WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 


«Букалерова Людмила Александровна Информационные преступления в сфере государственного и муниципального управления: законотворческие и правоприменительные проблемы ...»

На правах рукописи

Букалерова Людмила Александровна

Информационные преступления в сфере государственного и

муниципального управления: законотворческие и правоприменительные

проблемы

Специальность: 12.00.08 - уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва - 2007

Диссертация выполнена в Московском государственном университете им .

М.В. Ломоносова (юридический факультет) .

Научный консультант:

доктор юридических наук, профессор Комиссаров Владимир Сергеевич

Официальные оппоненты:

Заслуженный деятель науки РФ, д.ю.н., профессор Волженкин Борис Владимирович Заслуженный деятель науки РФ, д.ю.н., профессор Кругликов Лев Леонидович Д.ю.н., профессор Чучаев Александр Иванович

Ведущая организация: Саратовская государственная академия права .

Защита состоится «13» марта 2007 года в 15.15 ч. на заседании диссертационного совета Д. 501.001.73 при Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова по адресу: 119992, Москва, ГСП - 2, Ленинские горы, МГУ, 1-й корпус гуманитарных факультетов, юридический факультет, аудитория 826 .

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова по адресу: 119992, Москва, ГСП-2, Ленинские горы, МГУ, 2-й корпус гуманитарных факультетов .

Автореферат разослан «12» февраля 2007 года .

Ученый секретарь диссертационного совета Л. В. Головко

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования .

Реформы социально-экономической жизни, обновление содержания и методов решения задач государственного управления вызывают необходимость пересмотра роли и значения уголовно-правовых средств охраны управленческих отношений, в том числе совершенствования средств борьбы с преступлениями в сфере оборота охраняемой государством официальной информации. Переживаемая обществом «информационная революция» вызвала необходимость правового переосмысления значимости информации, ее влияния на современную жизнь, а также выработки мер и способов эффективного правового регулирования и защиты ее законного оборота. Современные информационные технологии существенно изменяют не только структуру экономики, но и образ жизни, образ мышления людей, механизмы функционирования общественных институтов, институтов государственной власти .

Более десяти лет в России идет процесс формирования нормативно-правовой основы информационного права. Разработаны концепции развития информационного законодательства в РФ; проводится анализ готовности правовой системы к формированию новой отрасли – информационному праву. Вместе с тем имеющиеся в распоряжении государства правовые средства не в состоянии обеспечить информационную безопасность России. Доктрина информационной безопасности РФ формулирует задачи, включающие в себя: а) разработку нормативных правовых актов, регламентирующих отношения в информационной сфере; б) нормативных методических документов по вопросам обеспечения информационной безопасности; в) разработку и принятие нормативных правовых актов РФ, устанавливающих ответственность юридических и физических лиц за несанкционированный доступ к информации, ее противоправное копирование, искажение и противозаконное использование, преднамеренное распространение недостоверной информации, противоправное раскрытие конфиденциальной информации, использование в преступных и корыстных целях служебной информации или информации, содержащей коммерческую тайну .





Поставленные задачи вынуждают законодателя регулировать правоотношения, возникающие в информационной сфере, нормами различных отраслей права: уголовного, гражданского, административного, международного и др .

На решение ряда правоприменительных задач в сфере охраняемого государством официального информационного оборота направлены законы: от 10 января 2002 г. «Об электронной цифровой подписи; от 22 октября 2004 г. "Об архивном деле в Российской Федерации"; от 29 июля 2004 г. «О коммерческой тайне»; от 30 декабря 2004 г. «О кредитных историях»; от 27 июля 2006 г. " Об информации, информационных технологиях и о защите информации"; от 27 июля 2006 г. «О персональных данных». Однако на практике существуют сложности практического и теоретического характера, поскольку базовые нормативные акты, регулирующие оборот информации, не обеспечивают межотраслевую согласованность правовых норм, что негативно сказывается на квалификации преступлений, совершаемых в сфере информационного оборота .

Для восполнения существующих пробелов в реализации государственной политики в сфере охраняемого информационного оборота, соблюдения баланса между обеспечением условий для развития и защиты прав граждан на доступ к информации и формированием информационной безопасности личности, общества и государства также необходима разработка и принятие новых законов, отражающих изменения в структуре информационного оборота. Это необходимо прежде всего для межотраслевого согласования норм, так как информация представляет собой сложноорганизованную систему, урегулировать которую нормами одной отрасли права невозможно. При этом условии можно рассчитывать на эффективное уголовно-правовое регулирование установленного оборота охраняемой государством официальной информации .

Охраняемая государством официальная информация является важнейшим ресурсом государственного управления, обеспечивающим его содержательную сторону. Указанная информация, оборот которой осуществляется в том числе с помощью информационных технологий, активно влияет на взаимодействие юридических и физических лиц, органов государственной власти и местного самоуправления. Особенности и свойства информации, способы ее получения, использования, распространения обусловливают появление ранее неизвестных видов преступных посягательств и способов их совершения. Особенно опасны противоправные деяния с информацией, находящейся в сфере государственного и муниципального управления, которая обладает законной стоимостью, а также с той, которую вовлекают в экономические отношения неправомерно, и используют с корыстной целью. Проблема заключается в том, что указанное свойство охраняемой государством официальной информации в настоящее время не учитывается в составах преступлений, в том числе в сфере порядка управления. Продолжающийся рост преступности, активная миграция преступников, межрегиональный характер и организованность их действий, требуют новых подходов в стратегии борьбы за обеспечение информационной безопасности государства, общества и частных лиц .

Реформирование системы государственного управления должно быть основано на последовательных и строго выверенных шагах. Жизнь не дает возможности хотя бы малейшей остановки ни в управленческих процессах, ни в продвижении информационных технологий. Это касается не только сферы государственного управления. Области инвестиционных отношений, коммерческой деятельности, личных отношений людей прочно связаны с использованием информационных технологий. Остановить процесс информатизации любой сферы социальной жизни уже нельзя. Затормозить, усложнить – возможно, но это приведет к модели мягкой, вязкой, затяжной модернизации, что не в интересах общества и человека (Концепция развития информационного законодательства в Российской Федерации) .

В ходе российский реформ проявляют себя такие условия, которые осложняют процесс развития информационного законодательства: высокий темп информатизации России; значительная динамика в системе и структурах органов исполнительной власти; недостаточная устойчивость системы базовых отношений в социальной сфере: в структуре собственности, государственном устройстве (взаимодействии центра и регионов, местного самоуправления в процессе разграничения сфер ведения). В Концепции административной реформы в Российской Федерации в 2006 - 2008 гг. указано, что отсутствует необходимая координация деятельности федеральных органов исполнительной власти по внедрению систем информационно-технологического обеспечения административных процессов. Уровень использования современных информационных технологий остается недостаточным для кардинального повышения эффективности деятельности органов государственной власти.

Сложности создает одновременное течение ряда сложных процессов:

реализации программы административной реформы, правовой реформы и программы информатизации. Все это создает дополнительные трудности для уголовно-правовой охраны законного информационного оборота .

Анализ действующего уголовного закона и тенденций его развития в области регулирования охраняемой государством официальной информации, позволяет сделать вывод, что в настоящее время уголовное законодательство переживает этап формирования цельного по своей природе, системного по характеру взаимосвязи элементов объекта уголовно-правовой охраны - общественных отношений в сфере охраняемого государством информационного оборота. Эти общественные отношения в сфере законного оборота информации можно определить как видовой объект информационных преступлений. В настоящее время они разбросаны по различным главам и статьям уголовного закона, что вполне объяснимо исходя из последовательности их возникновения. Исторически они были привязаны к тем сферам, в которых эта информация обращалась (должностные, компьютерные преступления). Однако назрели предпосылки объединения уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за информационные преступления .

Изменения в содержании и структуре информационных отношений, охраняемых уголовным законом, привели к необходимости пересмотра многих теоретических положений квалификации информационных преступлений. Появление новых составов указанных преступлений требует активизации научной разработки проблем применения соответствующих уголовно-правовых норм. При построении информационного общества объективным законом развития информационной сферы является закон информационного опережения: решение проблем информационного взаимодействия должно опережать по времени каждый очередной шаг в других сферах социальной деятельности. Изучив существующие теоретические разработки и значительный объем материалов судебно-следственной практики, мы пришли к выводу, что информационная безопасность России находится в таком состоянии, что эффективная ее защита возможна только силами нового «информационного уголовного права» .

Указанные обстоятельства определяют актуальность темы диссертации .

Степень разработанности темы. До настоящего времени вопросы регулирования информации были предметом анализа в основном ученых в области информационного права: Ю.М. Батурина, И.Л. Бачило, Е. К. Волчинской, В.А. Копылова, В.Н. Лопатина, А.А. Стрельцова, А.А. Фатьянова, М.А. Федотова. Методы противодействия преступности, посягающей на информацию, оборот которой осуществляется с помощью информационных технологий, нашли отражение в работах: В. Б. Вехова, Е.А. Войниканиса, В.В. Голубева, В.В. Крылова, В. Б. Наумова, А.Л. Осипенко, А.В. Остроушко, В.В. Поповой, И. М. Рассолова, М.В. Якушева. Отдельные аспекты уголовно-правовой охраны информационного оборота сферы порядка управления рассматривались в работах, посвященных проблемам уголовной политики, общей теории уголовного права, институтам его Общей части и квалификации преступлений: Г. Н. Борзенкова, В. Г. Беляева, А. В. Бриллиантова, Б.В. Волженкина, П.Ф. Гришанина, А.Э. Жалинского, И.Э. Звечаровского, Н.Г. Иванова, В.С. Комиссарова, В. Н. Кудрявцева, Н. Ф. Кузнецовой, Н.А .

Лопашенко, А.А. Матвеевой, А.В. Наумова, С. И. Никулина, Н.И. Пикурова, Б.И .

Пинхасова, Э. Ф. Побегайло, Г.Ф. Поленова, В.С. Постникова, Б. Т. Разгильдиева, А.И. Рарога, Т. Б. Румянцевой, Т.Л. Сергеевой, Н. С. Таганцева, И. Я. Фойницкого, П.С. Яни, Б. В. Яцеленко и др .

Специальные исследования, посвященные противодействию информационным преступлениям в сфере порядка управления, не были опубликованы, поэтому считаем, что тема недостаточно исследована .

Целью диссертационного исследования является анализ существующих теоретических и правоприменительных проблем противодействия информационным преступлениям в сфере порядка управления; вопросы эффективного правового регулирования оборота охраняемой государством официальной информации в сфере порядка управления; разработка рекомендаций законодателю по вопросам совершенствования межотраслевого согласования существующих норм, регулирующих официальный информационный оборот; формулирование новых статей, а также норм, изменяющих и дополняющих действующие нормативные акты с целью эффективного противодействия информационным преступлениям; устранение правоприменительных проблем, существующих при квалификации действующих информационных преступлений в сфере порядка управления .

Указанная цель предопределила постановку следующих задач:

- рассмотреть свойства охраняемой государством официальной информации, находящейся на различных носителях, влияющие на особенности включения ее в незаконный информационный оборот;

- обосновать изменение характера и степени общественной опасности информационных преступлений в сфере порядка управления;

- проанализировать международно-правовые акты, направленные на охрану информационной безопасности;

- исследовать зарубежное уголовное законодательство в сфере охраны оборота управленческой информации на различных носителях (бумажных, с помощью информационных технологий, в памяти человека);

- выявить потребности уголовного, информационного, гражданского, административного, законодательства, препятствующие эффективной уголовно-правовой охране информационного оборота в сфере порядка управления;

- в целях межотраслевого согласования норм разработать теоретические положения и практические рекомендации по совершенствованию законодательства в сфере оборота охраняемой государством официальной информации и противодействия информационным преступлениям в сфере порядка управления .

Объектом диссертационного исследования являются уголовно-правовые, гражданско-правовые, административно-правовые проблемы противодействия информационным преступлениям в сфере порядка управления .

Предметом исследования служат регламентирующие законный оборот охраняемой государством официальной информации нормативные акты уголовного, информационного, административного, гражданского, законодательства РФ, иностранных государств, а также материалы судебной практики .

Методология и методика исследования. Методологическую основу исследования составили материалистические положения о природе и социальной обусловленности преступлений, диалектический метод познания, современные доктрины теории государства и права и отечественного уголовного права. При написании диссертации учтены происходящие в последние годы существенные преобразования в социальном познании, в методологии естественных и гуманитарных, в том числе юридических, наук, вызвавшие применение нестандартных подходов изучения социальных процессов в условиях реформирования. Новые методы позволяют с нетрадиционной точки зрения рассмотреть научные задачи, в частности сформулировать прогноз развития информационной преступности и адекватного реагирования на нее законодателем .

