослеживается право потребителя (покупателя) на товар надлежащего Гражданский кодекс РСФСР. Утв. Постановлением ВЦИК от 11 ноября 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. № 71. Ст. 904 .

70 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) качества, право на судебную защиту от неправомерных действий продавца, появляются признаки права на достоверную информацию о качестве товара .

Впоследствии права потребителей отразились в ст. 36, 41, 42 Основ гражданского законодательства и в ст. 245–249 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. Этими нормативными актами заметно улучшалось правовое регулирование положения потребителей .

В настоящее время права потребителей регламентируются целым рядом нормативных актов, в том числе Гражданским кодексом РФ,2 в котором предусматриваются общие положения о договоре купли-продажи, правах и обязанностях сторон, и Законом РФ «О защите прав потребителей».3 Если кратко обозначить основные положения закона о защите прав потребителей, то нельзя не упомянуть:

1) право на безопасность: потребитель имеет право на то, чтобы товар (работа, услуга) были безопасными для жизни, здоровья, имущества потребителя и окружающей среды. Требования, которые должны это обеспечивать, являются обязательными и устанавливаются в порядке, определяемом законом;

2) Право на информацию: потребитель имеет право на необходимую и достоверную информацию о том, что продается и кто продает;

3) Право на возмещение ущерба: за нарушение прав потребителей продавец несет ответственность, предусмотренную законом или договором .

Если в договоре предусматривается ответственность в большем объеме или неустойка в большем размере, чем это предусмотрено законом, то применяются условия договора. Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными в законодательстве, признаются недействительными. Если в результате исполнения такого договора возникли убытки, они подлежат возмещению продавцом в полном объеме .

Рассматривая права потребителей, законодатель одновременно предусматривает и варианты их правовой защиты различными отраслями права. В основном выделяют гражданско-правовой, уголовно-правовой Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Утв. 30.11.1994 № 51-ФЗ. В ред. от 03.07.2016 № 354-ФЗ // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301; 2016 .

№ 27. Ч. II. Ст. 4287; Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая .

Утв. 26.01.1996 № 14-ФЗ. В ред. от 23.05.2016 № 146-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 5 .

Ст. 410; 2016. № 22. Ст. 3094. — Далее в статье: ГК РФ .

Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 № 2300-1. В ред. от 03.07.2016 № 265-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 140; 2016. № 27 .

Ч. I. Ст. 4198. — Далее в статье: Закон о защите прав потребителей .

А. К. Бейн. Защита прав потребителей при отчуждении недвижимого имущества и административно-правовой способы защиты. Гражданско-правовая ответственность связана с нарушениями договорных обязательств или за причинение внедоговорного имущественного ущерба .

По мнению Д. Е. Богданова, «социализация гражданско-правовой ответственности неизбежно приводит к усилению ее превентивной функции, что стало причиной возникновения феномена предупредительного деликта, предупредительной ответственности, направленной на нейтрализацию опасных факторов, способных причинить вред в будущем» [1, с. 26] .

Потребительские отношения — это отношения, прежде всего, договорного характера, поэтому основным источником их правового регулирования, а соответственно, и охраны является Гражданский кодекс РФ, закрепляющий в ст. 12 основные способы их защиты .

При рассмотрении споров, возникающих в суде по вопросам, связанным с ипотечным кредитованием, в условиях огромной «закредитованности» населения России неплохо проявил себя именно Закон о защите прав потребителей. Он устанавливает различные гарантии удовлетворения требований потребителя: от уплаты штрафа за неудовлетворение требований потребителя в добровольном порядке в размере цены иска до уплаты потребителю неустойки в случае просрочки выполнения его законных требований. Гражданско-правовая ответственность за нарушение прав потребителей включает возмещение убытков, уплату неустойки, а также компенсацию морального вреда. Добросовестный продавец делает все возможное, чтобы не нарушать права потребителей. В период кризиса и перенасыщенности рынка сбыта, при сокращении потока покупателей необходимо дорожить каждым клиентом .

При операциях с недвижимостью роль «превентивного правосудия»

принадлежит нотариату. Основная часть населения страны является в той или иной степени потребителем нотариальных услуг. Сегодня в нашем государстве очевидна тенденция расширения правовой помощи населению через систему нотариальной защиты прав граждан .

Вытеснение в недавнем прошлом нотариата из гражданско-правовых отношений и отказ от основополагающих принципов латинского нотариата могли привести к негативным последствиям для развития гражданского оборота. Поэтому стала актуальной политика возвращения нотариата в оборот недвижимого имущества. В течение последнего г. происходит реальное восстановление на практике обязательной нотариальной формы сделок с недвижимостью .

Сейчас уже никто не видит иного выхода в упорядочении имущественных отношений, кроме введения беспристрастного, независимого 72 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) института проверки и удостоверения прав граждан. Сама структура экономических отношений не оставила выбора ни обществу, которому придется принять нотариат как полноправного участника гражданских правоотношений, ни нотариату, который вынужден брать на себя большую ответственность в качестве правозащитного и правоприменительного института .

Расширение полномочий нотариата может быть осуществлено только вместе с оптимизацией работы нотариуса, повышением качества нотариальных услуг и их доступности. При этом может быть весьма полезным использование в России опыта европейских государств в вопросах обеспечения правовых гарантий защиты граждан и юридических лиц от незаконных посягательств на их имущественные права .

Например, в Германии нотариусы не просто удостоверяют сделку, а полностью подготавливают ее. Они детально изучают все документы, представленные для заключения договора, запрашивают все необходимые сведения из государственного реестра, а также из налоговых органов .

Нотариус не только контролирует юридическую чистоту сделки, но и отслеживает соблюдение налоговой дисциплины гражданами страны .

При этом все организации, причастные к проведению сделки, обязаны незамедлительно предоставлять необходимые сведения нотариусу. Затем документы в электронном виде подаются в соответствующий орган для регистрации права .

Такая четкая организация нотариальной деятельности привела к тому, что за всю историю существования электронного документооборота в Германии не было совершенно ни одной фальшивой сделки. Представляется, что нам необходимо активнее использовать опыт европейских государств по эффективной организации нотариальной деятельности .

В настоящее время в нашей стране право собственности и другие вещные права на недвижимое имущество, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре. На основании действующего законодательства сделки с недвижимостью совершаются в письменной форме путем составления документа, подписываемого сторонами. Договор может быть составлен как в простой письменной форме, так и в нотариально удостоверенной. При заключении договора в простой письменной форме стороны принимают на себя ответственность и риски, связанные с неблагоприятными правовыми последствиями .

По российскому законодательству обязательная нотариальная форма сделок применяется, как правило, в тех случаях, когда имеет место повышенная вероятность наступления неблагоприятных последствий для А. К. Бейн. Защита прав потребителей при отчуждении недвижимого имущества сторон. Такой же подход характерен для сделок, имеющих существенное значение для гражданского оборота. Несоблюдение формы сделки делает сделку ничтожной. Имущественная ответственность нотариуса наступает при наличии его вины .

Обязательными для нотариального удостоверения в сфере оборота недвижимости в настоящее время являются следующие односторонние сделки: 1) доверенности на совершение сделок, для которых нотариальная форма является обязательной; 2) доверенности на подачу документов на государственную регистрацию прав; 3) доверенности, выдаваемые в порядке передоверия .

В нотариальной форме совершаются все договоры ренты (постоянной, пожизненной, пожизненного содержания с иждивением) .

В настоящее время в брачно-семейных отношениях нотариального удостоверения требует как брачный договор, так и соглашение о разделе общего имущества, нажитого супругами в период брака. Согласие супруга на заключение другим супругом сделок по распоряжению совместно нажитым имуществом также требует обязательного нотариального удостоверения .

Кроме того, обязательного нотариального удостоверения требуют следующие виды сделок, связанные с отчуждением недвижимого имущества:

отчуждение долей в праве общей собственности на недвижимое имущество. Это касается и тех случаев, когда все участники по одной сделке отчуждают все свои доли;

распоряжение недвижимым имуществом, когда собственник находится под опекой;

отчуждение недвижимого имущества, принадлежащего гражданину, признанному в установленном законом порядке ограничено дееспособным;

отчуждение недвижимого имущества, принадлежащего несовершеннолетнему .

Законодатель установил определенные ограничения для продажи доли в праве общей долевой собственности на объект недвижимости .

Это связано с правом сособственников на преимущественную покупку продаваемой доли. Поэтому продавец должен выбрать такой способ извещения сособственников, который позволит максимально защитить интересы сторон сделки и предотвратит ее оспаривание в суде. Ведь при продаже доли в праве собственности с нарушением преимущественного права покупки любой иной участник собственности имеет право требовать в течение трех месяцев в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя .

74 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) Сделки с недвижимостью, принадлежащей несовершеннолетним, являются достаточно сложными на всех этапах их проведения. Согласно российскому законодательству, граждане в возрасте до 18 лет могут свободно владеть и пользоваться недвижимом имуществом, однако не вправе самостоятельно распоряжаться им. Контроль над сделками, совершаемыми с участием несовершеннолетних, осуществляет государство в лице органов опеки и попечительства. Основной функцией органов опеки и попечительства является надзор за соблюдением прав и интересов несовершеннолетних граждан .

Письменное согласие на совершение сделок с недвижимостью, принадлежащей несовершеннолетнему, необходимо получать в случаях: купли-продажи недвижимости; дарения, залога, обмена, раздела или выдела доли, оформления сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, отказа от наследства, любых сделок, влекущих уменьшение имущества несовершеннолетнего .

В настоящее время идет активная разработка экономически обоснованных размеров нотариальных тарифов в целях обеспечения доступности нотариальной помощи для населения. Основополагающей целью реформирования института нотариата должны стать доступность и надежность услуг нотариата, который будут активно защищать права граждан, в том числе и при распоряжении недвижимым имуществом .