В то же время, отдавая должное новым направлениям информационного права, диссертант обращается к апробированным, фундаментальным методам познания мира, к каковым, например, относится диалектика. Однако принимается во внимание, что их использование возможно лишь на соответствующем срезе изучаемого явления, предполагающем достаточно высокий уровень абстрагирования .

Специфика конкретных связей отдельных норм друг с другом чаще всего не позволяет применить универсальные фундаментальные методики, что вынуждает прибегать к более простым приемам познания: историческому, системноструктурному, технико-юридическому, логическому, сравнительно–правовому, конкретно–социологическому и др .

Теоретическая и правовая основы работы. Теоретическую основу диссертационного исследования составили труды исследователей в области философии, криминологии, теории государства и права, уголовного, информационного, гражданского, административного права. Правовая основа работы включает Конституцию РФ, информационное законодательство РФ, уголовное законодательство РФ, гражданское законодательство РФ, а также международно – правовые договоры и уголовное законодательство ряда зарубежных стран (Азербайджана, Австрии, Беларуси, Дании, Испании, Молдовы, США, Франции, ФРГ, Швейцарии, Швеции, Узбекистана, Украины и др.) .

Выводы диссертационного исследования базируются на анализе российского уголовного законодательства дореволюционного, советского и постсоветского периодов .

Эмпирическую базу диссертационного исследования составляют материалы следственной и судебной практики различных регионов России, а также материалы опубликованной судебной практики, постановления Президиума и определения Судебных коллегий по гражданским и уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, определения Конституционного Суда Российской Федерации, проекты федеральных законов Российской Федерации, научные исследования ученых, а также материалы средств массовой информации и сети Интернет .

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем впервые комплексно исследованы уголовно-правовые проблемы квалификации информационных преступлений в сфере порядка управления и сформулированы предложения законодателю по повышению эффективности указанных уголовно-правовых норм. Рассмотрены вопросы межотраслевого регулирование оборота охраняемой государством официальной информации .

По результатам исследования формулируются предложения по совершенствованию положений уголовного, гражданского, административного и иных законов и практики их применения .

На защиту выносятся следующие положения:

1. Современное состояние уголовно-правовой охраны сферы информационного оборота явно не адекватно сложившейся на практике ситуации. Законодатель принимает половинчатые меры, внося локальные изменения в действующие статьи законов, либо принимая узкоспециальные нормы. Качественные и количественные изменения в сфере оборота охраняемой государством официальной информации, требуют как переосмысления степени общественной опасности существующих преступлений, так и адекватного реагирования на появление новых видов противоправных посягательств .

2. Повышение значимости уголовно-правового регулирования охраняемой государством официальной информации возможно лишь при наличии комплексного подхода, включающего единообразное толкование терминов, четкое законодательное регулирование, межотраслевую согласованность, единообразное применение норм на практике. Необходимо объединить в одну главу УК нормы, предусматривающие уголовную ответственность за посягательства на охраняемую государством официальную информацию, что позволит устранить существующие правоприменительные проблемы; эффективно противодействовать, в том числе превентивными мерами, посягательствам на охраняемую государством официальную информацию; легализировать терминологический аппарат; сделать долгосрочный прогноз развития информационной преступности .

3. Учитывая уникальные признаки и исключительные свойства охраняемой государством официальной информации, ее нельзя поставить в один ряд с уже освоенными правом объектами регулирования, поэтому необходимо выделить этот предмет в качестве межотраслевого объекта регулирования. При этом анализ характера общественно опасных посягательств на указанную информацию позволяет сделать вывод, что на сегодняшний день ее охрана наиболее адекватна уголовно-правовыми мерами, особенно, если речь идет об информации в сфере порядка управления .

Предметом уголовно-правовой охраны является не совокупность информационных ресурсов в сфере порядка управления, а охраняемая государством официальная информация, содержащая сведения о фактах, имеющих юридическое значение, созданная уполномоченным государством производителем (юридическим или физическим лицом) и подчиняющаяся определенному правовому режиму оборота. Для единообразного применения закона, в том числе правильной квалификации преступлений, необходимо включить указанный термин в ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27 июля 2006 г .

4. Вся совокупность охраняемой уголовным законом информации в зависимости от вида носителей подразделяется на следующие группы: информация на материальных носителях (машинном, бумажном, компьютерном, аудио-, видео-, кино-, фотоносителях, ином); информация вне носителей, как сумма достоверных знаний об информации уже содержащейся на носителях (в памяти человека после ознакомления человека с материальным носителем, проектом документированной информации, протоколами о намерениях, от других физических лиц). В этой связи необходима уголовно-правовая охрана исключительного специфического носителя охраняемой государством официальной информации - человека, его памяти. При изучении правоприменительной практики выявлено наличие ряда незаконных видов получения охраняемой государством официальной информации у человека (ее обладателя): путем применения насилия, угрозы применения насилия, путем шантажа, что позволило сделать вывод о целесообразности формулирования норм, предусматривающих уголовную ответственность за указанные деяния .

5. В ст. 63 УК необходимо включить новые обстоятельства, отягчающие наказание: пункт «о»: «совершение преступления с использованием подложных документов» и пункт «п»: «совершение преступления с незаконным использованием охраняемой государством официальной информации». Дополнение ст. 63 УК позволит реально учитывать степень общественной опасности указанных деяний при квалификации и назначении наказания за преступления, в том числе должностные .

6. Определение «официальный документ», сформулированное в ст. 5 ФЗ от 29 декабря 1994 г. "Об обязательном экземпляре документов" не соответствует требованиям межотраслевого согласования норм. Проведенное исследование позволило сформулировать новое определение: охраняемым государством официальным документом является документ, удостоверяющий факт, имеющий юридическое значение, созданный уполномоченным на то государством юридическими или физическими лицами; имеющий установленную форму и подпадающий под действие системы регистрации, строгой отчетности и контроля за обращением .

Предметами преступлений, предусмотренных главами 30 и 32 УК, являются удостоверения - охраняемые государством официальные документы, оборот которых осуществляется в сфере порядка управления .

7. Анализ значимости и функций охраняемых государством официальных документов и государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР, а также изучение зарубежного опыта позволили признать нецелесообразным объединение указанных предметов в ст. 324 и 327 УК. Необходимо выделить незаконные действия в отношении государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР в самостоятельную норму .

8. Учитывая экономическое назначение марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия, защищенных от подделок, юридически целесообразно отнести статьи, предусматривающие ответственность за их незаконный оборот, как и ст. 171.1, в главу 22 УК «Преступления в сфере экономической деятельности». В УК предусмотреть следующие статьи: ст. 171.2 «Изготовление, сбыт, использование поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия»; ст. 171.3 «Незаконное изъятие марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия» .

9. Распределение по разным главам УК перечисленных выше составов преступлений позволяет оставить в одной главе однородные по своей природе составы противоправных деяний, объединенных термином – информационные преступления. Ими, на наш взгляд, являются общественно опасные посягательства, в которых охраняемая государством официальная информация является предметом преступления либо используется как средство совершения преступления .

Для новых статей, а также для статей, приведенных в соответствие с существующим положением дел, целесообразно предусмотреть самостоятельную главу «Преступления в сфере охраняемой государством официальной информации». Необходимо формулирование новых норм для включения в предлагаемую главу уголовного закона: «Незаконные получение, использование, уничтожение, разглашение охраняемой государством официальной информации»; «Незаконные получение, использование, разглашение персональных данных»; «Незаконное изъятие, похищение, уничтожение удостоверений, штампов, печатей, бланков или незаконное использование чужого удостоверения»; «Подлог удостоверения или использование заведомо подложного удостоверения» .

За рамками названной главы останутся остальные информационные преступления, совершение которых не связано с посягательством на управленческие отношения: ст.ст. 127.1, 127.2, 129, 130, 137, 138, 140, 142, 142.1, 144, 155, 159, 164, 170, 171, 171.1, 179, 180, 181, 183, 185, 185.1, 187, 188, 189, 195, 197, 198, 199, 199.1, 199.2, 202, 205.2, 207, 233, 237, 238, 242, 242.1, 275, 276, 280, 282, 283, 284, 285.1, 285.2, 287, 292, 296, 298, 302, 303, 305, 306, 307, 309, 310, 311, 320, 322, 322.1, 336, 339, 354 УК. Появление новых, ранее неизвестных науке и практике свойств информации (например, ее стоимости), информационных технологий, позволяющих модернизировать ее оборот, позволяют сделать вывод, что в настоящее время происходит формирование цельного по своей природе, системного по характеру взаимосвязи элементов объекта уголовно-правовой охраны - общественных отношений в сфере охраняемого государством официального информационного оборота, регулируемого правом, который следует признать дополнительным непосредственным объектом в составах всех вышеуказанных преступлений .

10. Преступления, предметом которых является компьютерная информация, являются частью общественно опасных деяний, связанных с охраняемой государством официальной информацией в сфере информационных технологий. Поэтому следует объединить всю совокупность деяний в сфере незаконного оборота охраняемой государством официальной информации в отдельную главу уголовного кодекса, включающую как посягательства на информацию, имеющую в настоящее время определение «компьютерная», так и на иную охраняемую государством официальную информацию, оборот которой осуществляется с использованием информационных технологий. Необходимо исключить главу 28 УК «Преступления в сфере компьютерной информации» (ст.ст. 272-274), а преступления в сфере охраняемой государством официальной информации объединить в предлагаемой новой главе Уголовного кодекса «Преступления в сфере охраняемой государством официальной информации» .

11. В силу особых характеристик охраняемых государством официальных документов, общий законодательный термин «хищение» не может быть напрямую к ним применен, что существенно затрудняет квалификацию преступлений, посягающих на официальный информационный оборот. Законодателю целесообразно отказаться от термина «похищение», заменив его словосочетанием «незаконное изъятие», что более полно и точно отражает характеристику рассматриваемого состава .

12. В целях повышения эффективности правового регулирования охраняемого государством официального информационного оборота необходимо четко разграничить уголовно-правовые и административно-правовые меры. Кодекс об административной ответственности РФ предусматривает в качестве правонарушения одно незаконное деяние, связанное с оборотом охраняемой государством официальной информации информацией – ее разглашение (ст. 13.14), однако на сегодняшний день незаконное обращение указанной информации может быть выражено и иными действиями: завладением, созданием, использованием, передачей, фальсификацией, уничтожением, сокрытием, поэтому следует внести изменения в ст. 13.14 КоАП .

13. С учетом высокой общественной опасности нуждается в криминализации незаконное использование чужих охраняемых государством официальных документов, поэтому предлагается следующая редакция статьи: «Незаконное изъятие, уничтожение удостоверений, штампов, печатей, бланков или незаконное использование чужого удостоверения» .

В целях предотвращения незаконного оборота удостоверений, необходимо провести «инвентаризацию» всех существующих видов, а также установить качественный государственный контроль за их изготовлением, последующим оборотом и выводом из обращения .

14. Приобретение, сбыт официальных документов (ст. 324 УК), а также повреждение, сокрытие официальных документов, штампов или печатей (ч. 1 ст. 325 УК) не обладают реальной общественной опасностью, вследствие чего указанные статьи уголовного кодекса не имеют практического применения. Однако в качестве превентивной меры, повреждение или сокрытие охраняемых государством официальных документов, штампов, печатей, бланков необходимо признать правонарушением. Поэтому необходимо декриминализировать ст. 324 УК и дополнить КоАП статьей: «Повреждение или сокрытие охраняемых государством официальных документов, штампов, печатей, бланков» .

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования определяется тем, что сформулированные в нем положения, выводы и рекомендации могут быть использованы при осуществлении нормотворческой деятельности, при подготовке Постановлений Пленума Верховного Суда РФ; в правоприменительной деятельности по квалификации информационных преступлений в сфере порядка управления, в дальнейших исследованиях теоретических и правоприменительных проблем, возникающих в сфере регулирования охраняемого государством официального информационного оборота, а также при чтении лекций, специальных курсов и проведении практических занятий по уголовному праву в юридических вузах и системе профессиональной подготовки практических работников .

Апробация результатов исследования. Основные теоретические выводы и положения диссертационного исследования докладывались и получили положительную оценку на заседании кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, где происходило его обсуждение и рецензирование .

По теме диссертации автором опубликовано 50 работ, общим объемом 62 п.л., в том числе монография «Уголовно-правовая охрана официального информационного оборота» (М., «Юрлитинформ», 2006) .

Материалы диссертации использовались автором при чтении лекций и при проведении практических занятий по Особенной части уголовного права РФ, при чтении специальных курсов «Уголовно-правовая охрана официального информационного оборота в сфере порядка управления»; «Уголовно-правовая охрана официального информационного оборота, осуществляемого с использованием новых информационных технологий» .