Литература

1. Анашкин Г. З. Некоторые вопросы уголовной ответственности за выпуск недоброкачественной, нестандартной и некомплектной продукции. — М., 1972 .

С. 195 .

2. Богданов Д. Е Предупредительная ответственность как новый вид гражданскоправовой ответственности // Российский судья. — 2014. — № 5. — С. 26 .

3. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Кн. 2. — М. : СТАТУТ, 2012. — С. 45 .

4. Кейта-Станкевич Т. Эволюция защиты прав потребителей (мировой и отечественный опыт) // Белорусский журнал международного права и международных отношений. — 2014. — № 2 .

Н. А. Бутакова Защита прав потребителей в сфере перевозки пассажира и багажа В настоящее время перевозка пассажиров и багажа занимает значительное место в деятельности транспортных компаний. В связи с модернизацией транспортной отрасли и общей мировой глобализацией объем пассажирских перевозок все более возрастает. А это требует подробной регламентации договорного обеспечения пассажирских перевозок на различных видах транспорта и оперативного разрешения спорных ситуаций, возникающих при перевозках. Расширение и интенсивность разнообразных связей влекут за собой неуклонный рост числа заключаемых договоров перевозки пассажира и багажа на различных видах транспорта и, как следствие, рост нарушений транспортными компаниями прав пассажиров .

Перевозка пассажиров может осуществляться по регулярному маршруту (по расписанию рейсов автобуса, самолета, поезда) или в частном порядке (по заказу, например, в такси). Регулярные перевозки пассажиров и багажа осуществляются на основании публичного договора перевозки и относятся к перевозкам транспортом общего пользования .

Перевозчик несет перед пассажиром ответственность:

за задержку доставки пассажира в место назначения;

за причинение вреда жизни, здоровью пассажира;

за утрату, недостачу, повреждение багажа .

Ответственность перевозчика за задержку доставки пассажира в место назначения. Согласно ст. 795 Гражданского кодекса Российской Федерации1, за задержку отправления транспортного средства, перевозящего пассажира, или опоздание прибытия такого транспортного средства в пункт назначения (за исключением перевозок в городском и пригородном сообщениях) перевозчик уплачивает пассажиру штраф в размере, установленном соответствующим транспортным уставом или кодексом, если не докажет, что задержка или опоздание имели место вследствие непреодолимой силы, устранения неисправности транспортных средств, угрожающей жизни и здоровью пассажиров, или иных обстоятельств, не зависящих от перевозчика .

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Утв. 26.01.1996 № 14-ФЗ. В ред. от 23.05.2016 № 146-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410; 2016. № 22 .

Ст. 3094. — Далее в статье: ГК РФ .

76 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) На воздушном транспорте, в соответствии со ст. 120 Воздушного кодекса Российской Федерации2, за просрочку доставки пассажира, багажа или груза в пункт назначения перевозчик уплачивает штраф в размере 25% установленного федеральным законом МРОТ за каждый час просрочки, но не более чем 50% провозной платы, если не докажет, что просрочка имела место вследствие непреодолимой силы, устранения неисправности воздушного судна, угрожающей жизни или здоровью пассажиров воздушного судна, либо иных обстоятельств, не зависящих от перевозчика .

Понятие непреодолимой силы раскрывается в п. 3 ст. 401 ГК РФ. Бремя доказывания обстоятельств, освобождающих перевозчика от ответственности, ложится на перевозчика .

При перерыве в перевозке по вине перевозчика, а также в случае задержки рейса, отмены рейса вследствие неблагоприятных метеорологических условий, по техническим и другим причинам изменения маршрута перевозки перевозчик обязан организовать для пассажиров в пунктах отправления и в промежуточных пунктах следующие услуги: 3 предоставление пассажиру с ребенком в возрасте до семи лет комнат матери и ребенка;

два телефонных звонка или два сообщения по электронной почте при ожидании отправления рейса более двух часов;

обеспечение прохладительными напитками при ожидании отправления рейса более двух часов;

обеспечение горячим питанием при ожидании отправления рейса более четырех часов и далее каждые шесть часов — в дневное время и каждые восемь часов — в ночное время;

размещение в гостинице при ожидании отправления рейса более восьми часов — в дневное время и более шести часов — в ночное время;

доставка транспортом от аэропорта до гостиницы и обратно в тех случаях, когда гостиница предоставляется без взимания дополнительной платы;

организация хранения багажа .

Воздушный кодекс Российской Федерации от 19.03.1997 № 60-ФЗ. В ред. от 06.07.2016 № 374-ФЗ // СЗ РФ. 1997. № 12. Ст. 13; 2016. № 28. Ст. 4558. — Далее в статье: ВК РФ .

Приказ Минтранса России от 28.06.2007 № 82 «Об утверждении Федеральных авиационных правил «Общие правила воздушных перевозок пассажиров, багажа, грузов и требования к обслуживанию пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей»». В ред. от 15.02.2016 № 25 // Российская газета. № 225. 10.10.2007; Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2016. № 18 .

Н. А. Бутакова. Защита прав потребителей в сфере перевозки пассажира и багажа Указанные услуги предоставляются пассажирам без взимания дополнительной платы .

На морском транспорте, в соответствии со ст. 196 Кодекса торгового мореплавания РФ4, за задержку отправления судна, перевозящего пассажира, или прибытие судна с опозданием в пункт назначения перевозчик уплачивает пассажиру штраф в размере до 50 % платы за проезд пассажира и платы за провоз его багажа, если не докажет, что задержка отправления судна или прибытие его с опозданием произошли вследствие обстоятельств, не зависящих от перевозчика .

На автомобильном, железнодорожном и внутреннем водном транспорте (п. 13 ст. 34 Устава автомобильного и наземного электрического транспорта РФ,5 ст. 110 Устава железнодорожного транспорта РФ,6 п. 2 ст. 116 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ7) за задержку отправления транспортного средства или прибытие его с опозданием в пункт назначения более чем на час перевозчик уплачивает пассажиру штраф в размере 3% стоимости проезда за каждый час задержки, но не более чем в размере стоимости проезда и не позднее чем в течение десяти дней после дня предъявления пассажиром соответствующего требования. Пассажир также вправе потребовать от перевозчика возмещения убытков, причиненных ему в связи с задержкой отправления или прибытием с опозданием транспортного средства в пункт назначения, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации .

Таким образом, ответственность за просрочку подачи транспортного средства или за просрочку доставки пассажира в пункт назначения, согласно действующему законодательству, совершенно не соответствует тем возможным затратам, которые пассажир может понести за время Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30.04.1999 № 81-ФЗ .

В ред. от 03.07.2016 № 67-ФЗ // СЗ РФ. 1999. № 18. Ст. 2207. 2016. № 27. Ч. II .

Ст. 4300 .

Федеральный закон от 08.11.2007 № 59-ФЗ «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта». В ред. от 03.07.2016 № 58-ФЗ // СЗ РФ. 2007. № 46. Ст. 5555; 2016. № 27. Ч. I. Ст. 4191. — Далее в статье: УАТ .

Федеральный закон от 10.01.2003 № 18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации». В ред. от 03.07.2016 № 227-ФЗ // СЗ РФ. 2003 .

№ 2. Ст. 170; 2016. № 27. Ч. I. Ст. 4160. — Далее в статье: УЖТ РФ .

Кодекс внутреннего водного транспорта Российской Федерации от 07.03.2001 № 24-ФЗ. В ред. от 03.07.2016 № 367-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 11. Ст. 1001; 2016 .

№ 27. Ч. II. Ст. 4300. — Далее в статье: КВВТ РФ .

78 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) ожидания. Более того, перевозчик несет ограниченную ответственность, так как упущенная выг. взысканию не подлежит. Однако в связи с тем, что пассажир является гражданином, на него распространяется Закон РФ «О защите прав потребителей»8, причиненные потребителю убытки подлежат возмещению в полном объеме сверх неустойки .

Ответственность за причинение вреда жизни, здоровью пассажира .

Данный вид ответственности перевозчика регулируется на всех видах транспорта одинаково на основании ФЗ от 14 июня 2012 г. № 67-ФЗ,9 вступившего в силу с 1 января 2013 г. Этот нормативный акт регулирует отношения, возникающие в связи с осуществлением обязательного страхования гражданской ответственности перевозчика (за исключением метрополитена и легковых такси) за причинение при перевозках вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров .

Страхователями являются перевозчики.

Полис ОСГОПП гарантирует пассажирам компенсацию вреда жизни, здоровью или имуществу, причиненного перевозчиком на следующих видах транспорта:

железнодорожный транспорт пригородного сообщения и дальнего следования, включая международные перевозки;

воздушный транспорт: самолеты внутренних и международных линий и вертолеты;

морской транспорт;

внутренний водный транспорт;

автобусные перевозки, включая внутригородские, пригородные, междугородние и международные перевозки;

городской электрический транспорт: троллейбусы и трамваи;

легкое метро, все пути которого технологически полностью изолированы от автомобильных дорог и линии которого оборудованы станциями и расположены преимущественно на наземных участках;

монорельсовый транспорт, технологическая конструкция путей которого позволяет осуществлять движение подвижного состава по одному рельсу, пути которого не должны иметь пересечений с автомобильными дорогами .

Закон Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей». В ред. от 03.07.2016 № 265-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 140; 2016 .

№ 27. Ч. I. Ст. 4198. — Далее в статье: Закон о защите прав потребителей .

Федеральный закон от 14.06.2012 № 67-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров и о порядке возмещения такого вреда, причиненного при перевозках пассажиров метрополитеном». В ред. от 23.05.2016 № 146-ФЗ // СЗ РФ .

2012. № 25. Ст. 3257; 2016. № 22. Ст. 3094. — Далее в статье: ОСГОПП .

Н. А. Бутакова.