Основные положения диссертационного исследования отражены также в выступлениях на конференциях и научных семинарах (2001 – 2006 г.г.): «Общество .

Право. Власть: II Межвузовской научно-практической конференции студентов и молодых ученых Волгоградской области» (г. Волгоград, 27 нояб. - 1 дек. 1995 г.);

«Новый УК России» (Ростов, 1997 г.); «Современные проблемы раскрытия и расследования преступлений» (Барнаул, 1996 г.); «Уголовное законодательство:

история и современные проблемы» (Волгоград, 1998 г.); «Общероссийская конференция РАЮН» (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова 18 -19 декабря 2001 г.);

«Общероссийская конференция РАЮН» (Москва, 18-19 декабря 2003 г.); «Преступность и уголовное законодательство: реалии, тенденции, взаимовлияние»

(Саратов, Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции, 2004 г.); «Современная Россия. Экономика, управление, право» (Москва, 2004 г.); «Актуальные проблемы совершенствования российского законодательства на современном этапе» (РПА МЮ РФ 4-5 ноября 2003 г.); «Документация в информационном обществе: парадигмы XXI века» (Москва, ВНИИДАД, 25-26 ноября 2003 г.); «Уголовное право: стратегия развития в XXI веке» (Москва, 2005 г.); «Российское уголовное право: традиции, современность, будущее» (СПбГУ, 2005 г.); «Соотношение преступлений и иных правонарушений: современные проблемы» (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, 27-28 мая 2004 г.); «Проблемы эффективности законодательства в современных условиях» (Москва, 21 апреля 2005 г.); «Пути повышения эффективности взаимодействия подразделений МВД РФ с другими государственными органами в области противодействия легализации преступных доходов (стратегический и прикладной аспекты)» (Н .

Новгород, 2005 г.); «Проблемы государства и права: история и современность» (Н .

Новгород, 2005 г.); «ИНФОФОРУМ-8» 8 Всероссийская конференция «Информационная безопасность России в условиях глобального информационного общества» (Москва, 25-26 января 2006 г.); «Современные разновидности российской и мировой преступности: состояние, тенденции, возможности и перспективы противодействия» (Саратов, Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции, 2005 г.); «Уголовное право: стратегия развития в ХХI веке» (Москва, 2006 г.); «Государство, право, личность: история, теория, практика: научно-практическая конференция» (Коломна, 18 февраля 2006 г.);

«Современное законотворчество: теория и практика» (к 100–летию Государственной Думы), МГУ 22-23 декабря 2005 г.); «Конституционные основы уголовного права, I Всероссийский конгресс по уголовному праву, посвященного 10-летию Уголовного кодекса Российской Федерации» (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова 25-26 мая 2006 г.); V Всероссийская научно-практическая конференция «Правовая охрана интеллектуальной собственности в современных технологиях» (Зеленоград, МИЭТ, 5 июня 2006 г.) и др .

Структура диссертации предопределена целями и задачами исследования, включает четыре главы, объединяющие 12 параграфов, введение, заключение и список использованной литературы .

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении анализируется актуальность выбранной темы, показана степень ее научной разработанности в информационном, уголовном, гражданском и административном праве, определены цели, задачи, объект и предмет исследования, методологическая основа, нормативная и эмпирическая база, раскрыта научная новизна основных положений, выносимых на защиту, отмечается их теоретическая и практическая значимость, приводятся данные об апробации результатов диссертационного исследования и структуре работы .

Глава первая «Охраняемый государством официальный информационный оборот в сфере государственного и муниципального управления как объект уголовно-правовой охраны» посвящена обоснованию регулируемой государством официальный информации как предмета уголовно-правовой охраны и анализу общественных отношений, складывающихся в сфере ее оборота. Глава состоит из трех параграфов: «Историко-правовой анализ посягательств на законный оборот охраняемой государством официальной информации в сфере управления»;

«Правовая природа охраняемой государством официальной информации»; «Охраняемый государством официальный информационный оборот в сфере государственного и муниципального управления как объект уголовно-правовой охраны» .

В первом параграфе указывается, что первое упоминание о документировании юридических фактов содержит Псковская Судная грамота (1462 - 1271 гг.), а ответственность за незаконные действия с документами (их утрату, неправильное оформление) введена Судебником 1497 года. Судебник 1550 г. выделил подлог в самостоятельное преступление. Соборное Уложение 1649 г. предусматривала наказание смертной казнью за изготовление или “переправку своим вымыслом” “государевой грамоты” или приказных писем, подделку подписи думных, приказных людей или подьячих, изготовление печати, а также снятие печати с подлинных “государевых грамот” или приказных писем и скрепление ими подложных писем. По Артикулу воинскому Петра I от 26 апреля 1715 г. казнили офицеров и рядовых за такой вид измены, как «объявление неприятелю пароля или лозунга», либо за иные «изменнические знаки»: стрельбой, пением, криком, огнем и тому подобным (Артикул 125). Такое же наказание за подлог было установлено Петром I в Генеральном регламенте коллегиям 1720 г. Конкретизация понятий и детализация ответственности за данные преступления произошла лишь в Уложении 1845 г .

Позднее, в конце XVIII — первой половине XIX века, имела место тенденция к облегчению наказания за подлог. В ряде сенатских указов 40-80-х г.г. XVIII века по конкретным делам о подлогах чиновников, опубликованных в Полном собрании законов, встречаются новые виды наказаний: шельмование, исключение из службы, разжалование в солдаты, ссылка в Сибирь, каторга. Но ни в одном из них смертная казнь уже не присутствует .

В дальнейшем наблюдалась тенденция большей дифференциации уголовной ответственности за преступления, связанные с незаконным оборотом информации .

Уложение 1845 г. в редакции 1885 г. значительно расширило круг наказуемых действий с документами и конкретизировало определение понятий. Впервые был введен (используемый и в наши дни) институт интеллектуального пособничества .

Законодательно произошло разделение “подлога” и “подделки”. В целом Уложение 1845 г. последовательно противодействовало посягательствам на информационный оборот, прежде всего осуществляемый посредством бумажных носителей .

В послереволюционный период незаконному информационному обороту придавалась политическая окраска, 19% всех осужденных революционными трибуналами за 1918 г. были осуждены за взяточничество, подлоги и неправомерное использование советских документов в контрреволюционных целях. Декретом ВЦИК от 20 июня 1919 г. “Об изъятии из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении” за подлог было вновь введено наказание в виде причинения смерти .

В УК РСФСР 1926 г. в основном была сохранена система информационных преступлений, зафиксированная в УК 1922 г. Однако подделка паспортных бланков приравнивались к подделке государственных ценных бумаг согласно “Положению о паспортах”, утвержденному Постановлением ЦИК и СНК СССР 27 декабря 1932 г .

Количество составов информационных преступлений в законодательстве советского периода возросло в несколько раз. Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. предусматривал ответственность за незаконный оборот документов в ст.ст. 195, 196 .

При конструировании действующего Уголовного кодекса законодатель не внес существенных изменений в систему составов преступлений против информационного оборота, что повлекло правоприменительные сложности квалификации новых противоправных посягательств на информацию, оборот которой осуществляется в том числе с использованием новых информационных технологий. Смена экономических и социальных ориентиров в 1990-е г., взятие курса на построение правового государства естественно отразились и на отношениях, предметом которых или средством совершения которых является охраняемая государством официальная информация .

Анализ различных вариантов проектов Уголовного кодекса показывает, что шел поиск наиболее эффективных способов защиты документов в новых условиях .

Новые задачи, отсутствие установленных приоритетов и тенденций привели к неоднозначным подходам к решению указанной проблемы. Документом, существенно повлиявшим на законотворчество, следует признать Модельный Уголовный кодекс для государств-участников СНГ. Примечательно, что Раздел XII и глава 30 кодекса имели названия «Преступления против информационной безопасности» .

Сопоставление редакций Уголовного кодекса 1960 г. и действующего Уголовного закона позволяет сделать вывод о том, что многие проблемы, связанные с регламентацией уголовной ответственности за преступления, решены удачнее .

Однако не удалось избежать существенных недоработок как с точки зрения законодательной техники, так и содержания рассматриваемых составов. Имеющаяся правоприменительная практика почти за 10 лет действия уголовного кодекса свидетельствует, что дублирование существовавших в УК РСФСР норм не оправдало себя, необходимо существенное реформирование действующих статей .

В диссертации делается вывод, что во все времена информация, независимо от характера носителя и своего содержания, является предметом, который наиболее сложно «втиснуть» в рамки четкого юридического регулирования. Сложности продиктованы в первую очередь ее нематериальным характером, поэтому, несмотря на совершенствование технических способов защиты, усложнения и увеличения регламентирующих информационный оборот правовых норм, в том числе уголовно-правовых, законодательство до сегодняшнего не выработало систему эффективных мер противодействия посягательствам на ее законный оборот .

Таким образом, историко-правовой анализ посягательств на законный оборот информации в сфере порядка управления позволил сделать вывод об эволюционной дифференциации ответственности за посягательства на него, сопровождавшейся увеличением количества составов преступлений рассматриваемой категории. Например, в действующем уголовном законе существует норма, предусматривающая ответственность за приобретение или сбыт официальных документов и государственных наград (ст. 324). Однако далеко не все задачи решены, на устранение теоретических, межотраслевых и правоприменительных проблем регулирования законного оборота охраняемой государством официальной информации в сфере государственного и муниципального управления направлено настоящее исследование .

Одним из выводов является тот, что по мере развития и совершенствования способов фиксации информации в сфере порядка управления, происходило разграничение ответственности за незаконные действия, сопровождавшееся тенденцией увеличения количества составов преступлений рассматриваемой категории, а затем противоположным стремлением объединения родственных посягательств в более общие нормы. Указанный процесс объединения составов преступлений, посягающих на охраняемый государством официальный оборот, должен быть продолжен, для чего следует сформулировать новую главу УК .

Во втором параграфе проанализирована правовая природа охраняемой государством официальной информации. В целях эффективного регулирования законного информационного оборота и противодействия противоправным посягательствам на него необходимы непротиворечивые, четкие законы, позволяющие однозначно толковать их правоприменителям. Об отсутствии необходимых нормативных актов свидетельствуют задачи, которые государство ставит перед законодателем: например, в Концепции использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти до 2010 г., одобренной распоряжением Правительства РФ от 27 сентября 2004 г. указано, что целью нормативного правового регулирования в сфере использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти является создание эффективной правовой основы для реализации прав граждан, защиты общественных и государственных интересов в сфере использования информационных технологий. В рамках совершенствования нормативной правовой базы необходимо, в частности, систематизировать и унифицировать терминологию, употребляемую в действующих и разрабатываемых нормативных актах .

По своей значимости информация, наряду с природными, финансовыми, трудовыми и иными ресурсами, составляют важнейший потенциал государства и общества. Одной из теоретических и правоприменительных проблем на сегодняшний день является межотраслевое (пригодное и для уголовного права) определение понятия «информация». В Федеральном законе от 27 июля 2006 г. "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" определение достаточно широкое, неконкретное, и потому оно не может быть использовано, в частности, правоприменителем при квалификации преступлений .

Регулируя информационный оборот, законодатель в уголовном кодексе использует ряд терминов: «информация», «сведения», «тайна», «сообщение», «документ», при этом анализ статей уголовного закона показал, что каждое третье преступление можно отнести к информационным (в 13 статьях предусмотрена ответственность за незаконный оборот «информации», в 16 - «сведений», в 13 - «тайн»

и более сорока – документированной информации) .

Существенным недостатком для правоприменения является то, что уголовный закон не учитывает, что информация может обладать стоимостью, как законной, так и в большинстве случаев – незаконной. Считаем, что новые общественно опасные посягательства на охраняемый государством официальный информационный оборот порождают необходимость учитывать при формулировании уголовно-правовых норм, регулирующих порядок управления, экономическую составляющую указанной информации .

Для уголовно-правового регулирования информации особенно важна одна из основных классификаций всего объема охраняемой государством официальной информации – по особенностям носителя. Анализ всех видов названной информации позволил сделать вывод, что в зависимости от вида носителей она подразделяется на два вида: на материальных носителях (машинном, бумажном, компьютерном, аудио-, видео-, кино-, фотоносителях, ином); вне носителей, как сумма достоверных знаний об информации уже содержащейся на носителях (при ознакомлении человека с документом, его копией, проектом документа, из протокола о намерениях, из деловых переговоров). Поэтому считаем заслуживающим внимания законодателя существование исключительного специфического носителя охраняемой государством официальной информации - человека, его памяти, она позволяет информацию хранить, переносить, посредством устной речи передавать другому субъекту .

Как предмет посягательства охраняемая государством официальная информация по ряду признаков не совпадает с предметом преступлений в обычном понимании. Если предметы можно полностью изъять из оборота путем физических приемов (спрятать), то в отношении информации этого недостаточно. По своей природе информация имеет основную функцию – коммуникативную, поэтому полное сокрытие информации означает, по сути, ее уничтожение, она теряет свойство официальной .

Одним из наиболее распространенных способов противоправного получения охраняемой государством официальной информации является насилие над личностью. Отсюда законодателю следует сформулировать норму, содержащую уголовную ответственность за незаконное получение охраняемой государством официальной информации у человека - ее носителя путем применения насилия, либо с угрозой применения насилия, либо путем шантажа .

Предметом уголовно-правовой охраны является не вся совокупность информации, а только обладающая установленными признаками. К сожалению, до сегодняшнего дня в ряде случаев они не выработаны, в иных – недостаточно определены. Не все включенные в уголовный кодекс термины имеют легальное толкование, а существующие в нормативных актах формулировки не позволяют однозначно и единообразно применять уголовный закон при квалификации преступлений, связанных с незаконным оборотом охраняемой государством официальной информации. Анализ действующего уголовного законодательства показывает, что оно прежде всего ставит под охрану ту информацию, которая находится в системе управленческих официальных отношений. С целью ликвидации законодательных пробелов в определении терминов «информация», «охраняемая информация», «официальная информация» для расширения возможностей уголовно-правового регулирования, представляется возможным выделить из всей совокупности требующей охраны УК информации, «охраняемую государством официальную», так как, на наш взгляд, в особой охране нуждается именно она, а также законный порядок ее оборота (официальный информационный оборот) .

Охраняемой государством официальной информацией является информация, содержащая сведения о фактах, имеющих юридическое значение;

созданная уполномоченным государством производителем (юридическим или физическим лицом), подчиняющаяся определенному правовому режиму оборота и находящаяся как на носителях, так и вне носителей. Учитывая уникальные перечисленные признаки и исключительные свойства информации, следует признать правильным вывод, что нельзя поставить информацию в один ряд с уже освоенными правом объектами регулирования, поэтому необходимо выделить этот предмет, включив его в самостоятельный объект охраны .

Отсутствие систематизации норм, регулирующих всю совокупность охраняемой уголовным законом информации, отрицательно сказывается на процессе их применения. Законодатель, формулируя уголовно-правовые нормы, охраняющие официальную информацию, руководствуется различными критериями для разделения ее на виды .

При конструировании уголовно-правовых норм, охраняющих официальную информацию, законодатель учитывает такие ее свойства, как особенность носителя, характеристика содержащихся юридических фактов, а также признаки субъекта, содержание противоправного деяния, его последствия, форму вины, мотивы, цели; общественные отношения, на которые осуществлялось посягательство. За рубежом тенденция иная – использовать общие нормы. Например, по ст. 202 а УК ФРГ к уголовной ответственности привлекается лицо, незаконно получающее сведения, которые ему не предназначены и особо охраняются от незаконного к ним доступа, или передает их другому лицу .

Многие виды конфиденциальной информации уголовным законом поставлены под охрану выборочно. Значительный объем нуждающихся в такой охране охраняемой государством официальной информации «выпадает», например определенные виды служебной, профессиональной тайны, персональные данные граждан, кредитные истории и другие. Поэтому нецелесообразно формулировать специальные нормы, предусматривающие ответственность за общественно опасный оборот каждого вида охраняемой государством официальной информации. Следует в федеральных, ведомственных нормативных детализировать законный оборот указанной информации и установить уголовную ответственность за ее незаконный оборот в общих составах информационных преступлений .

В третьем параграфе первой главы работы обоснован новый объект уголовно-правового регулирования – официальный информационный оборот в сфере государственного и муниципального управления. Современное общество достигло такого уровня, что законный оборот охраняемой государством официальной информации требует увеличения и усложнения способов ее охраны, в том числе уголовно-правовыми средствами.

В связи с тем что информация представляет собой сложноорганизованную систему, которую невозможно урегулировать нормами одной отрасли права, законодатель стремится регламентировать правоотношения, возникающие в информационной сфере нормами различных отраслей:

уголовного, гражданского, административного, международного и др. Интенсивно развивается новая самостоятельная отрасль права – информационное право .

Информационная безопасность в сфере порядка управления является частью политики информационной безопасности государства. О том, что угроза информационной безопасности велика, свидетельствуют источники права, теоретические разработки ученых, практика. Национальные интересы России - это совокупность сбалансированных интересов личности, общества и государства в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах (Указ Президента РФ от 10 января 2000 г. "О Концепции национальной безопасности Российской Федерации"). 25 октября 2005 г. распоряжением Правительства РФ одобрена Концепция административной реформы в Российской Федерации в 2006 - 2008 гг., где указано, что уровень использования современных информационных технологий остается недостаточным для кардинального повышения эффективности деятельности органов государственной власти .

Способы воздействия угроз на объекты информационной безопасности в Российской Федерации подразделяются на информационные, программные, физические, радиоэлектронные, организационные, правовые .

Под информационной безопасностью, в том числе сферы порядка управления, следует понимать состояние защищенности охраняемой государством официальной информации, технологий ее формирования и использования, а также прав субъектов информационной деятельности. Продолжающийся рост преступности, активная миграция преступников, межрегиональный характер и организованность их действий требует новых подходов в стратегии борьбы за обеспечение безопасности государства, общества, отдельных граждан .

Информационные преступления в сфере государственного и муниципального управления являются частью информационной преступности. Анализ сложившихся отношений в сфере информационного оборота, а также характер возникших видов посягательств на него приводит к выводу о необходимости формулирования самостоятельного объекта уголовно-правовой охраны. Информационная безопасность в сфере государственного и муниципального управления как объект уголовно-правовой охраны не была предметом специального исследования. Мы выделяем следующие причины, вызывающие необходимость выделения указанного объекта: во-первых, модернизация средств и способов передачи, хранения, сбора охраняемой государством официальной информации; во-вторых, кардинальное качественное ее изменение, наличие у определенных ее видов законной стоимости и почти у всего остального объема – незаконной «рыночной»

стоимости; в-третьих, появление новых видов посягательств на охраняемую государством официальную информацию или способов ее использования при посягательстве на иные охраняемые общественные отношения; в-четвертых, потенциальная возможность причинения значительного материального, морального и другого ущерба иным охраняемым законом правоотношениям при посягательстве на информационные; вследствие чего, в-пятых, объективно вызванное заметное отставание уголовно-правовых мер регулирования имеющейся ситуации в информационной сфере; в-шестых, современные информационные технологии, используемые органами государственной власти и органами местного самоуправления, не позволяют обеспечить эффективную охрану и использование информации; в-седьмых, потенциальная возможность перевода всех управленческих процессов на сетевой уровень (система Интернет); в-восьмых, должностные лица и иные специальные субъекты органов государственного управления и муниципального самоуправления наделены государством основными властными полномочиями в сфере законного информационного оборота, что в случаях посягательства на него, должно влечь дополнительную ответственность; в-девятых, наличие информационной составляющей в иных, в ряде случаев более общественно опасных деяниях: коррупционных, киберпреступлениях, терроризме и других .

Применительно к управленческим отношениям в сфере оборота охраняемой государством официальной информации следует выделить две группы посягательств на нее, которые можно объединить в понятие «информационные преступления». Первые управленческие отношения - «субординационные» - складываются в сфере управления между органами власти, с одной стороны, и гражданами, с другой, по поводу осуществления первыми административных, распорядительных функций и требуют подчиненности, управленческой дисциплины вторых. Посягательства на охраняемую государством официальную информацию в этом случае осуществляются как бы «извне, снаружи» лицами, не уполномоченными осуществлять юридически значимые управленческие функции. К ним относятся преступления, предусмотренные главой 32 УК (ст.ст. 324, 325, 327). Вторая группа управленческих отношений в сфере оборота охраняемой государством официальной информации складывается между специальными субъектами, уполномоченными на ее законный оборот и органами управления, доверившими им его совершать .

Эти посягательства происходят «изнутри», так как лица, обязанные производить или контролировать законные операции с охраняемой государством официальной информацией, используя свои должностные полномочия, совершают общественно опасные деяния. К указанным информационным преступлениям следует отнести деяние, предусмотренное в ст. 292 главы 30 УК .

Значительным объемом информационных преступлений продиктована необходимость сужения предмета нашего исследования, поэтому мы ограничились анализом преступлений в сфере государственного и муниципального управления, предусмотренные главами 30 и 32 УК. Повсеместное использование информационных технологий для обращения охраняемой государством официальной информации привело к необходимости законодательно установить ответственность за посягательства на компьютерную информацию, поэтому в круг анализируемых составов преступлений включена глава 28 УК .

Свойства информации таковы, что информационные преступления предусмотрены во всех главах действующего уголовного закона. Так, интересы личности нарушаются при совершении незаконных деяний с охраняемой информацией, предусмотренных ст.ст. 127.1, 127.2, 129, 130, 137, 138, 140, 142, 142.1, 144, 155 УК; посягательство на законную деятельность в сфере экономики может быть совершено с помощью информации, наказания за которые предусмотрены ст.ст .

159, 164, 170, 171, 171.1, 179, 180, 181, 183, 185, 185.1, 187, 188, 189, 195, 197, 198, 199, 199.1, 199.2, 202 УК; на общественную безопасность и общественный порядок

– ст.ст. 205.2, 207, 233, 237, 238, 242, 242.1; на основы государственной власти ст.ст. 275, 276, 280, 282, 283, 284, 285.1, 285.2, 287, 292, 296, 298, 302, 303, 305, 306, 307, 309, 310, 311, 320, 322, 322.1 УК 324, 325, 326, 327, 327. 1 УК; на интересы военной службы – ст. ст. 336, 339 УК; на интересы мира и безопасности человечества – ст. 354 УК. Отсюда - наряду с общепризнанными объектами уголовноправовой охраны во всех указанных деяниях посягательство осуществляется и на дополнительный объект – охраняемый государством официальный информационный оборот .

Таким образом, приведенные выше аргументы свидетельствуют о настоятельной необходимости комплексного исследования вопросов уголовно-правовой охраны официального информационного оборота в условиях возросшей значимости охраняемой государством официальной информации. Научная платформа концепции правового регулирования общественных отношений, сформировавшихся в информационной сфере, включает в себя системное исследование в целях выявления тенденций взаимодействия информационного права с уголовным .

Анализ действующего уголовного закона и тенденций его развития в области охраны информации позволяет сделать вывод, что в настоящее время уголовный кодекс переживает этап формирования цельного по своей природе, системного по характеру взаимосвязи элементов объекта уголовно-правовой охраны - общественных отношений в сфере охраняемого государством информационного оборота .

Они модифицировались в связи с изменением характера и свойств охраняемой государством официальной информации .

Указанные общественные отношения в сфере законного оборота информации следует считать родовым объектом информационных преступлений. В настоящее время они разбросаны по различным главам и статьям уголовного закона, что вполне объяснимо исходя из истории их возникновения в УК. Исторически они были привязаны к тем сферам, в которых эта информация обращалась (должностные, компьютерные преступления). Однако проблема заключается в том, что круг информационных преступлений в сфере государственного и муниципального управления нельзя сузить до деяний, предусмотренных главой 30 «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления» и главой 32 «Преступления против порядка управления». К ним следует отнести всю совокупность предусмотренных уголовным кодексом преступлений, посягающих на законную деятельность органов государственной власти, местного самоуправления и охраняемый государством официальный информационный оборот. В будущем, как мы прогнозируем, эти преступления должны занять самостоятельное место в системе особенной части УК .

Рассматриваемая группа охватывается категорией «информационные преступления», т .

е. общественно опасные посягательства, в которых охраняемая государством официальная информация является предметом преступления либо используется как средство совершения преступления. При конструировании составов преступлений, предусматривающих ответственность за незаконный информационный оборот, законодатель выделил охраняемую государством официальную информацию как предмет посягательства или средство совершения преступления в названии главы 28 УК - «Преступления в сфере компьютерной информации». Иные виды информации регулируются нормами, содержащимися в других главах уголовного закона, что напрямую связано с ее характеристиками: свойствами носителя, правовым содержанием, общественной значимостью. На сегодняшний день достаточное количество уголовно наказуемых деяний совершается путем использования различной охраняемой государством официальной информации в качестве средства совершения преступления или предмета посягательства .

Необходимо признать охраняемую государством официальную информацию на различных носителях (машинном, в ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, бумажном, памяти человека) элементом охраняемого государством официального информационного оборота. Охраняемый официальный информационный оборот предстает как система урегулированных нормами права общественных отношений, обеспечивающих защиту установленного государством порядка обращения охраняемой государством официальной информации в зависимости от характеристики носителя, на котором закреплена информация. Он включает в себя: сбор, анализ, структурирование, внесение изменений, хранение, учет, регистрацию, пересылку, передачу, замену, уничтожение, изъятие, использование, копирование, утрату, замену и иные операции для правомерных собственников, владельцев, пользователей. На основании выделения перечисленных стадий оборота считаем необходимым формулирование составов посягательств на охраняемый государством официальный информационный оборот, причиняющих или могущих причинить существенный вред правоохраняемым интересам в сфере порядка управления .