Защита прав потребителей в сфере перевозки пассажира и багажа Действующим законодательством установлены лимиты страховых выплат при наступлении ответственности перевозчика в результате причинения вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров в следующих размерах:

в случае причинения вреда жизни потерпевшего страховая выплата равна страховой сумме, которая должна составлять не менее чем 2 025 000 руб.;

в случае причинения вреда здоровью потерпевшего производится единовременная выплата, размер которой определяется в зависимости от характера и степени тяжести повреждения здоровья по нормативам, установленным Правительством Российской Федерации .

Таким образом, как только пассажир вошел в транспортное средство (самолет, вертолет, поезд, корабль/паром, автобус, троллейбус и т. д.), за любой вред, причиненный его жизни, здоровью или имуществу должен отвечать перевозчик. При наличии полиса ОСГОПП его ответственность будет переложена на страховщика .

Ответственность за утрату, недостачу, повреждение багажа. Согласно ст. 796 ГК РФ, перевозчик несет ответственность за несохранность груза или багажа, происшедшую после принятия его к перевозке и до выдачи грузополучателю, управомоченному им лицу или лицу, управомоченному на получение багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

Ущерб, причиненный при перевозке багажа, возмещается перевозчиком в случае:

утраты или недостачи багажа — в размере стоимости утраченного или недостающего багажа;

повреждения (порчи) багажа — в размере суммы, на которую понизилась его стоимость, а при невозможности восстановления поврежденного багажа — в размере его стоимости;

утраты багажа, сданного к перевозке с объявлением его ценности, — в размере объявленной стоимости багажа .

Определение стоимости багажа определяется исходя из его цены, указанной в счете продавца или предусмотренной договором, а при отсутствии счета или указания цены в договоре исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары. Перевозчик наряду с возмещением установленного ущерба, вызванного утратой, недостачей или повреждением (порчей) багажа, возвращает отправителю (получателю) провозную плату, взысканную за 80 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) перевозку утраченного, недостающего, испорченного или поврежденного багажа .

Аналогично устанавливается ответственность за утрату, недостачу или повреждение (порчу) багажа в ст. 107 УЖТ РФ, ст. 118 КВВТ РФ, ст. 34 УАТ РФ .

На воздушном транспорте, согласно ст. 119 ВК РФ, размер ответственности определяется в размере стоимости утраченного, недостающего или поврежденного багажа, принятого к воздушной перевозке без объявления ценности, но не более 600 руб. за килограмм веса багажа или груза; за утрату, недостачу или повреждение (порчу) вещей, находящихся при пассажире, — в размере их стоимости, а в случае невозможности ее установления — в размере не более 11 тыс. руб .

Согласно ст.

186 КТМ РФ, перевозчик будет нести ответственность за багаж, если пассажир направит перевозчику или его агенту заявление в письменной форме в следующих случаях:

явное повреждение каютного багажа — до или в момент высадки пассажира, явное повреждение иного багажа — до или в момент его выдачи;

утрата или повреждение багажа, которые не являются явными, — в течение 15 дней со дня высадки пассажира или выдачи багажа либо с момента, когда он должен быть выдан .

В случае если пассажир не выполнил требование, предусмотренное настоящей статьей, предполагается, если не доказано иное, что пассажир получил свой багаж неповрежденным .

Тем не менее, несмотря на то, что в транспортных уставах и кодексах сформулирован порядок определения стоимости утраченного или поврежденного багажа, в полисе ОСГОПП установлена сумма минимального возмещения: в случае причинения вреда имуществу потерпевшего возмещение вреда равно 600 руб. за один килограмм веса багажа и 11 000 руб. за иное имущество, но в пределах страховой суммы, которая должна составлять не более чем 23 тыс. руб. на каждого потерпевшего .

Претензии могут быть предъявлены к перевозчику:

на воздушном транспорте, согласно ст. 126 ВК РФ, в течение шести месяцев;

на железнодорожном транспорте, согласно ст. 123 УЖТ РФ, в течение шести месяцев, претензии в отношении штрафов и пеней — в течение 45 дней;

на внутреннем водном транспорте (ст. 161 КВВТ РФ), на автомобильном транспорте (ст. 39 УАТ) и на морском транспорте (ст. 409 КТМ РФ), в течение срока исковой давности (3 года) .

Н. А. Бутакова. Защита прав потребителей в сфере перевозки пассажира и багажа

Таким образом, можно сделать вывод, что ответственность перевозчика носит ограниченный характер:

в случае утраты или недостачи багажа перевозчик возмещает его стоимость, но действительную стоимость багажа крайне сложно доказать, особенно если он утрачен, а минимальное страховое покрытие очень ограничено;

в случае повреждения (порчи) багажа — сумму, на которую понизилась его стоимость, а при невозможности восстановления поврежденного багажа — его стоимость, что также проблематично доказать;

при утрате багажа, сданного к перевозке с объявлением его ценности, — сумму объявленной стоимости багажа, что очень редко предлагается перевозчиком сделать .

Поэтому единственный выход, который видится в защите прав потребителей-пассажиров — это увеличение страхового минимума покрытия ущерба пассажиров .

В. Л. Вольфсон

Постановление ВАС «О свободе договора и его пределах»:

инфляция принципа диспозитивности в частном праве Свобода договора, фундаментальная доктрина частного права, основана на еще более общем его начале, системообразующем его отличии от права публичного: приобретая или осуществляя права, лица частного права действуют в своем интересе (ч. 2 ст. 1 ГК).1 Совершать такие действия субъекты могут не иначе, чем по собственной воле (ст. 9 ГК). Эта парадигма находит выражение в двух важнейших принципах — дозволительности и диспозитивности. Их эволюция в договорном праве привела к доктрине свободы договора .

В последние годы законодатель в правотворчестве и высшие судебные инстанции в том, что порой именуется юриспруденцией, целеустремленно заняты совершенствованием гражданского права в двух направлениях:

раскрепощение оборота и укрепление добросовестности. Первое из этих направлений нашло свое воплощение в Постановлении Пленума ВАС «О свободе договора и ее пределах»,2 которым высшая инстанция по хозяйственным спорам попыталась совершить переворот в гражданском праве перед тем, как сложить с себя полномочия .

В постановлении закреплена презумпция диспозитивности любых норм договорного права: «Если норма не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного в ней, и отсутствуют критерии императивности, указанные в пункте 3 настоящего постановления, она должна рассматриваться как диспозитивная. В таком случае отличие условий договора от содержания данной нормы само по себе не может служить Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Утв. 30.11.1994 № 51-ФЗ. В ред. от 03.07.2016 № 354-ФЗ // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301; 2016. № 27 .

Ч. II. Ст. 4287; Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Утв .

26.01.1996 № 14-ФЗ. В ред. от 23.05.2016 № 146-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410;

2016. № 22. Ст. 3094; Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья .

Утв. 26.11.2001 № 146-ФЗ. В ред. от 03.07.2016 № 333-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 49 .

Ст. 4552; 2016. № 27. Ч. II. Ст. 4266; Гражданский кодекс Российской Федерации .

Часть четвертая. Утв. 18.12.2006 № 230-ФЗ. В ред. от 03.07.2016 № 314-ФЗ // СЗ РФ. 2006. № 52. Ч. 1. Ст. 5496; 2016. № 27. Ч. II. Ст. 4247 .

Постановление Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и его пределах» // Вестник ВАС РФ .

2014. № 5. — Далее в статье: Постановление ВАС № 16 .

В. Л. Вольфсон. Постановление ВАС «О свободе договора и его пределах»:

инфляция принципа диспозитивности в частном правебагажа основанием для признания этого договора или отдельных его условий недействительными по статье 168 ГК РФ» (абз. 1 п. 4 Постановления ВАС № 16). В соседних положениях акта провозглашен столь же революционный подход к определению императивности. Таковой модальностью норма договорного права, гласит новая теория, обладает либо когда в ней выражен эксплицитный запрет (п. 2, но даже и здесь возможны исключения), либо когда «это необходимо» (именно так в тексте) «исходя из целей законодательного регулирования», и далее приведен ряд целей, обнаружение каковых судом в регулировании превращает норму в императивную «по необходимости» (п. 3), среди них — и защита интересов слабой стороны .

Представлены также примеры норм права, в которых нет диспозитивной оговорки, однако новая теория свободы договора позволяет судам освободить их от императивности. Так, объявлены диспозитивными однозначно императивные нормы — ст. 475 и ст. 782 ГК, что красноречиво говорит о последствиях обсуждаемого положения для российского гражданского права в целом, но с практической точки зрения — прежде всего для повышения уровня защищенности слабой стороны в договоре, включая потребителей. Дело, конечно, не только в том, что указанные нормы в их императивной модальности предназначены законодателем именно для защиты более слабой стороны, однако, если позиция ВАС будет воспринята судами общей юрисдикции, сторона более сильная будет теперь их исключать из договора .

К изложенным выше «достижениям» юриспруденции стоит отнестись серьезно уже потому, что в силу п. 2 ст. 13 прежней редакции3 ФКЗ «Об арбитражных судах»4 разъяснения Пленума ВАС являлись обязательными для нижестоящих судов. Подобного положения, по нашему мнению, явно неконституционного, не было в ФКЗ «О судах общей юрисдикции»5 применительно к полномочиям Верховного суда (как высшей судебной инстанции данной юрисдикции до объединения судов). Не было и нет Об арбитражных судах в Российской Федерации : Федеральный конституционный закон от 28.04.1995 № 1-ФКЗ : в ред. 06.12.2011 № 4-ФКЗ // СЗ РФ .

12.12.2011. № 50. Ст. 7334 .

Об арбитражных судах в Российской Федерации : Федеральный конституционный закон от 28.04.1995 № 1-ФКЗ : в ред. от 15.02.2016 № 2-ФКЗ // СЗ РФ .