Глава вторая «Охраняемая государством официальная информация на бумажных носителях как предмет уголовно правовой охраны» посвящена исследованию теоретических и правоприменительных проблем уголовно-правовой охраны традиционных предметов информационного оборота в сфере порядка управления - официальных документов, в параграфе первом второй главы рассмотрено их понятие и правовая природа. Информационный взрыв диктует государству необходимость внедрения новых информационных технологий, в том числе в сферу управления, на что направлены положения федеральной целевой программы "Электронная Россия (2002-2010 годы)", утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2002 г., Доктриной информационной безопасности Российской Федерации от 9 сентября 2000 г. и «Концепции использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти до 2010 года», иных актов .

В то же время материально-техническая, экономическая, правовая, кадровая базы, регулирующие электронное обращение официальной информации, не достигли уровня, при котором возможно отказаться от использования исторически и практически проверенного информационного оборота на бумажных носителях .

Управленческое значение официальных документов достаточно велико, последствия незаконного использования полномочий в сфере информационного оборота настолько общественно опасны, что государство охраняет их уголовно-правовыми средствами. Однако долговременность такого регулирования не означает четкость и ясность .

В настоящее время основные правоудостоверительные функции государство делегирует должностным лицам государственных органов управления, органов местного самоуправления. Проблема заключается в том, что в установленных нормативными актами случаях такими полномочиями могут наделяться иные юридические или физические лица (например, нотариусы, администрация негосударственных вузов). В случае противоправного оборота охраняемых государством официальных документов указанные субъекты будут нести неодинаковую ответственность .

Выдаваемые уполномоченными государством лицами документы имеют двойную функцию: с одной стороны, они гарантируют владельцу тот круг прав и обязанностей, которые они могут требовать у иных субъектов; с другой стороны, для неопределенного круга лиц, противостоящих обладателю акта, доказывают его полномочия и могут обязывать последнего совершать (или не совершать) определенные действия. Должностные и иные уполномоченные лица, изготавливая или подписывая официальный документ, тем самым производят не простую техническую операцию, а напротив – юридически значимую, при обязательном наличии у них достоверного убеждения в истинности изложенных фактов, то есть, по сути, они должны выступать гарантом подлинности фактов, содержащихся в документе, что, по нашему мнению, должно быть закреплено нормативно. Считаем целесообразным при заключении трудового контракта с должностными лицами (служащими органа местного самоуправления) предусмотреть пункт следующего содержания: «При введении в оборот, обращении официальной документированной информации должностное лицо (служащий органа местного самоуправления), несет от своего имени обязательства о достоверности (подлинности) изложенных в ней фактах» .

Уголовное право, определяя понятие охраняемого государством официального документа для своих целей, не должно противопоставлять его терминам норм различных отраслей права: административного, гражданского, информационного и других. В этой связи необходимо конкретизировать понятие документа применительно к каждой из них. Проблема заключается в том, что на сегодняшний день четкого определения или исчерпывающего законодательного перечня охраняемых государством официальных документов не существует, что в ряде случаев порождает обоснованные трудности у правоприменителя, так как указанные выше виды документов в силу их публичного характера не могут быть предметами рассматриваемых преступлений, в свою очередь документы, признаваемые таковыми предметами посягательств, легально не названы «официальными» .

По нашему мнению, общим видовым понятием для всех предметов информационных преступлений следует признавать указанное ранее понятие «охраняемого государством официального документа» .

Во втором параграфе второй главы проанализированы правовые признаки официальных документов - предметов посягательств в главах 30 и 32 УК. Содержащиеся в уголовном законе, в теории уголовного права и в правоприменительной деятельности документы имеют разное назначение и признаки, которые обусловливают их неодинаковое правовое регулирование, однако они зачастую необоснованно объединяются или разграничиваются, последствием чего может быть неправильная квалификация преступлений. Анализ всей опубликованной судебной практики, дел, рассмотренных судами различных регионов России, а также имеющихся научных публикаций позволил сделать вывод о целесообразности сокращения видов документов - предметов указанных преступлений .

В ст. 324 и ч. 1. ст. 327 и УК предметами преступлений названы официальные документы, предоставляющие права или освобождающие от обязанностей, а в ч. 1 ст. 327 указано удостоверение. Выделение понятия «удостоверение» было продиктовано его основной функцией - акта, удостоверяющего юридический факт. Считаем, что понятие «удостоверение» является родовым по отношению к понятию, использованному законодателем в ст. 327 УК «иной официальный документ, предоставляющий права и освобождающий от обязанностей». Не всякое удостоверение предоставляет права или освобождает от обязанностей, в свою очередь любой официальный документ, предоставляющий права или освобождающий от обязанностей, можно считать удостоверением. Предметами преступлений, предусмотренных главами 30 и 32 «Преступления против порядка управления» и «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления», являются удостоверения - охраняемые государством официальные документы, оборот которых осуществляется в сфере порядка управления .

Таким образом, удостоверение – это охраняемый государством официальный документ установленной формы, который подтверждает юридические факты, например, статус личности или наличие прав или освобождение от обязанностей;

создан уполномоченным лицом и подпадает под действие системы регистрации, строгой отчетности и контроля за обращением, оборот которого осуществляется в сфере порядка управления .

Для того чтобы избежать ошибок на практике при признании того или иного документа предметом преступлений, предусмотренных действующими редакциями ст.ст. 324, 325, 327, 292 УК, считаем возможным из текста статей исключить понятия: «документ, предоставляющий права и освобождающий от обязанностей», «официальный документ», «важный личный документ» заменив его на термин «удостоверение», при этом в примечании к одной из статей дать его определение .

Указанное объединение позволило бы единообразно применять закон и упростило бы сложности при квалификации преступлений, посягающих на охраняемый государством официальный информационный оборот, тем более что и за рубежом та же тенденция. Например, УК Австрии определение документа дает в общей части уголовного закона – это официальная бумага, которая создана для того, чтобы подтвердить какое-либо право или правоотношение, изменить или отменить его или доказать факт, имеющий правовое значение .

Одним из видов документов, являющихся предметом преступлений главы 32 УК являются марки акцизного сбора, специальные марки или знаки соответствия .

Учитывая их экономическое содержание, юридически целесообразно статьи, предусматривающие ответственность за их изготовление в целях сбыта, сбыт, а также использование заведомо поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия, защищенных от подделок, как и ст. 171.1, отнести в главу 22 УК «Преступления в сфере экономической деятельности» .

Параграф третий второй главы посвящен рассмотрению особенностей уголовно-правовой охраны реквизитов охраняемых государством официальных документов. Печати, штампы, бланки как предметы официального информационного оборота на бумажных носителях утратили свое былое юридическое значение, о чем свидетельствуют статистические данные, недостаточность судебной практики (за время действия уголовного закона один опубликованный пример). Новые информационные технологии позволяют создавать официальные документы без использования клише печатей, штампов. Бланки любой сложности могут производиться на домашнем компьютере. Преступникам дешевле полностью изготовить подложный документ, чем создавать или приобретать отдельно бланк документа, клише печати или клише штампа. Несмотря на это, в ряде случаев незаконное создание (подделка) оттиска печати, штампа, бланка противоправно. Сохранение в уголовном законе нормы, предусматривающей ответственность за изготовление поддельных штампов, печатей, бланков носит превентивный характер. Уголовноправовой режим охраны документов, печатей, штампов, бланков дифференцирован, что обусловлено степенью и характером общественно опасного посягательства на данные предметы, которые неодинаковы, несмотря на наличие общности их предназначения .

Представляется целесообразным введение четкого нормативного регулирования оборота бланочной продукции, которое содержало бы установление единых образцов для всех видов бланков официальных документов, круг субъектов, полномочных их изготавливать, а также установление государственного контроля за соблюдением правил их оборота .

В отличие от зарубежных уголовных законов сейчас в УК отсутствует ответственность за срывание наложенных уполномоченными органами печатей (заметим, что норма была в ст. 89 УК РСФСР 1926 г.) Не лишенным юридических оснований следует признать наличие в УК ФРГ ответственности за незаконное снятие или повреждение печати, где по ч. 2 § 136 виновным признается тот, кто повреждает служебную печать, срывает ее или делает неузнаваемой с целью изъятия вещи из-под ареста, официального удержания ее в закрытом помещении или описи этого имущества, или кто ломает полностью или частично опечатанный замок .

Глава третья «Межотраслевые связи в структуре уголовно-правовой охраны официальной информации» включает два параграфа: «Гражданско-правовое регулирование охраняемой уголовным правом информации» и «Административноправовое регулирование охраняемой уголовным правом информации». Первый параграф третьей главы посвящен вопросам согласования межотраслевого регулирования оборота охраняемой государством официальной информации .

Исходя из того, что в настоящее время информация признана объектом гражданских правоотношений (ст. 128 ГК), в работе проанализирована взаимозависимость и взаимообусловленность гражданско-правовых и уголовно-правовых институтов охраны указанной информации в сфере порядка управления. Основной проблемой охраны официального информационного оборота является наличие кардинальных изменений значения и содержания информации, в том числе в сфере управления, повлекших превращение многочисленных ее видов в высоколиквидный товар .

Анализ правоприменительной практики показывает, что в настоящее время незаконное приобретение, сбор, похищение, продажа, передача охраняемой государством официальной информации поставлено на промышленную основу. Организованные преступные группы в своей структуре создают отделы, подразделения, деятельность которых направлена на незаконное добывание определенной информации, особенно преступников интересует служебная, банковская, коммерческая тайны, кредитные истории, персональные данные и иная охраняемая государством официальная информация. Практике известны случаи, когда должностные лица, используя служебные полномочия, в интересах одних предпринимателей незаконно получали охраняемую информацию у других (о размере оборота, поставщиках, покупателях). Указанными противоправными действиями юридическим и физическим лицам причиняется материальный и моральный ущерб, ставятся под угрозу законные общественные отношения в сфере порядка управления, нормального ведения экономической деятельности .

Внимание законодателя должен привлечь тот факт, что в большинстве случаев охраняемая государством официальная информация вовлекается в гражданский оборот незаконно. При этом противоправные действия с ней обладают значительной общественной опасностью, так как достаточно часто совершаются в совокупности с тяжкими преступлениями – взяточничеством, злоупотреблением должностными полномочиями, хищениями, отмыванием денег и другими. В свою очередь изменилось регулирование информации нормами гражданского права, к объектам информационного характера стал применяться институт собственности. Экономическая значимость определенной охраняемой государством официальной информации, в том числе в сфере управления, настолько возросла, что для ее охраны потребовалось конструирование новых норм в гражданском, уголовном и иных законах; а также формулирование новых законов, например ФЗ от 29 июля 2004 г .

"О коммерческой тайне", ФЗ от 30 декабря 2004 г. "О кредитных историях", ФЗ от 27 июля 2006 г. «О персональных данных» .

Правоприменительной проблемой является и то, что действующий уголовный закон не отражает стоимостный характер информации. Вместе с тем сейчас трудно определить более значимую проблему, чем регулирование оборота подобной информации, определение ее правовой природы и места в существующих правоотношениях. Несмотря на наличие ряда исследований, посвященных информации как объекту гражданских правоотношений, не на все проблемы межотраслевых связей уголовного и гражданского права в отношении нее найдены ответы. В частности, не решены проблемы уголовно-правового регулирования охраняемой государством официальной информации, находящейся в гражданском обороте, права и обязанности ее правомерных собственников, пользователей, владельцев .

Решение указанных задач способствовало бы эффективной уголовно-правовой защите законного информационного оборота .

Юридические и экономические свойства информации, в том числе стоимостные, напрямую влияют на способ ее правовой защиты. Мы выделяем следующие признаки охраняемой государством официальной информации, являющейся объектом гражданских прав: обладание действительной или потенциальной ценностью, наличие у нее стоимости независимо от известности ее третьим лицам, отсутствие к ней свободного доступа на законном основании, принятие обладателем информации мер к ее охране .

Законодательно нерешенной проблемой следует признать определение объема правомочий и характера ответственности законных собственников, владельцев, пользователей официальной информации в сфере порядка управления. Во-первых, государственные органы, органы местного самоуправления осуществляют правомерный оборот значительного объема охраняемой государством официальной информации, в том числе персональных данных о гражданах, в условиях отсутствия четких правовых механизмов передачи такой информации иным физическим, юридическим лицам. По мнению авторов «Концепции развития информационного законодательства в РФ», осложнение в решении этого вопроса вносится тем, что в последнее время укоренилась практика называть функции органов государственной власти и местного самоуправления услугами .