15.02.2016. № 7. Ст. 896 .

О судах общей юрисдикции в Российской Федерации : Федеральный конституционный закон от 07.02.2011 № 1-ФКЗ : в ред. от 21.07.2014 № 13-ФКЗ // СЗ РФ. 2014. № 30. Ч. I. Ст. 4204 .

84 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) ее и в ФКЗ «О судебной системе»6 и в ФКЗ «О Верховном суде РФ»7, определяющих полномочия высшей инстанции, ныне единой для обеих юрисдикций. И тем не менее, разъяснения Пленума ВАС, в соответствии с еще одним ФКЗ,8 сохраняют свою силу до принятия соответствующих решений Пленумом Верховного суда .

Хотя эти разъяснения в обновленном конституционном поле лишились обязательности, можно не сомневаться в том, что указание о «сохранении силы» правовых позиций ВАС подавляющая часть арбитражных судов (хотя исключения есть) [9] и судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда отнесут не только к содержанию этих позиций .

Так, совсем недавно эта коллегия объявила диспозитивным правило ст. 712 ГК РФ, закрепляющее — несомненно, императивно, — безусловное право подрядчика удерживать вещь в целях обеспечения оплаты произведенных им работ, причем дополнительным аргументом стала отсылка к диспозитивности общей нормы об удержании (ст. 359) — суждение, которое должно произвести эффект на тех юристов, кто еще хранит воспоминания о правиле толкования, известном как «соотношение общей и специальной нормы».9 С учетом этого становится необходимым радикальное изменение правовых позиций Постановления ВАС № 16, а по существу, отказ от них, в «соответствующих решениях» Верховного суда. Понимание доктрины «свободы договора», принципов гражданского законодательства, подходы к толкованию норм права10 в Постановлении ВАС № 16 автору этой работы представляются категорически неприемлемыми и, более того, угрожающими фундаментальным ценностям как правового регулирования, так и демократического правления .

О судебной системе в Российской Федерации : Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1-ФКЗ : в ред. от 05.02.2014 № 4-ФКЗ // СЗ РФ .

2014. № 6. Ст. 551 .

О Верховном суде Российской Федерации : Федеральный конституционный закон от 05.02.2014 № 3-ФКЗ : в ред. от 15.02.2016 № 2-ФКЗ // СЗ РФ. 15.02.2016 .

№ 7. Ст. 896 .

О внесении изменений в Федеральный Конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и статью 2 Федерального Конституционного Закона «О Верховном суде Российской Федерации» : Федеральный конституционный закон от 04.06.2014 № 8-ФКЗ // СЗ РФ. 09.06.2014. № 23. Ст. 2921 .

Определение судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ от 29.03.2016 № 306-ЭС15-16624 // СПС «КонсультантПлюс» .

О воззрениях автора на толкование догмы права см. [4] .

В. Л. Вольфсон. Постановление ВАС «О свободе договора и его пределах»:

инфляция принципа диспозитивности в частном правебагажа Формат этой работы не позволяет обсудить в ней различие теоретических подходов к свободе договора. Наша цель — высказать и обосновать доводы, по которым мы считаем необходимым избавить гражданский оборот от свободы того рода, что провозглашена в Постановлении № 16. Однако, безусловно, нельзя не упомянуть о том, что позиция автора вряд ли будет поддержана многими авторитетными правоведами, прежде всего теми, кто участвовал в разработке этого Постановления11 .

Оптимизм внушает то, что сами они допускают возможность скорой его отмены [6]. Автор этой статьи готов показать, в чем суть наших расхождений .

Прежде всего, в Постановлении ВАС № 16, как представляется, допущено смешение принципов дозволительности и диспозитивности. Согласно первому, юридически действительными являются и такие, прежде всего договорные, частные отношения субъектов, которые не предусмотрены, но и прямо не запрещены нормами позитивного законодательства .

Согласно второму, стороны могут отступить от правила поведения, предусмотренному нормой права. Сосуществование двух этих принципов предопределяет допустимость диспозитивного отступления только при наличии специальной оговорки, — а в обратном случае как раз и происходит смешение двух разных принципов гражданского права, в результате чего нормы права превращаются в простые рекомендации, ничем не обременяющие субъектов. Между тем, очевидно, что норма права без диспозитивной оговорки, пусть и не содержащая эксплицитного запрета, вовсе не является рекомендацией. Дополнительным аргументом здесь служит несовместимость предложенного в Постановлении ВАС № 16 подхода с системными принципами толкования: невозможно считать имплицитно диспозитивными нормы без диспозитивных оговорок в условиях, когда в колоссальное число норм договорного права такие оговорки эксплицитно включены .

При этом, если норма права императивна, это еще вовсе не значит, что она тем самым исключает возможность какого-либо другого правоотношения по поводу тех же благ — все зависит от того, перекрывает ли ее семантический объем поле дозволительности, в котором по умолчанию, в силу одноименного принципа, пребывают все нормы частного права [3] .

Например, императивная, вопреки пониманию ВАС, ст. 782 ГК исклюСторонниками правовых позиций, изложенных в Постановлении «О свободе договора», являются, в частности, А. Г. Карапетов [7; 8; 9], А. А. Иванов [6] и Р. С. Бевзенко [1; 7] .

86 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) чает дозволительное поле только в рамках договора,12 поименованного в гл. 39 ГК, однако при вступлении в правоотношение по оказанию услуг, не подпадающего под правовой режим этой главы, она не помешает сторонам запретить односторонний отказ от договора заказчику. И далее, никакой «диспозитивности по умолчанию» в договорном праве нет еще и потому, что правовые режимы поименованных договоров возникать могут только на основании императивных предписаний: абсолютно все главы и параграфы ГК, в которых эти режимы представлены, открываются статьями, императивно их распространяющими на любые договоры, обладающие признаками поименованных .

Второй «критерий императивности», в доктрине ВАС, — когда таковая «необходима» исходя из целей регулирования для защиты особо значимых охраняемых законом интересов — неприемлем по многим причинам .

И главная из них в том, что способом толкования гражданско-правовой нормы здесь принимается целеполагание. Однако законотворчество в области частного права не имеет никакой иной цели, кроме гармонизации противостоящих интересов, и эта единственная его цель не пребывает вне пределов легального текста, — ибо таковой и есть не что иное, как результат попытки ее достижения [4]. Недопустимо не только вменение догме какого-либо содержания, помимо того, что следует из этого текста, но и навязывание ему по определению мнимой цели, поскольку ведет к подмене догмы права судебным усмотрением, имя которому — произвол [2] .

Второй (дискреционный) критерий императивности, предлагаемый ВАС, недопустим, по нашему мнению, и потому, что конституционный принцип пределов свободы, на который он пытается опереться (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ13), и воспроизводящее его в гражданском законодательстве общее ограничение осуществления прав (абз. 2 ч. 1 ст. 1 ГК), очевидно применимы к уже существующим субъективным гражданским правам и предусматривают эксплицитное, со скрупулезно нормированным объемом и, ввиду базовых принципов публичного права, всегда ограничительно толкуемое стеснение. Это следует, во-первых, из текста указанных норм .

Во-вторых, иное прочтение вступало бы в непримиримое противоречие При этом полагаем необходимым внести в ч. 1 ст. 782 изменения, которые позволили бы услугодателю компенсировать за счет заказчика, заявившего немотивированный отказ, не только «фактические расходы», но и потери времени .

Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12.12.1993. С учетом поправок, внесенных законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ // СЗ РФ. 2014. № 31. Ст. 4398 .

В. Л. Вольфсон. Постановление ВАС «О свободе договора и его пределах»:

инфляция принципа диспозитивности в частном правебагажа с конституционной доктриной осуществления прав и свобод, которая, конечно, отвергает допущение имплицитной, тем более — судебно-дискреционной модальности запретов .

В свете сказанного можно было бы даже не оговаривать тот изъян «двойственной императивности», что заметен прежде всех прочих: схема, где один род запрета эксплицитен, а другой может подразумеваться, в принципе несовместима с намерениями либерализации правового регулирования; другими словами, если бы авторы Постановления № 16 действительно заботились о свободе договора, то они воздержались бы от конструирования такой схемы: сохранение наряду с первой, «эксплицитной императивностью», императивности дискреционной наносит сокрушительный удар по стабильности и предсказуемости оборота .

В Постановлении № 16 имеется еще одно положение, которое заслуживает обсуждения в этой работе не только потому, что расценивается нами как сулящее негативный эффект для слабой стороны, но как раз ввиду того, что оно, возможно, проливает свет на истинные мотивы авторов Постановления. В п. 8 записано правило, касающееся злоупотребления той свободой договора, которая нас интересует — т. е. свободой самостоятельно определять его условия. Вот как понимала высшая инстанция по хозяйственным спорам это злоупотребление и его последствия: «В случаях, когда будет доказано, что сторона злоупотребляет своим правом, вытекающим из условия договора, отличного от диспозитивной нормы или исключающего ее применение, либо злоупотребляет своим правом, основанным на императивной норме, суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает этой стороне в защите принадлежащего ей права полностью или частично либо применяет иные меры, предусмотренные законом (п. 2 ст. 10 ГК РФ)» .

Сначала — о том, почему это очень спорно. Злоупотреблять можно условием договора, тождественном императивной норме — просто потому, что злоупотребление субъективным правом представляет собой такое его осуществление, которое опирается на интерес, отличный от того, что вменяется праву в легальном тексте [3]. Но злоупотребление условием договора, выраженным по собственной воле сторон, в рамках договорной свободы невозможно. Принцип разумности субъектов гражданского права означает, что, во-первых, они в дееспособном состоянии имеют полную возможность (при условии, что она не ограничена аффектом — ст. 177 ГК) самостоятельно распознавать и определять свои интересы, а, во-вторых, выражают эти интересы в условиях договора в полном соответствии с таким, т. е. собственным, их пониманием. Это полнота распознания, опредеНаучные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) ления и выражения интересов относится, разумеется, и к тем возможным изменениям, которые они претерпят сообразно изменению обстоятельств, разумно допустимому при заключении договора. Следовательно, принимая на себя какую-либо договорную обязанность, — или, что то же самое, предоставляя корреспондирующее право контрагенту, коль скоро такое право есть всегда не что иное, как описание того же самого обязательства «с точки наблюдения» управомоченной стороны, — обязанная сторона исключает возможность злоупотребления этим правом другой стороной при условии, что осуществление права имеет место в пределах любого разумно мыслимого при заключении договора изменения обстоятельств .

При невыполнении этого условия осуществление права будет иметь место за пределами свободы договора: ведь свобода договора не может простираться далее той области, где могут располагаться интересы сторон; эта свобода всегда есть свобода действовать для достижения этих интересов. Таким образом, злоупотребление свободой договора, а потому и каким-либо субъективным правом, которое опиралось бы на условие договора, а не на норму позитивного права (как в случае отклонения от правила, установленного диспозитивной нормой, или же волеизъявления в поле дозволительности), в принципе невозможно .

Условие договора, находящееся вне области договорной свободы, подлежит изменению по требованию заинтересованной стороны на основании доктрины существенно изменившихся обстоятельств, представленной в правилах ст. 451 ГК, и правила эти как раз и выражают пределы усмотрения, о которых здесь говорится. Отметим, что если бы конструкции специальных норм ст. 451 не существовало, то и тогда бы можно было говорить о злоупотреблении правом, но не о злоупотреблении договорной свободой, и это было бы доктринальной ошибкой, но приведение в действие общих правил об осуществлении права при наличии специального регулирования является уже более серьезной проблемой. Известно, впрочем, что суды наши после внесения изменений в ст. 10 ГК в 2013 г.14, а также под воздействием некоторых «достижений» юриспруденции, в том смысле, в каком это слово здесь используется, заметно чаще стали предпочитать ст. 10 нормам, требующим усилий по квалификации вопросов факта. Однако, на наш взгляд, это не вопрос подхода к сущности злоупотребления правом. О том, что никакого подхода к ст. 10 как к средству О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 Гражданского кодекса Российской Федерации : Федеральный закон от 30.12.2012 № 302-ФЗ : в ред. от 4.03.2013 № 21-ФЗ // СЗ РФ. 2013. № 9. Ст. 873 .

В. Л. Вольфсон. Постановление ВАС «О свободе договора и его пределах»:

инфляция принципа диспозитивности в частном правебагажа ограничения договорной свободы, собственно, не состоялось, в частности, говорит тот простой факт, что Коллегия по гражданским делам Верховного суда в ноябре 2014 г. по вопросу о возможности признания недействительной сделки по основаниям злоупотребления правом заняла позицию,15 противоположную той, что она сформулировала в Обзоре судебной практики спустя несколько месяцев.16 Постановление № 16 стало заключительным актом ВАС, который одну из своих миссий видел в раскрепощении гражданского оборота. Можно привести множество примеров искреннего и успешного служения ВАС этой высокой цели. Но при этом просматривался и другой мотив — вытеснение законодателя и усиление собственной власти. И Постановление № 16 в целом, и его п. 8 — наглядная иллюстрация этого. Можно вспомнить множество и других либеральнейших позиций ВАС (например, суждения по вопросам заключения договоров в Информационном письме № 165 от 22.02.201417) .

Все, что сказано выше о представленной в Постановлении ВАС свободе договора, на наш взгляд, должно убеждать в том, что задача его авторов состояла в изменении догмы позитивного законодательства судебной властью, что, конечно, есть еще один шаг к новому распределению властных полномочий в сторону от того, что в классической демократии задавалось идеей разделения властей.18 Последствия такого подхода для слабой стороны договора, прежде всего, для потребителей, легко предвидеть. Несмотря на уверения, что «императивность по необходимости» является одной из «целей» регулирования, состоящей в защите особо значимых интересов, сам тот факт, что правом обнаруживать эту цель, подчеркнем снова, в действительности отсутствующую, и, как следствие, определять модальность нормы, ВАС наделил судебную власть, что объективно будет порождать правовую неопределенность в положении такой стороны .

Определение судебной Коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 11.11.2014 № 9-КГ14-7 // СПС «КонсультантПлюс» .

Обзор судебной практики Верховного суда Российской Федерации № 1 (2015). Утв. Президиумом Верховного суда РФ 04.03.2015 // Бюллетень Верховного суда РФ 2015. № 5. С. 84 .

См., напр., правовую позицию ВАС в п. 6 Обзора судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными : Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 № 165 // Вестник ВАС РФ. 2014. № 4 .

Для обозначения этого явления автор предлагает термин «правоприменительный феодализм». См., в частности [2] .

90 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) Между тем традиционно принятый и, по нашему убеждению, единственно верный подход к прочтению гражданского законодательства, усматривающий в любой норме права, не снабженной диспозитивной оговоркой, норму императивную, гарантирует защиту интересов слабой стороны как раз в силу того, что исключает какое-либо иное определение модальности такой нормы. Этот подход исходит из принципа объективности позитивного права (т. е. нормы законодательства) и всегда имеет то, и только то, содержание, которое следует из самой догмы [4] .

Не менее опасна для слабой стороны и сформулированная в п. 8 Постановления № 16 доктрина злоупотребления договорным условием .

Очевидно, что по спорам с участием потребителей стороной, осуществляющей защиту права, является в подавляющем числе случаев потребитель .

Именно его вытекающее из договора право, если критикуемое здесь понимание свободы договора будет воспринято судами общей юрисдикции, станет допустимым оставить без защиты на основании ст. 10 ГК РФ .

В практике юрисдикции имеются уже решения, когда, формально не имея возможности сослаться на Постановление № 16, суды отказывали в требовании просто ввиду того, что расценивали как недобросовестность попытку осуществления кредитором права, основанного на согласованном сторонами «несправедливом» условии.19 Так называемые «правовые позиции» ВАС формально адресованы только арбитражным судам, не рассматривающим споры с участием поСм., напр.: Определение судебной Коллегии по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации от 29.03.2016 по делу № 83-КГ16-2 // СПС «КонсультантПлюс» .

Практику арбитражных судов по отказу в защите права, основанному на «несправедливом» условии в интерпретации п. 8 Постановления, можно к настоящему времени уже считать сложившейся. В точном соответствии с «разъяснениями»

п. 8 была сформулирована правовая позиция Президиума ВАС в Постановлении от 15.07.2014 по делу № 5467/14 // Вестник ВАС РФ. 2014. № 11 .

Нижестоящие суды воспроизводят этот подход в своих решениях со ссылкой на оба постановления (см., напр.: Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 09.12.2105 № Ф06-3841/2015 по делу № А55-8108/2015 // СПС «КонсультантПлюс»). Эти решения, как и Определение Верховного суда РФ от 29.03.2016 № 306-ЭС15-16624, о котором уже говорилось, подтверждают выдвинутый в статье тезис: положение ФКЗ от 04.06.2014 № 8 о том, что разъяснения Пленума ВАС, сохраняют свою силу до принятия соответствующих решений Пленумом Верховного суда РФ, воспринимаются арбитражными судами в привычном для них смысле, несмотря на то, что норма, закреплявшая за разъяснениями Пленума ВАС режим формальной обязательности, из закона исключена .

В. Л. Вольфсон. Постановление ВАС «О свободе договора и его пределах»:

инфляция принципа диспозитивности в частном правебагажа требителей, но ведь эти позиции строятся на правопонимании, отнюдь не ограниченном областью хозяйственных споров. Наша цель — показать неприемлемость этой доктрины в принципе, не допустить ее адаптации в судебном правосознании и правоприменении. И для достижения этой цели полезно было бы отыскать исходную посылку, предопределившую погрешность представленного в Постановлении видения свободы договора .

На наш взгляд, правовые позиции Постановления № 16 в совокупности свидетельствуют о том, что его гносеологической основой являлось представление о противоположности сущностей договорной свободы и позитивного законодательства, регулирующего частные отношения .

Похоже, что авторы Постановления верят в то, что любая норма права, в том числе и гражданского, есть ограничение свободы. Такая посылка в рассуждении о частном праве и приводит к выводу о том, что его нормы по умолчанию диспозитивны, а императивность является исключением .

Наш подход к гражданскому законодательству противоположен. По нашему убеждению, нормы гражданского права суть не что иное, как юридическое воплощение реально существующих экономических и социальных интересов, а ввиду того, что в гражданских правоотношениях интересы его участников по определению разнонаправленны — это воплощение неизбежно становится способом их гармонизации. Причем эту гармонизирующую миссию выполняют как диспозитивные, так и императивные нормы, поскольку и те, и другие направлены на установление такого баланса интересов сторон, при котором возникают комфортные условия для участия в обороте, т. е. достигается тот самый искомый эффект раскрепощения .

Таким образом, гражданское законодательство вовсе не есть нечто, противостоящее договорной свободе. Наоборот, оно и есть средство достижения этой свободы, поскольку свобода договора — это свобода реализации субъектами своих интересов посредством договорных связей .

Без права свобода невозможна. Именно поэтому невозможно установить презумпцию диспозитивности отдельно для договорного права, «точечно»

оговаривая императивность, несмотря на то, что нормы в договорном праве в подавляющем большинстве, естественно, диспозитивны. Такая презумпция парадигмально недопустима, поскольку создавала бы иллюзию, будто договорные отношения регулируются каким-то «другим» гражданским правом, стоящем на иных принципах, чем частное право в целом .