Правоприменительные сложности оборота охраняемой государством официальной информации вызваны тем, что государство делегирует ее сбор коммерческим организациям, не устанавливая соответствующего контроля за их действиями (например, ФЗ от 30 декабря 2004 г. "О кредитных историях", ФЗ от 27 июля 2006 г. «О персональных данных»). На практике субъекты кредитной истории фактически не могут контролировать ее оборот в базах данных, поскольку, например, по типовому договору между банком кредитных историй и иным банком информация о заемщике должна предоставляться в течение 2 секунд .

На наш взгляд, все значительные по объему информационные ресурсы, содержащие охраняемую государством официальную информацию, в том числе о гражданах, должны быть в обороте государственных (муниципальных) органов, должностные лица которых смогут обеспечить и соблюдать надлежащие режимы безопасности, а также нести соответствующую ответственность в случае посягательств на них. Таким образом, считаем необходимым разграничить сферу гражданско-правовых услуг частного собственника информации и функциональную деятельность субъектов публичной сферы управления. Речь идет об оформлении правового статуса субъекта, распоряжающегося информационным ресурсом, содержащим охраняемую государством официальную информацию .

Для целей уголовного права важным представляется признание охраняемой официальной информации предметом взяточничества. Указанная информация может быть получена должностным лицом за действия (бездействия) в пользу взяткодателя, например, платные статистические сведения о насыщенности или потребности рынка в определенных видах товаров .

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что охраняемая государством официальная информация стала «квази» гражданско-правовым объектом, имеющим все признаки объекта, кроме одного – законного оборота. В качестве первоочередных предлагаем следующие меры: во-первых, систематизировать и унифицировать терминологию, употребляемую в гражданском и уголовном кодексе. Во-вторых, признать охраняемую уголовным правом официальную информацию ограниченной в гражданском обороте. В-третьих, для единообразного применения закона сформулировать общие уголовно-правовые нормы, устанавливающие ответственность за ее незаконный оборот. Считаем, что новации позволят правоприменителю исключить ошибки при квалификации преступлений в сфере охраняемого государством информационного оборота, эффективнее возмещать причиненный ее обладателю материальный и моральный ущерб .

Самостоятельного рассмотрения требует проблема уголовно-правовой охраны баз данных, содержащих персональные сведения. В ФЗ от 27 июля 2006 г. "О персональных данных" предусмотрено, что оператор или иное лицо, получившее доступ к персональным данным обязаны соблюдать конфиденциальность персональных данных, то есть не допускать их распространение без согласия субъекта персональных данных или наличия иного законного основания. В настоящее время факты незаконного оборота различных видов баз данных, в том числе содержащих персональные сведения, которые собираются уполномоченными государством операторами – государственными, муниципальными органами, юридическими или физическими лицами, не имеют адекватной уголовно-правовой охраны. Однако общественная опасность неконтролируемого распространения указанных информационных ресурсов велика, так как сведения могут быть использованы при совершении иных преступлений: коррупционных, имущественных, похищениях людей и др. Незаконный оборот персональных данных опасен еще и тем, что он потенциально многократно помножен на большое количество лиц, поставленных под существующую сейчас или в будущем угрозу использования сведений в ущерб этим лицам .

В отличие от России зарубежное уголовное законодательство предусматривает ответственность за неправомерный оборот собираемых информационных ресурсов, в том числе персональных данных. Например, в § 126а УК Австрии – за повреждение данных, в § 148 - за мошенническое злоупотребление с обработкой данных; в ч. 2 ст. 264 УК Испании – за уничтожение, повреждение, приведение в негодность или иной ущерб чужим электронным данным, программам или документам, находящихся в сети, информационных устройствах или системах; в УК Швейцарии три статьи об ответственности за незаконный оборот данных; в Отделе V УК Франции - за посягательства на права лица, возникающие в связи с ведением картотек и обработкой информации обработки .

Как действенную меру, в том числе превентивного характера, считаем необходимым сформулировать в уголовном законе норму, предусматривающую ответственность за незаконный оборот собираемых операторами персональных данных:

«Незаконные получение, использование, а равно разглашение персональных данных .

1. Незаконные получение, использование, а равно разглашение персональных данных, наказывается… (преступление небольшой тяжести) .

2. Незаконные изъятие персональных данных из информационных ресурсов, собираемых уполномоченными лицами, наказывается… (преступление небольшой тяжести) .

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом, которому персональные данные были доверены или стали известны по службе или работе, наказывается… (преступление средней тяжести) .

4. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с использованием информационных технологий,наказывается…

5. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, либо иным, уполномоченным государством лицом, наказывается… (преступление средней тяжести) .

6. Незаконное получение персональных данных у их обладателя с применением насилия, либо с угрозой применения насилия, или путем шантажа, или совершенные из корыстной заинтересованности, наказывается…» (преступление средней тяжести) .

Во втором параграфе третьей главы проанализированы проблемы административно-правового регулирования охраняемой уголовным правом информации .

Кодекс РФ об административных правонарушениях по сравнению с уголовным законом несет основную нагрузку по привлечению лиц к ответственности за незаконный оборот охраняемой государством информации. Как и в уголовном законе, во всех главах административного закона содержатся правонарушения, где предметом преступления или средством совершения признана информация на различных носителях, поэтому считаем возможным, по аналогии с преступлениями, признать их информационными правонарушениями .

Анализ существующего положения дел в сфере регламентирования законного информационного оборота административным правом порождает вывод о сходных с положением в уголовном праве тенденциях: во-первых, информационные технологии обращения охраняемой государством официальной информации привели к необходимости переоценки общественной опасности противоправных посягательств на нее, что неизбежно должно породить изменения в УК и КоАП. Вовторых, правоприменительная практика привлечения к уголовной ответственности лиц за посягательства на информационный оборот позволила сделать вывод о том, что достаточно часто судами не привлекаются к ответственности виновные лица по причине отсутствия одного из криминообразующих признаков, например указанной в законе цели. В-третьих, за время действия УК ряд составов преступлений, предусматривающих посягательства на охраняемый государством информационный оборот, не действуют, например, по причине отсутствия общественной опасности, однако полностью декриминализировать их нецелесообразно, поэтому в превентивных целях надлежит признать правонарушениями. В свою очередь некоторые имеющиеся в КоАП правонарушения, в силу наличия общественной опасности, законодателем должны быть признаны преступлениями. Например, положительным является признание правонарушением незаконной передачи владельцем поддельного документа, удостоверяющего личность, подтверждающего наличие у лица права или освобождение его от обязанности, другому лицу .

Передача, в отличие от сбыта, включающего в себя незаконное отчуждение предметов любым способом, предусматривает временное использование указанных предметов иным субъектом. Имеющаяся практика показала, что следовало бы предусмотреть ответственность за незаконную передачу владельцем иному лицу не только поддельного, но и подлинного официального документа в целях его противоправного использования .

Пробелом уголовного закона, в отличие от административного, следует признать отсутствие ответственности за незаконный оборот, помимо охраняемых государством официальных документов, их надлежаще заверенных копий .

В главе 16 КоАП дано определение «недействительных документов», под которыми понимаются поддельные документы, документы, полученные незаконным путем, документы, содержащие недостоверные сведения, документы, относящиеся к другим товарам и (или) транспортным средствам, и иные документы, не имеющие юридической силы. По смыслу закона «документы, содержащие недостоверные сведения», в случае наличия у них установленной формы, содержат интеллектуальный подлог, а значит, юридически являются поддельными. В норме допущена тавтология и нарушены правила законодательной техники .

Ст. 13.14 КоАП предусматривает ответственность за разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом (за исключением случаев, если разглашение такой информации влечет уголовную ответственность), лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей. Указанный состав не охватывает всей совокупности противоправных деяний с охраняемой информацией. Во-первых, ни в КоАП, ни в УК не содержится исчерпывающий перечень информации, доступ к которой ограничен. Во-вторых, КоАП предусматривает в качестве правонарушения одно незаконное деяние с ограниченной в обороте информацией – ее разглашение .

Представляется, что противоправными можно признать и ряд других манипуляций с указанными сведениями - завладение, создание, использование, передачу, фальсификацию, уничтожение, сокрытие. Таким образом, вне законодательного регулирования остается достаточно большое количество незаконных деяний в сфере официального информоборота, поэтому ст. 13.14 КоАП следует изложить в следующей редакции: «Незаконные получение, использование, разглашение, уничтожение охраняемой государством официальной информации .

Незаконные получение, использование, разглашение, уничтожение охраняемой государством официальной информации, наказывается … Незаконные получение, использование, разглашение, уничтожение охраняемой государством официальной информации лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанно- стей, наказывается …» .

В первом параграфе главы четвертой «Законотворческие и правоприменительные проблемы уголовно-правовой охраны официальной информации» дан анализ особенностей информационных преступлений, предметом посягательства или средством совершения которых является охраняемая государством официальная информация на бумажных носителях. Анализ исторического развития законодательства, регламентирующего ответственность за преступления, связанные с информацией, показывает, что технические и информационные революции привели к появлению новых способов фиксации, хранения, передачи информации и почти сразу – соответствующих видов посягательств. Законодателю пришлось принимать защитные меры действующих носителей информации путем кардинальной модернизации уголовно-правовой охраны официальной информации. По сравнению с зарубежными странами, практически перешедшими на электронный документооборот и безбумажные официальные документы, экономическое, техническое и правовое состояние России пока не позволяет идти в ногу со временем, поэтому преимущественно используются бумажные носители. Они постепенно изживают себя, по причине того, что современные информационные технологии позволяют создавать подложные документы любой сложности. Поэтому в России предпочтительным признается изготовление документов на иных носителях, например на ламинированном пластике. На наш взгляд, несмотря на появление технологических новшеств, необходимо совершенствовать меры по защите традиционных предметов информационного оборота. Законодатель должен идти по пути модернизации и активизации механизма контроля за оборотом существующих охраняемых государством официальных документов и информации в целом .

Официальная статистика МВД свидетельствует, что в 2004 г. в России общее количество зарегистрированных преступлений, в числе которых подделка, изготовление, сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков, составило 8699, из них совершенных организованными группами или преступными сообществами – 30, раскрыто – 8283 преступлений. В Обзоре деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2004 году указано, что наибольший удельный вес по основной квалификации по приговору имеют осужденные, в частности, за подделку, изготовление или сбыт поддельных документов (ст. 371-371.1) – 3,9 %, для сравнения в 2003 г. – 2,0%. Зафиксировано увеличение числа осужденных по ст. 327 УК – с 15,9 тыс. чел. до 30,6 тыс. чел., или на 93,2 %, при этом основная доля осужденных приходится на Москву – 13,7 тыс. чел., или 44,8% (от общего числа осужденных в РФ по данной статье), Московскую область – 3,3 тыс. чел., или 10,8% .

Подлинная опасность оборота подложных документов заключается в их использовании для совершения иных общественно опасных деяний, таких, как злоупотребления должностными полномочиями, взяточничество, вымогательства, бандитизм, терроризм, похищения человека и др. Например, в итоговом документе совещания министров "восьмерки" по борьбе с терроризмом в Париже 30 июля 1996 г. указывалось, что все государства должны предпринять действенные меры для предотвращения передвижения отдельных террористов и террористических групп путем усиления пограничного контроля и контроля за выдачей удостоверений личности и проездных документов, а также путем недопущения подделки, подлога или использования фальшивых документов. Правоприменительной проблемой является то, что на практике наказание за подлоги не назначается, так как в случае приготовительных действий для совершения иных преступлений, либо облегчения их совершения, либо сокрытия следов иных преступлений уголовная ответственность может наступить только при совокупности с тяжкими или особо тяжкими преступлениями. Это обусловлено тем, что нормы действующего Уголовного кодекса о посягательствах на официальный информационный оборот практически не изменены по сравнению с их предыдущей редакцией. Однако ч. 2 ст. 30 действующего уголовного закона, в отличие от ст. 15 УК РСФСР, предусматривает, что уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям. Согласно ч. 2 ст. 15 УК, деяния, предусмотренные ст.ст. 324, 325, ч. 1 и ч. 3 ст. 327 УК, относятся к преступлениям небольшой тяжести, лишь одно - ч. 2 ст. 327 УК – к преступлениям средней тяжести .

За период проведения расследования, рассмотрения дела в суде по более тяжким статьям, посягательства на официальные документы остаются без должной правовой оценки, однако она необходима прежде всего для правильного применения сроков давности.

Предлагаем следующую редакцию статьи:

«Статья. Подлог удостоверения или использование заведомо подложного удостоверения .