Суды, которые и до реформы неидеально справлялись с распознаванием диспозитивного и дозволительного режимов [10], были дезориентированы экстравагантными новеллами в части осуществления гражданских 92 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) прав [5]. «Свобода договора», в версии ВАС, по нашему мнению, противоположна подлинной свободе; она противостоит гармонии в отношениях самостоятельных субъектов, достигаемой всегда и только посредством права. В итоге такая свобода может обернуться произволом судебной власти. Поэтому Постановление ВАС «О свободе договора и ее пределах»

должно быть отменено и как можно скорее .

Литература

1. Бевзенко Р. С. О свободе договора и ее пределах [Электронный ресурс] // ZAKON.RU. — URL: https://zakon.ru/blog/2014/4/4/o_svobode_dogovora_i_ eyo_predelax (дата обращения: 30.04.2016) .

2. Вольфсон В. Л. Непринужденная неустойчивость. О судьбах публичного интереса в пересмотре вступивших в законную силу судебных актов // Вестник СПбГУ. Серия «Право». — 2014. — Вып. № 2. — С. 5–23 .

3. Вольфсон В. Л. Противодействие злоупотреблению правом в российском гражданском законодательстве. — СПб., 2012. — 194 с .

4. Вольфсон В. Л. Язык догмы. Обход невозможен // Мир юридической науки. — 2012. — № 6. — С. 8–18 .

5. Вольфсон В. Л. Добросовестность в гражданском праве: категория и принцип» // сборник статей по итогам Международной научно-практической видеоконференции «Актуальные проблемы права и законодательства России и Болгарии»

: Научные труды СЗИУ РАНХиГС. Т. 6. Вып. 3 (20). — СПб., 2015 .

6. Иванов А. А. Трудная судьба свободы договора в России (передача 034) [Электронный ресурс] // ZAKON.RU. — URL: https://zakon.ru/blog/2016/04/11/

trudnaya_sudba_svobody_dogovora_v_rossii_peredacha_034 (дата обращения:

30.04.2016)

7. Карапетов А. Г., Бевзенко Р. С. Комментарий к нормам ГК об отдельных видах договоров в контексте постановления Пленума ВАС РФ «О свободе договора и ее пределах» // Вестник Высшего Арбитражного суда Российской Федерации. — 2014. — № 8 и 9 .

8. Карапетов А. Г., Савельев А. И. Свобода договора и ее пределы. — Т. 1. — М. :

Статут, 2012. — 452 с .

9. Карапетов А. Г., Фетисова Е. М. Практика применения арбитражными судами Постановления Пленума ВАС от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» // Вестник экономического правосудия. — 2015. — № 12. — С. 145–191 .

10. Кузнецова О. А. Применение судами принципа свободы договора // Вестник Пермского университета. Юридические науки. — 2009. — Вып. № 1–3. — С. 73–83 .

С. Ю. Глазачева Пределы судебного усмотрения при разрешении споров, связанных с защитой прав потребителей В настоящее время огромное значение в российском обществе имеет эффективное взаимодействие участников рыночных отношений в условиях свободы деятельности хозяйствующих субъектов по производству товаров, работ, услуг. Оказывая влияние на развитие экономики в целом, такое взаимодействие фактически стимулирует ее. Однако экономически субъекты этих отношений не всегда находятся в равном положении. Законодательство Российской Федерации предусматривает защиту более слабой стороны — потребителя .

Защита прав потребителей — потребность нашего времени, обусловленная тенденциями современного развития общества, которые в свою очередь диктуются реалиями рыночной экономики .

В широком смысле защита прав потребителей — это совокупность различных правовых механизмов, действие которых направлено на снижение негативных последствий для потребителя в ситуациях, когда контакт с продавцом или производителем, профессионалом или предпринимателем, влечет для него особые опасности .

Защита потребителей обеспечивается силами как государственных органов, так и общественных организаций. Регламентация опасных для потребителя ситуаций на законодательном уровне может принимать публично-правовые (уголовные, административные) или частноправовые формы. При этом такая защита осуществляется не только на национальном, но и на международном уровне .

Гражданин-потребитель не всегда был под защитой закона. Законодательство о защите прав потребителей возникло не так давно, как, например, семейное право, гражданское право, уголовное право и др. Вместе с тем оно прошло достаточно длительный исторический путь развития .

Следует отметить, что слово «потребитель» в советское время имело негативный оттенок и обозначало человека, желающего больше получать материальные блага от других людей, чем отдавать самому. С принятием Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей»1 к слову «потребитель» возвращается его прямой, позитивный смысл, и именно Закон Российской Федерации» от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей. В ред. от 13.07.2015 № 233-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 140; 2015 .

№ 29. Ч. 1. Ст. 4359. — Далее в статье: Закон о защите прав потребителей .

94 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) в таком значении этот термин сегодня прочно вошел в российский правовой обиход [2] .

Жизнедеятельность человека предполагает постоянное возникновение у него потребностей в товарах, работах и услугах. Удовлетворяя эти потребности путем приобретения упомянутых благ, гражданин одновременно приобретает правовой статус потребителя и в связи с этим оказывается под охраной и защитой норм Закона о защите прав потребителей .

Все мы постоянно покупаем различные товары и пользуемся услугами .

Зачастую эти товары и услуги не отличаются надлежащим качеством .

Судебные споры, связанные с защитой прав потребителей, являются отдельной, одной из самых значительных по объему категорий гражданских дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции .

Увеличивающееся количество дел этой категории объясняется, прежде всего, тем, что вступивший в действие с 7 апреля 1992 г. Закон о защите прав потребителей существенно расширил права граждан и конкретизировал ответственность организаций в области бытового обслуживания населения. В этом законе по-новому решены многие вопросы регулирования отношений, вытекающих из договора подряда (бытового заказа), купли-продажи и иных договоров по оказанию услуг гражданам .

В целом правоотношения сторон в сфере защиты прав потребителей регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации2, Законом о защите прав потребителей, иными федеральными законами, подзаконными актами, содержащими соответствующие положения. При этом Гражданский кодекс имеет приоритет перед другими нормативными актами .

Применение норм, направленных на защиту прав потребителей, возможно лишь в случае, если соблюдаются определенный законом субъектный состав, характер отношений и цель использования товаров, работ, услуг .

Потребителем в условиях гражданского оборота можно считать только гражданина, который вступает в отношения, не связанные с извлечением прибыли, руководствуясь исключительно личными и (или) бытовыми нуждами. Другой стороной всегда является организация либо индивидуальный предприниматель, производящие товары для реализации, реализующие товары, выполняющие работы или оказывающие услуги потребителю .

Складывающиеся отношения имеют возмездный характер .

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Утв. 30.11.1994 № 51-ФЗ. В ред. от 03.07.2016 № 354-ФЗ // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301; 2016 .

№ 27. Ч. II. Ст. 4287; Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая .

Утв. 26.01.1996 № 14-ФЗ. В ред. от 23.05.2016 № 146-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 5 .

Ст. 410; 2016. № 22. Ст. 3094. — Далее в статье: ГК РФ .

С. Ю. Глазачева. Пределы судебного усмотрения при разрешении споров, связанных с защитой прав потребителей Если, например, гражданин подает иск к строительной компании в связи с нарушениями условий договора, выразившихся в несвоевременной передаче приобретенной им квартиры, к таким правоотношениям применяются нормы Закона о защите прав потребителей. Ситуация изменяется в случае, если такой гражданин приобрел у строительной компании 30 квартир. Вывод о том, что один человек, даже при наличии многочисленных родственников, может использовать для личных нужд 30 квартир, выглядит неправдоподобным. Поэтому следует предположить, что наличие такого количества недвижимого имущества будет использовано его собственником для извлечения прибыли. Соответственно не будет оснований для применения положений Закона о защите прав потребителей .

В п. 3 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. № 173 разъяснены основные критерии отнесения споров к сфере регулирования Закона о защите прав потребителей .

Правами, предоставленными потребителю указанным законом и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами, а также правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК РФ пользуется не только гражданин, который имеет намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий товары (работы, услуги), но и гражданин, который использует приобретенные (заказанные) вследствие таких отношений товары (работы, услуги) на законном основании (наследник, а также лицо, которому вещь была отчуждена впоследствии, и т. п.) .

При этом следует иметь в виду предусмотренные законом случаи, когда ответственность продавца (исполнителя) возникает только перед гражданином, заключившим с ним договор (например, согласно п. 1 ст. 12 Закона о правах потребителя, потребовать от продавца (исполнителя) возмещения убытков, причиненных необоснованным уклонением от заключения договора, вправе только тот потребитель, которому было отказано в предоставлении возможности незамедлительно получить при заключении договора информацию о товаре, работе или услуге) .

Деятельность судов в аспекте правоприменительной практики по данной категории дел приобретает в современных условиях большое значение, поскольку одной из целей, достигаемых при разрешении гражданских дел, является соблюдение баланса интересов сторон в споре. Представляется невозможным соблюдение прав одной из сторон за счет нарушения прав другой стороны .

Постановление Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» // Бюллетень Верховного суда РФ. 2012. № 9. — Далее в статье: Постановление ВС № 17 .

96 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) Судебная власть обладает сложной юридической природой, выступает «как непосредственное слияние власти и права» [7]. При отправлении правосудия судебная власть реализует свои полномочия на применение санкций в виде взыскания, изъятия, пресечения действий, прекращения или изменения правоотношения .

По мнению ряда авторов, «судебную власть можно представить и рассматривать как некое место в системе социальной организации общества и органов государственной власти, где, в случае необходимости, и в пределах, установленных законом, на основании права может осуществляться разрешение правовых споров или конфликтов с целью обеспечения стабильности социальных отношений» [1] .

Судебное усмотрение представляет собой предоставленное законом полномочие свободы выбора судом одного из нескольких закрепленных в правовой норме альтернативных, но в равной степени законных решений по делу [6] .