Подлог удостоверения в целях его использования либо сбыт такого документа, а равно изготовление в тех же целях или сбыт подложных штампов, печатей, бланков наказываются... (преступление средней тяжести) .

Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, либо иным уполномоченным государством лицом, наказывается.... (преступление средней тяжести) .

Использование заведомо подложного удостоверения, наказывается…» (преступление средней тяжести) .

Не освещен в уголовном праве вопрос квалификации подлога иностранных документов. Согласно международным договорам, документы, составленные или удостоверенные на территории иностранных государств компетентным органом или правомочным лицом и скрепленные гербовой печатью, принимаются в соответствии с условиями договора на территории России без какого-либо дополнительного удостоверения. Следовательно, для наказуемости подлога официальных или частных документов безразлично, какие документы были подделаны - российские или иностранные. По отношению к последним предметами наказуемой подделки могут выступать только те, которые имеют в России юридическое значение, то есть являются доказательствами каких-либо правоотношений или служат основанием для возникновения, изменения или прекращения прав .

При конструировании ст. 327 УК законодатель в названии статьи употребил термины «подделка» и «изготовление... поддельных документов». Поскольку в тексте идет речь лишь о «подделке», это означает равнозначность приведенных терминов. Учитывая, что подлог и подделка обозначают одно и то же понятие, полагаем нецелесообразным употребление их в одной статье, так как нарушение законодательной техники может повлечь за собой ошибки в толковании, а следовательно, в применении уголовного закона. Предусмотренное ст. 327 УК деяние может, так же как и в ст. 292 УК, именоваться «подлогом» .

В целях унификации предложенных диссертантом положений о предмете преступлений следовало бы внести изменения в ст.

292 УК «Служебный подлог» и изложить норму в следующей редакции:

«Служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, в удостоверение заведомо ложных сведений, а равно внесение в удостоверение исправлений, искажающих его действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности, наказывается…» (тяжкое преступление) .

На основании проведенного исследования мы сделали вывод, что деяние, предусмотренное ст. 324 УК и ряд деяний по ч. 1 ст. 325 УК (приобретение или сбыт официальных документов, а также повреждение или сокрытие официальных документов, штампов или печатей) не обладают реальной общественной опасностью, поэтому статья не имеет практического применения. Однако в качестве превентивной меры повреждение или сокрытие охраняемых государством официальных документов, штампов, печатей, бланков необходимо признать правонарушением .

Поэтому необходимо декриминализировать ст. 324 УК, а КоАП дополнить следующей нормой: «Повреждение или сокрытие охраняемых государством официальных документов, штампов, печатей, бланков» .

В ст. 325 УК предусмотрена, в частности, ответственность за «похищение»

документов, штампов, печатей. При этом легальное толкование термина «хищение» существует в примечании 1 к ст. 158 УК, из которого следует, что определение относится ко всем статьям УК. Однако в силу особых характеристик документов указанный термин не может быть напрямую к ним применен, что существенно затрудняет квалификацию преступлений, посягающих на официальный информационный оборот. Поэтому законодателю целесообразно отказаться от термина «похищение» в 325 УК, заменив его словосочетанием «незаконное изъятие», что более полно и точно отражает характеристику рассматриваемого состава .

Сложность для правоприменителя вызывает юридическая оценка фактов незаконного использования чужих охраняемых государством официальных документов. Такой документ является истинным по форме и содержанию, а значит, не является подложным, его использование не образует состава преступления. В то же время с помощью чужого подлинного документа предпринимается попытка удостоверить факты, не относящиеся к его обладателю. В гражданско-правовом смысле охраняемый государством официальный документ не является вещью, и законный его владелец не имеет на него классических прав собственности, распоряжения, владения. Документ удостоверяет юридические акты, на основании которых лицо, указанное в документе, может получить определенные права или освободиться от обязанностей.

При этом льготы, предоставляемые на основании документа, имеют адресный характер и относятся только к обозначенному в нем субъекту, поэтому владелец документа не может распоряжаться документом по своему усмотрению и совершать с ним какие-либо гражданско-правовые сделки:

дарения, обмена, продажи. Таким образом, пробелом в законодательстве можно признать отсутствие криминализации использования в противоправных целях чужого подлинного документа не его владельцем .

«Статья. Незаконное изъятие, уничтожение удостоверений, штампов, печатей, бланков или незаконное использование чужого удостоверения .

Незаконное изъятие, уничтожение удостоверений, штампов, печатей, бланков, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности, наказывается… (преступление средней тяжести) .

Незаконное использование чужого удостоверения, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности, наказывается…(преступление средней тяжести) .

Примечание: к удостоверениям относится охраняемый государством официальный документ, удостоверяющий факты, имеющие юридическое значение;

созданный уполномоченным на то государством юридическими или физическими лицами; имеющий установленную законом форму; подпадающий под действие системы регистрации, строгой отчетности и контроля за обращением, оборот которого осуществляется в сфере порядка управления» .

Наряду с охраняемыми государством официальными документами, предметами информационных преступлений необходимо признать их копии, выданные и надлежаще удостоверенные уполномоченными на то лицами .

Во втором параграфе четвертой главы проанализированы информационные преступления, предметом посягательства или средством совершения которых является охраняемая государством официальная информация, включенная в оборот посредством новых информационных технологий. На сегодняшний день поставленные Доктрина информационной безопасности РФ и Концепцией использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти до 2010 г. конкретные задачи не привели к коренной модернизации существующего законодательства в сфере оборота управленческой информации с помощью информационных технологий. Рассмотрение вопросов уголовноправовой охраны информационного оборота невозможно без глубокого анализа признаков и степени влияния новых информационных технологий, поскольку совершенствования в этой области отражаются на особенностях закрепления в уголовном законе признаков составов преступлений, посягающих на указанный объект. Охрана информации, обращающейся посредством новых информационных технологий, имеет положительные и отрицательные стороны, к первым следует отнести дополнительные технические, правовые и организационные способы ее защиты, ко вторым - появление новых видов посягательств. Оборот значительных объемов информации осуществляется с использованием, помимо ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, с помощью фото-, аудио, видеотехники, оптических, оптикоэлектронных, телевизионных, тепловизионных, лазерных и других технологий .

Таким образом, в настоящее время следует вести речь не о «компьютеризации», которая отражает только технологический аспект процесса, а об «информатизации». Информационными технологиями признаются процессы, методы поиска, сбора, хранения, обработки, предоставления, распространения информации и способы осуществления таких процессов и методов. Проблема заключается в том, что редакции ст.ст. 272-274 УК не включают в себя ответственность за общественно опасный оборот охраняемой государством официальной информации, обращение которой осуществляется посредством названных информационных технологий. Последствием этого, в частности, является существование значительного количества новых видов информационных преступлений, характеризующихся высокой латентностью .

Вследствие этого преступления, предметом или средством совершения кото-

рых является компьютерная информация, выделенные в главу 28 УК, следует признать частью существующих на практике общественно опасных деяний с охраняемой государством официальной информацией, оборот которой осуществляется с помощью информационных технологий. В связи с этим целесообразно объединить всю совокупность деяний в сфере незаконного оборота охраняемой государством официальной информации в отдельную главу уголовного кодекса, включающую в том числе посягательства на компьютерную информацию и иную информацию, оборот которой осуществляется с помощью информационных технологий .

В целях эффективного противодействия посягательствам на охраняемую государством официальную информацию в сфере порядка управления считаем необходимым в предложенных нами статьях главы «Преступления в сфере охраняемой государством официальной информации» сформулировать квалифицирующие признаки: «деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с использованием информационных технологий». Сходным примером нормотворчества является ст. 147 УК Швейцарии .

Специальными субъектами в ч. 1 ст. 272 УК законодатель признает лиц, использующих свое служебное положения, а равно лиц, имеющих доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети. Однако неконкретность формулировки уголовного закона, отсутствие в нем толкования понятия "служебное положение" не позволяют однозначно утверждать, что речь идет о статусе лица по месту работы, сопряженном исключительно с использованием компьютерной техники. На наш взгляд, для устранения правоприменительных сложностей, следует учитывать характер и объем полномочий специальных субъектов, уполномоченных осуществлять законный информационный оборот, для чего целесообразно в новой статье предусмотреть их различную ответственность. Предлагаем квалифицированными видами незаконного получения, использования, уничтожения, изменения, утраты, разглашения охраняемой государством официальной информации, считать их совершение лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе, и особо квалифицированным видом указанного преступления – его совершение должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, либо иным, уполномоченным государством лицом .

Умышленные противоправные действия специального субъекта в случае нарушения правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети могут быть направлены на достижение следующих целей: уничтожение информации, уничтожение или повреждение эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети. В первом случае умысел виновного может заключаться в стремлении причинить имущественный или иной ущерб собственнику или иному владельцу охраняемой государством официальной информации, во втором – как в причинении имущественного или иного ущерба собственнику или иному владельцу ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, так и в достижении иных целей (дезорганизация предприятия, собственное обогащение и др.) В случае выявления умысла виновного на посягательство на законный информационный оборот указанное деяние следует признавать информационным преступлением, для чего мы обосновали квалифицирующие виды в предложенной нами статье «Незаконные получение, использование, уничтожение, разглашение охраняемой государством официальной информации». Во втором случае, когда деяния виновного направлены на причинение имущественного или иного материального ущерба собственнику или иному владельцу ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, мы считаем его имущественным преступлением. В этих случаях следует применять, в зависимости от характеристики вины субъекта, статьи, предусматривающие ответственность за умышленное уничтожение или повреждение имущества (ст. 167 УК), либо за уничтожение или повреждение имущества по неосторожности (ст. 168 УК). Учитывая общественную опасность и возможный размер причиненного вреда, причиненного по неосторожности лицом, использующим информационные технологии, следует изменить редакцию ст. 168 УК .

Считаем необходимым дополнить ее ч. 2 в следующей редакции: «Уничтожение или повреждение имущества с использованием информационных технологий, повлекшие по неосторожности тяжкие последствия» .

Таким образом, мы пришли к выводу, что преступления, предусмотренные ст.ст. 272-274 УК, необходимо признать видами специфических посягательств на охраняемую государством официальную информацию, являющихся частью информационных преступлений либо, при соответствующих условиях, – имущественными преступлениями .

В третьем параграфе четвертой главы рассмотрены виды посягательств на охраняемую государством официальную информацию, носителем которой являются уполномоченные субъекты. Анализ существующего положение дел в сфере охраны указанной информации приводит к выводу, что вскоре общество столкнется с проблемой абсолютной неэффективности правовых, технических, организационных средств ее защиты. В действующих нормативных актах человек, а точнее, его память в числе носителей охраняемой официальной государством официальной информации не названы, однако зачастую заинтересованным лицам не требуется фиксация такой информации, достаточно ознакомления с ее содержанием .

Поэтому на современном этапе развития информационного общества требуется охрана информации, как зафиксированной на материальном носителе, так и вне такового, то есть не задокументированной в установленной форме, например в проекте (заготовке) документа, не содержащем обязательных реквизитов (подписи должностного лица либо печати). С такой информацией имеет дело исключительно человек, он получает ее как из деловых переговоров, так и считывает с различных носителей (например, с монитора компьютера или проекта документа) .

При этом важным свойством человеческого мозга является его относительная недоступность для посторонних, несанкционированных доступов, что могло бы сделать его идеальным носителем и хранителем информации. Однако такую недоступность нельзя признать абсолютной. Существует несколько распространенных способов незаконного получения официальной охраняемой государством информации от носителя-человека: с применением насилия или с угрозой его применения; с угрозой уничтожением, повреждением или изъятием имущества; с угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких; путем обмана; шантажа; с помощью гипноза; психотропных веществ; полиграфа; иные .

На сегодняшний день законодатель не учитывает указанные способы незаконного получения охраняемой государством официальной информации от человека .

Исключение составляет ФЗ от 29 июля 2004 г. "О коммерческой тайне", согласно ст. 4 которого, коммерческая тайна считается полученной незаконно, если ее получение осуществлялось с умышленным преодолением принятых обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, мер по охране конфиденциальности этой информации .

Поэтому психологическая характеристика носителя информации – памяти человека - должна быть учтена не только в психологии, но и в уголовном праве .

Отсюда необходимо признать человека носителем охраняемой государством официальной информации и рассматривать его в этом аспекте. В связи с этим предлагается квалифицированными видами предложенных автором информационных преступлений считать «незаконное получение охраняемой официальной информации у ее обладателя с применением насилия, либо с угрозой применения насилия или путем шантажа, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, или совершенные из корыстной заинтересованности» .