Одной из форм проявления законности в связи с вопросами применения судебного усмотрения выступает выбор судом принципов права при отсутствии норм права или их противоречивости .

При принятии решения существенное значение имеет судебное усмотрение, обеспечивающее гибкость в вопросах правового регулирования .

Оно является средством восстановления нарушенной законности, разрешения конфликтов в обществе, возникающих между гражданами, гражданами и государственными органами, предприятиями и другими институтами гражданского общества по вопросам частного права .

Усмотрение в судебной практике рассматривается в качестве одного из ведущих начал при решении сложного юридического дела, когда суду предоставлено полномочие выбора в рамках закона одного решения, применимого к индивидуально-определенному случаю [7] .

Отвечая требованиям закона, судебное усмотрение приобретает черты нормативно-оценочного характера .

Одним из примеров судебного усмотрения является правоприменительная практика по гражданским делам, связанным с защитой прав потребителей .

Закон о защите прав потребителей содержит императивные нормы .

Эта императивность подтверждена Постановлением ВС № 17. Пленум Верховного суда РФ установил пять оснований для применения судебного усмотрения в соответствии с установленными по делу обстоятельствами .

Суд вправе:

1) обратить к немедленному исполнению решение по делам, связанным с защитой прав потребителей, по основаниям и в порядке, предусС. Ю. Глазачева. Пределы судебного усмотрения при разрешении споров, связанных с защитой прав потребителей мотренным ст. 212 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации4 (п. 52 Постановления ВС № 17);

2) применить положения о снижении размера неустойки (ст. 333 ГК РФ) при разрешении требований о взысканию неустойки (пени) в случаях, указанных в ст. 23, п. 5 ст. 28, 30 и 31 Закона о защите прав потребителей (п. 34 Постановления ВС № 17);

3) освободить исполнителя от ответственности за полную либо частичную утрату (повреждение) принятого от потребителя материала (вещи) в случаях, если он предупреждал потребителя об особых свойствах этого материала (вещи), которые могут повлечь его утрату или повреждение, либо если указанные свойства материала (вещи) не могли быть обнаружены при надлежащей приемке исполнителем этого материала (вещи) (п. 3 ст. 35 Закона о защите прав потребителей; п. 37 Постановления ВС № 17);

4) определить разумный срок, предусмотренный п. 1 ст. 12 Закона о защите прав потребителей, в течение которого потребитель вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возврата уплаченной за товар суммы и возмещения других убытков (п. 36 Постановления ВС № 17);

5) установить размер компенсации морального вреда с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости (п. 45 Постановления ВС № 17) .

Однако установленное в силу закона право суда не освобождает суд от обязанности мотивировать принятое решение на основании установленных по конкретному делу обстоятельств .

ГК РФ среди основных начал гражданского законодательства предусматривает обеспечение восстановления нарушенных прав (ст. 1) с использованием для этого широкого круга различных способов защиты (ст. 12), которые направлены в том числе на поддержание стабильности гражданско-правовых отношений.5 Положения ч. 1 ст. 212 ГПК РФ устанавливают право суда по просьбе истца обратить к немедленному исполнению решение, если вследствие особых обстоятельств замедление его исполнения может привести к значительному ущербу для взыскателя или исполнение может оказаться невозможным .

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. Утв. 14.11.2002 № 138-ФЗ. В ред. от 03.07.2016 № 333-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532; 2016 .

№ 10. Ст. 1319; 2016. № 27. Ч. II. Ст. 4266. — Далее в статье: ГПК РФ .

Определения Конституционного суда Российской Федерации от 23.09.2010 № 1179-О-О, от 20.02.2014 № 361-О, от 27.10.2015 № 2412-О, от 28.01.2016 № 140-О и др. // СПС «КонсультантПлюс» .

98 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) Обращая по просьбе истца решение к немедленному исполнению, суд вправе в необходимых случаях требовать от истца обеспечения поворота исполнения решения на случай его отмены .

Согласно правовой позиции, сформулированной в п. 11 Постановления Пленума Верховного суда РФ «О судебном решении» 6, выводы суда о необходимости обращения решения к немедленному исполнению должны быть обоснованы достоверными и достаточными данными о наличии особых обстоятельств, вследствие которых замедление исполнения решения может привести к значительному ущербу для взыскателя или невозможности его исполнения .

Примером особых обстоятельств, при которых судом может быть обращено решение к немедленному исполнению, может служить, например, факт тяжелой болезни истца .

Предположительная совокупность факторов, которые могут являться основанием для обращения решения суда в указанной ситуации к немедленному исполнению, — наличие выявленного в ходе обсуждения согласия ответчика на выплату присужденных в пользу истца денежных сумм. Такое согласие может быть связано с особенностями бухгалтерского учета движения денежных средств в организации (ответчике). Например, организация-ответчик полагает для себя возможным выплатить взысканные суммы истцу только на основании выданного к исполнению исполнительного листа .

В силу ст. 210 ГПК РФ решение суда приводится в исполнение после вступления его в законную силу, за исключением случаев немедленного исполнения, в порядке, установленном федеральным законом. В соответствии со ст. 209 ГПК РФ решения суда вступают в законную силу по истечении срока на апелляционное обжалование, если они не были обжалованы. Апелляционная жалоба может быть подана в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме (ч. 2 ст. 321 ГПК РФ) .

Таким образом, в рассматриваемой ситуации стороны, учитывая взаимосвязь указанных норм, могут просить суд применить положения закона о немедленном исполнении решения суда, а у суда, соответственно, возникнут основания для его применения .

В отношении положений о снижении неустойки следует учитывать абз. 2 п. 34 Постановления ВС № 17, который разъясняет порядок приПостановление Пленума Верховного суда РФ от 19.12.2003 № 23 «О судебном решении». В ред. от 23.06.2015 № 25 // Бюллетень Верховного суда РФ .

2004. № 2; 2015. № 8 .

С. Ю. Глазачева. Пределы судебного усмотрения при разрешении споров, связанных с защитой прав потребителей менения ст. 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей как возможный в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым .

Часть 1 ст. 333 ГПК предусматривает право суда уменьшить неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства .

Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, т. е., по существу, на реализацию требования ст. 17 (ч. 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.7 Данную точку зрения разделяет и Верховный суд Российской Федерации, который разъяснил, что применение ст. 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым .

Верховный суд РФ обратил внимание судов на то, что в денежных обязательствах, возникших из гражданско-правовых договоров, предусматривающих обязанность должника произвести оплату товаров (работ, услуг) либо уплатить полученные на условиях возврата денежные средства, на просроченную уплатой сумму могут быть начислены проценты на основании ст. 395 ГК РФ. Неустойка за одно и то же нарушение денежного обязательства может быть взыскана одновременно с процентами, установленными данной нормой, только в том случае, если неустойка носит штрафной характер и подлежит взысканию помимо убытков, понесенных при неисполнении денежного обязательства (п. 34 Постановления ВС № 17) .

При этом в силу п. 1 ст. 330 ГК РФ и ч. 1 ст. 56 ГПК РФ истец-кредитор, требующий уплаты неустойки, не обязан доказывать причинение ему убытков. Бремя доказывания несоразмерности подлежащей уплате неустойки последствиям нарушения обязательства лежит на ответчике, Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12.12.1993. С учетом поправок, внесенных законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ // СЗ РФ. 2014. № 31. Ст. 4398 .

100 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) заявившем о ее уменьшении; недопустимо снижение неустойки ниже определенных пределов, устанавливаемых соразмерно величине учетной ставки Банка России, поскольку иное фактически означало бы поощрение должника, уклоняющегося от исполнения своих обязательств (п. 34 Постановления ВС № 17; п. 11 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств8) .

Таким образом, положение ч. 1 ст. 333 ГК РФ в системе действующего правового регулирования по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, не допускает возможности решения судом вопроса о снижении размера неустойки по мотиву явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства без представления ответчиками доказательств, подтверждающих такую несоразмерность, без предоставления им возможности для подготовки и обоснования своих доводов и без обсуждения этого вопроса в судебном заседании .

Примером, когда исполнитель может быть освобожден от ответственности за полную либо частичную утрату (повреждение) принятого от потребителя материала, может служить категория гражданских дел о возмещении по требованиям граждан-потребителей убытков, связанных с недостатками выполненных работ, взыскании стоимости чистки изделия (в частности, ковра или другого текстиля), неустойки, компенсации морального вреда, при наличии обстоятельств в обосновании такого рода исков, ссылок, что ответчиком истец ознакомлен с характером и возможными последствиями оказания услуги при отсутствии на изделии маркировки .

Наиболее ярко ситуация проявляется в случаях, когда суды отказывают в удовлетворении такого рода требований при «некачественном»

(по мнению потребителя) выполнении услуг по чистке изделия .

Основаниями к отказу в удовлетворении исковых требований может являться то обстоятельство, что истец был ознакомлен ответчиком с характером и возможными последствиями оказания услуги при отсутствии на изделии маркировки, не имел претензий к качеству выполненной работы (оказанной услуги), со стороны ответчика отсутствовали нарушения норм законодательства .

Обзор практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости. Утв. Президиумом Верховного суда РФ 04.12.2013. В ред. от 04.03.2015 // Бюллетень Верховного суда РФ. 2014. № 3; 2015. № 5 .

С. Ю. Глазачева. Пределы судебного усмотрения при разрешении споров, связанных с защитой прав потребителей Право потребителя в разумный срок отказаться от исполнения договора и потребовать возврата уплаченной за товар суммы и возмещения других убытков предусмотрено п. 1 ст. 12 Закона о защите прав потребителей. Данное право может реализовываться потребителем, если ему не предоставлена возможность незамедлительно получить при заключении договора информацию о товаре (работе, услуге) .

С учетом изложенного, можно сделать вывод, что действующее законодательство под угрозой наступления негативных для продавца последствий в виде отказа покупателя от исполнения договора исключает возможность понуждения потребителя к заключению договора купли-продажи, обязывая продавца предоставить ему (потребителю) такую информацию о товаре и таким образом, который обеспечивал бы возможность свободного и правильного выбора товара покупателем, исключающего возникновение у последнего какого-либо сомнения относительно потребительских свойств и характеристик товара, правил и условий эффективного использования товара, его полной стоимости .

При этом, исходя из положений п. 1 ст. 10 Закона о правах потребителя, такая информация должна быть предоставлена потребителю своевременно, т. е. до заключения договора купли-продажи, чтобы обеспечить возможность правильного выбора товара потребителем .

В п. 44 Постановления ВС № 17 разъяснено, что при рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причиненных ему недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре (работе, услуге), суду следует исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о его свойствах и характеристиках, имея в виду, что в силу Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность компетентного выбора (ст. 12) .

При этом следует иметь в виду, что потребовать от продавца (исполнителя) возмещения убытков, причиненных необоснованным уклонением от заключения договора, вправе только тот потребитель, которому было отказано в предоставлении возможности незамедлительно получить при заключении договора информацию о товаре, работе или услуге) (п. 3 Постановления ВС № 17) .

Примером судебного усмотрения при разрешении гражданских дел рассматриваемой категории является право суда установить подлежащий взысканию размер компенсации морального вреда в случае установленного нарушения права потребителя .

102 Научные труды СЗИУ — филиала РАНХиГС. Том 7. Выпуск 4(26) Ст. 15 Закона о защите прав потребителей устанавливает, что моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда .

При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя (п. 45 Постановления ВС № 17) .

Поскольку ст. 4 Закона о защите прав потребителей обязывает продавца и изготовителя продать товар, соответствующий по качеству условиям договора и обычно предъявляемым требованиям, этой обязанности соответствует право потребителя на получение качественного товара .

Следовательно, нарушение этого права влечет за собой ответственность в виде возмещения морального вреда .

Таким образом, законодатель, обозначив пределы судебного усмотрения, возложил на суд обязанность установить конкретные обстоятельства, индивидуальные для каждого спора, на основании которых постановляется судебное решение .

Литература

1. Воскобитова Л. А. Сущностные характеристики судебной власти. — Ставрополь, 2003. — С. 75 .

2. Гришаев С. П. Защита прав потребителей // СПС «КонсультантПлюс», 2016 .

3. Настольная книга судьи по гражданским делам / под ред. Н. К. Толчеева. — 2-е изд., доп. и перераб. — М. : Проспект, 2008 .

4. Решетникова И. В. Доказывание в гражданском процессе : учебно-практическое пособие. — М. : Юрайт, 2010 .

5. Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве / под ред .

И. В. Решетниковой. — 5-е изд., доп. и перераб. — М. : Норма ; ИНФА-М .

2014 .

6. Степин А. Б. Судебное усмотрение в частном праве (вопросы теории и практики) : автореф. дис.... канд. юрид. наук. — Волгоград, 2002 .

7. Терехин В. А. Судебная власть в государственно-правовом механизме обеспечения прав и свобод граждан (вопросы теории и практики) : автореф. дис... .

канд. юрид. наук. — Саратов, 2001. — С. 12 .

С. И. Горшков О переходе к принципу установления правового режима земель путем зонирования территорий Правовое регулирование землепользования и застройки территорий всегда являлось и является важным и необходимым требованием функционирования любого общества. Среди природных ресурсов земля занимает особое место, поскольку служит основой для осуществления любой деятельности человека. Конституция Российской Федерации устанавливает, что земля, как и другие природные ресурсы, является основой жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, а также, что использование земли должно осуществляться без нанесения ущерба окружающей среде и посягательства на права и свободны других лиц (ст. 9, 36).1 Хаотичное, нерациональное и неупорядоченное использование земли недопустимо, поскольку может повлечь серьезные последствия, которые отразятся на жизни и здоровье людей, на экологической обстановке в стране и экономическом развитии России .



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«Книга Иисуса Навина 1 По смерти Моисея, раба Господня, Господь сказал Иисусу, сыну Навину, служителю Моисееву: 2 Моисей, раб Мой, умер; итак встань, перейди через Иордан сей, ты и весь народ сей, в землю, которую Я даю им, сынам Израилевым. 3 Всякое место, на которое ступят...»

«НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЁРСТВО "ГОРНОПРОМЫШЛЕННАЯ АССОЦИАЦИЯ КАМЧАТКИ" ГОРНЫЙ ВЕСТНИК КАМЧАТКИ _ РЕГИОНАЛЬНЫЙ ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ Выпуск № 2 (38) апрель – июль 2017 года Издаётся с ноября 2007 года (4 выпус...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ГОУВПО "Мордовский государственный университет им. Н.П.Огарва" Юридический факультет Кафедра международного и европейского права "УТВЕРЖДАЮ" _ _ ""2011 г. РАБОЧАЯ ПРО...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федерального государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Пермский национальный университет" Ректор f1k~~LA.A. Ташкинов ffi~~1::'tJL 20)Jr: вступительного экзаме...»

«1 Сторожев Н.В., Кузьмич И.П.КУРС ЛЕКЦИЙ ПО АГРАРНОМУ ПРАВУ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ (ОБЩАЯ ЧАСТЬ) Минск, 2002 г. Тема 1 . АГРАРНОЕ ПРАВО КАК КОМПЛЕКСНАЯ ОТРАСЛЬ ПРАВА Понятие и предмет аграрного права. 1.1. Методы правового регул...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Тихоокеанский государственный университет" Юридический факультет Кафедра Конституционно...»

«Ерпылёв Иван Владимирович РЕАЛИЗАЦИЯ ИНСТИТУТА ДОПУСТИМОСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ И ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИИ И ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ (СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ) 12.00.11 – Судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность 12.00.09 – Уголовный процес...»

«2 Под общей редакцией Главного военного прокурора Мерзадинова Е.С.Авторский коллектив: Капезов А.К. – руководитель Аппарата Главного военного прокурора Абдыханов К.А. – руководитель 1-подразделения Куанышб...»

«Снегоуборочная машина HS622 Руководство по эксплуатации Благодарим вас за приобретение снегоуборочника Honda. Данное "Руководство" содержит описание приемов работы и обслуживания снегоуборочника Honda: HS62...»

«Path: K:/AST-MNL1_8TH-09-1101/Application/AST-MNL1_8TH-09-1101-FM.3d Date: 2nd March 2010 Time: 12:54 User ID: muralir Significance of Tests for Petroleum Products 8th Edition Salvatore J. Rand, Editor ASTM Stock Numbe...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский государст...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского Юридический факультет Кафедра конституционного и административного права Административное право России учебно-методический комплекс для студентов заочного обучения по специальности 030501 "юриспруденция" Нижний Новгород Правовая...»

«1 ДОКУМЕНТАЦИЯ О ПРОВЕДЕНИИ ЗАПРОСА ПРЕДЛОЖЕНИЙ Запрос предложений в электронной форме на право заключения договора Поставки природной питьевой воды в бутылях из поликарбоната емкостью 19 л 1. ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ Запрос п...»

«Владислава Завгородняя* Европейское административное пространство и его влияние на национальные правовые системы: взгляд из Украины Аннотация: В современных условиях публичное администрирование, осуществление и совершенствование которого ранее являлось исключительной внутренней прерога...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1 Введение 3 2 Организационно-правовое обеспечение образовательной деятельно3 сти 3 Общие сведения о реализуемой основой образовательной программе 5 3.1 Структура и содержание подготовки бакалавров 9 3.2 Сроки освоения основной образовательной программы 11 3.3 Учебные прог...»

«СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЫ — в ПОМПОЛИТ ПЕРФИЛЬЕВ Ф. А. — ПЕШКОВОЙ Е. П. ПОМПОЛИТ — в УПРАВЛЕНИЕ ЛАГЕРЕЙ В январе 1932 — группа спецпереселенцев, стариков и детей, находящихся в Вельской Ветке, обратились в Помполит за помощью. 10 января 1932 "В Централ...»

«Александр Николаевич Борисов Комментарий к Федеральному закону от 30 апреля 2010 г. №68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" (постатейный) Т...»

«Кондрашкина Е. А.У ИСТОКОВ МАРИЙСКОГО ЯЗЫКА Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2008/6-1/39.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения автора(ов) по рассматриваемому вопросу. Ист...»

«1 ДОКУМЕНТАЦИЯ ПО ПРОВЕДЕНИЮ ЗАПРОСА ПРЕДЛОЖЕНИЙ Открытый запрос предложений на право заключения договора на поставку оборудования и программного обеспечения для развития инфраструктуры облачной п...»

«A/AC.109/2003/15 Организация Объединенных Наций Генеральная Ассамблея Distr.: General 12 May 2003 Russian Original: Englisj Специальный комитет по вопросу о ходе осуществления Декларации о предоставлении независимости колониальным...»

«"ЗАТВЕРДЖЕНО" "ЗАТВЕРДЖЕНО" Загальними зборами Учасників Виконавчим комітетом ОПФКУ "Прем’єр-ліга" ГС "Федерація футболу України" Протокол № 90 Протокол № 1 від 2 червня 2017 року від 20 червня 2017 року Президент ПЛ Президент ФФУ Г...»

«Православие и современность. Электронная библиотека. БИБЛИЯ. ВЕТХИЙ ЗАВЕТ. КНИГА ИИСУСА НАВИНА. Глава 1 По смерти Моисея, раба Господня, Господь сказал Иисусу, сыну Навину, служителю Моисееву: 2 Моисей, раб Мой, умер; итак встань, перейди через Иордан сей, ты и весь народ сей, в землю, которую Я даю им, сынам...»








 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.