В четвертом параграфе четвертой главы анализируются информационные преступления, совершаемые субъектами, уполномоченными осуществлять законный оборот охраняемой государством официальной информации. При противоправном обороте указанной информации серьезную опасность представляют незаконные действия должностных и иных уполномоченных государством лиц, поскольку именно на них возложены основные контрольные и охранительные функции в информационной сфере. Нарушая законный информационный оборот, специальные субъекты могут причинить ущерб интересам безопасности человечества, государственного устройства, политической стабильности, экономических отношений, конкретной личности. Охраняемая государством официальная информация стала одним из распространенных средств совершения и предметов должностных (служебных) преступлений, однако указанный факт официально не признан российским законодателем, в отличие от международных антикоррупционных договоров, норм зарубежного законодательства, в которых действия должностных лиц в сфере незаконного оборота информации признаны видами коррупции. Особенно опасным представляется сращивание сотрудников государственных структур, правоохранительных органов с организованной преступностью, при которой характерным стало незаконное манипулирование специальными субъектами охраняемой государством официальной информацией, в том числе документированной. Хотя официальная статистика не свидетельствует о массовом совершении служебных подлогов и иных информационных преступлений, изученные уголовные дела позволяют сделать вывод о наличии разновидностей незаконного оборота охраняемой государством официальной информации практически в каждом должностном преступлении. За последнее время в России принят ряд нормативных актов, регламентирующих деятельность в информационной сфере, однако существующий контроль государства за соблюдением чиновниками правил информационного оборота недостаточен, отсутствует практика вынесения конкретных решений, устанавливающих дисциплинарную, административную, уголовную ответственность за информационные преступления. Проблема заключается в том, что существующие технические средства защиты информации по мере их развития могут обеспечить ее безопасность от внешних угроз, однако в теории и практике сформировалось мнение, что основные угрозы сейчас - внутренние, от действующих, бывших или будущих работников – субъектов, уполномоченных осуществлять законную деятельность в информационной сфере .

Серьезную общественную опасность представляет незаконный сбор должностными или иными уполномоченными лицами охраняемой государством официальной информации. В случае незаконного сбора (получения) указанной информации на степень общественной опасности влияет то обстоятельство, что специальный субъект либо уполномочен сам осуществлять ее оборот, либо допущен к такой информации по роду деятельности. Таким образом, помимо посягательств на охраняемый государством официальный информационный оборот специальный субъект (должностное лицо, государственный служащий, служащий органа местного самоуправления, не являющийся должностным лицом, либо иное, уполномоченное законом лицо) нарушает установленный порядок управления. Поэтому необходимо в уголовном законе предусмотреть повышенную ответственность должностных лиц, государственных служащих, служащих органа местного самоуправления, не являющихся должностными лицами, либо иных, уполномоченных законом лиц за незаконное получение (сбор) охраняемой государством официальной информации .

Значительной общественной опасностью и широким распространением обладает разглашение охраняемой государством официальной информации должностными лицами, государственными служащими, служащими органов местного самоуправления, не являющихся должностными лицами, либо иных, уполномоченных лиц. Поэтому для указанных лиц следует предусмотреть квалифицированный вид информационного преступления - незаконное разглашение охраняемой государством официальной информации, по примеру существующих норм зарубежного законодательства (§ 152 УК Дании; ст. 293 УК Швеции; § 353 b УК ФРГ) .

Общественной опасностью обладает незаконное изъятие должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, либо иным, уполномоченным законом лицом охраняемой государством официальной информации из информационных ресурсов, собираемых уполномоченными лицами. Так, появление на радиорынках, в сети Интернет предложений о покупке различных баз данных, собираемых государственными, иными юридическими и физическими лицами, продиктовано, в первую очередь, их противоправным предоставлением указанными лицами.

Представляется необходимым законодателю предусмотреть включение в уголовный закон следующую статью:

«Статья. Незаконные получение, использование, уничтожение, а равно разглашение охраняемой государством официальной информации .

1. Незаконные получение, использование, уничтожение, изменение, утрата, а равно разглашение охраняемой государством официальной информации, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организа- ций, наказывается… (преступление небольшой тяжести) .

2. Незаконные изъятие охраняемой государством официальной информации из информационных ресурсов, собираемых уполномоченными лицами, наказывается… (преступление небольшой тяжести) .

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе, наказывается… (преступление средней тяжести) .

4. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с использованием информационных технологий, наказывается…(преступление средней тяжести) .

5. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, либо иным, уполномоченным государством лицом, наказывается… (преступление средней тяжести) .

6. Незаконное получение охраняемой официальной информации у ее обладателя с применением насилия, либо с угрозой применения насилия или путем шантажа, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, или совершенные из корыстной заинтересованности, наказывается…(преступление средней тяжести)» .

На практике противоправное использование охраняемой государством официальной информации, в том числе документированной, достаточно часто происходит в совокупности с иными видами должностных преступлений. Нами выявлено три существующих варианта такой квалификации преступлений. Первый - квалификация служебного подлога и иного должностного преступления по правилам идеальной совокупности; второй - при котором подлог признается средством совершения указанного преступления и не влияет на квалификацию; третий - при котором служебный подлог признается специальной разновидностью должностных преступлений, а поэтому норма, выраженная в ст. 285 УК, является общей, а норма, выраженная в ст. 292 УК, - специальной. Считаем целесообразным квалифицировать служебные подлоги по правилам идеальной совокупности с иными преступлениями .

В п. «н» ст. 63 УК в качестве отягчающего обстоятельства, в частности, предусмотрено совершение преступления с использованием документов представителя власти. Приведенное обстоятельство довольно узкое по своему характеру и видам применения, так как охватывает только случаи использования определенного вида официальных документов. На практике при совершении информационных преступлений виновные используют все виды охраняемых государством официальных документов, при этом они могут быть как приобретенными, так и самостоятельно изготовленными подложными документами. Анализ теоретических исследований и опыта правоприменения позволили сформулировать вывод о необходимости признания незаконного использования охраняемой государством официальной информации и подложных документов обстоятельствами, отягчающими наказание. Предлагаем в ст. 63 УК включить новые обстоятельства, отягчающие наказание: пункт «о»: «совершение преступления с использованием подложных документов» и пункт «п»: «совершение преступления с незаконным использованием охраняемой государством официальной информации». Дополнение ст. 63 УК позволит реально учитывать степень общественной опасности указанных деяний при квалификации и назначении наказания за преступления, в том числе должностные .

В заключении диссертации систематизированы сформулированные основные выводы, сделанные в результате проведенного исследования, а также изложены рекомендации по совершенствованию уголовного, гражданского, административного и иных законов .

Основные положения диссертации нашли отражение в следующих основных опубликованных работах автора:

1. Букалерова Л. А. Уголовно-правовая охрана официального информационного оборота Монография. / Под ред. докт. юрид. наук, проф. В.С. Комиссарова, докт. юрид. наук. проф. Н.И. Пикурова. – М.: Издательство «Юрилитинформ», 2006. – 22,5 п.л .

2. Пикуров Н.И., Букалерова Л. А. Уголовно-правовая охрана государственного и муниципального управления: учебное пособие. – М.: Моск. городск. ун-т управления Правительства Москвы, 2006. – 94 с .

3. Букалерова Л. А., Пикуров Н. И. Подлог и другие преступные посягательства на официальный документооборот: Учебное пособие. – Волгоград: ВА МВД России, 2001. – 7,25 п.л .

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, указанные в перечне Высшей аттестационной комиссии:

4. Букалерова Л. А. Документы как предмет преступлений против порядка управления. // Законность. 2006. – № 6. – 0,4 пл .

5. Букалерова Л. А. Проблемы уголовно-правовой ответственности за посягательства на официальный документооборот. // Вестник Московского университета .

– 2006. – №2. – 0,7 пл .

6. Букалерова Л. А. Уголовно-правовая охрана официальной документированной информации в сфере порядка управления. // Уголовное право. – 2005. – № 4. – 0,4 пл .

7. Букалерова Л. А. Эффективность противодействия подлогам официальных документов в сфере порядка управления. // Черные дыры в российском законодательстве. – 2005. – № 4. – 0,5 п. л .

8. Букалерова Л.А. Коррупционные преступления, совершаемые должностными лицами – носителями конфиденциальной информации. // Материалы научно-практической конференции «Проблемы эффективности борьбы с преступностью в России» ИГПАН. // Государство и право. – 2003. – № 11. – 0,5 п.л .

9. Букалерова Л. А., Рарог А.И. Совершенствование уголовно-правовой охраны не документированной официальной информации от незаконных деяний лиц, использующих должностное или служебное положение. // Уголовное право. – 2004. – № 4. – 0,2 пл .

10. Букалерова Л.А., Остроушко А.В. Базы данных, содержащих персональные сведения, нуждаются в уголовно-правовой защите. // Экономическая безопасности России: Политические ориентиры, законодательные приоритеты, практика обеспечения: Вестник Нижегородской академии МВД России. Выпуск № 6, Н.Новгород, 2006. - 0,4 п.л .

11. Букалерова Л. А., Пикуров Н.И. Готовим специалистов права. // Учитель. – 2002. – № 6. – 0,2 пл .

12. Букалерова Л.А., Пикуров Н.И. Память человека как охраняемый уголовным законом носитель информации. // Вестник РПА. –2005. – № 4. – 0,5 п.л .

13. Букалерова Л. А., Тулин С.Н. Уголовно-правовое регулирование официального информационного оборота. // Законность. – 2006. – № 2. – 0,4 пл .

14. Букалерова Л.А. Должностные лица – субъекты коррупционных преступлений в информационной сфере. // Государство и право. – 2006. – № 11. – 0,5 п.л .

Другие публикации

15. Букалерова Л. А. Об объекте уголовно-правовой охраны документов от незаконных посягательств частных лиц. // Общество. Право. Власть: Межвуз. сб .

науч. тр. Ч.2: Современные проблемы социально-правового и экономического развития. – Волгоград, 1997. – 0,3 п.л .

16. Букалерова Л. А. Некоторые вопросы квалификации подделки и похищения документов. // Сборник научных статей II Межвузовской научнопрактической конференции студентов и молодых ученых Волгоградской области, 27 нояб. – 1 дек. 1995 г., Вып. 3. – Волгоград, 1996. – 0,2 пл .

17. Букалерова Л. А. Некоторые вопросы уголовно-правовой квалификации незаконных деяний с официальными документами. // Материалы научнопрактической конференции: Новый УК России. – Ростов, 1997. – 0,2 пл .

18. Букалерова Л. А. Уголовная ответственность за незаконную продажу бланков официальных документов. // Сборник научных статей: Современные проблемы раскрытия и расследования преступлений. – Барнаул, 1996. – 0,3 пл .

19. Букалерова Л. А. Уголовно-правовая охрана официального документооборота. // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. – Волгоград. 1997. – 1,3 пл .

20. Букалерова Л. А. О квалификации подлогов // Уголовное законодательство: история и современные проблемы: Тезисы докладов и сообщений науч.практ. конф. – Волгоград: ВЮИ МВД России, 1998. – 0,2 пл .

21. Букалерова Л. А., Остроушко А.В. Некоторые вопросы квалификации преступлений с использованием информации как предмета преступлений и предмета совершения корыстных преступлений. // Научные труды Российской академии юридических наук. Выпуск 2. (в 2 томах). – М.: Издательская Группа «Юрист», 2002. – Том 1. – 0,5 пл .

22. Букалерова Л. А., Дашинская З.П., Капустин А.Я., Козырин А.Н., Кудрявцев Ю.А., Марченко М.Н., Сырых В.М., Шукшунов Е.Е. и др. Кодекс Российской Федерации об образовании. Общая часть. (Проект. С изменениями и дополнениями) / Отв. ред. В.М. Сырых. – М.: ИЦПКПС, 2003. – 16 пл.: авт. 2 п.л .

23. Букалерова Л. А., Пикуров Н.И. Уголовно-правовая охрана оборота официальной информации. // Научные труды. Российская академия юридических наук. Выпуск 4. – М.: Издательская Группа «Юрист», 2004. – Том 2. – 0,4 пл .

24. Букалерова Л. А. Уголовно-правовая охрана документированной информации от незаконных деяний должностных лиц. // Преступность и уголовное законодательство: реалии, тенденции, взаимовлияние: Сборник научных трудов / Под ред. Н.А. Лопашенко. – Саратов: Сателлит, 2004. – 0,4 пл .

25. Букалерова Л. А. Официальные документы – предметы преступлений главы 32 УК. // Современная Россия. Экономика, управление, право. Сборник научных работ. – М., 2004. – 0,4 пл .

26. Букалерова Л. А. Вопросы уголовно-правовой охраны информации от незаконных деяний коррупционеров. // Актуальные проблемы совершенствования российского законодательства на современном этапе: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (4-5 ноября 2003 г.). – М.: РПА МЮ РФ, 2004 .

– 0,5 пл .

27. Букалерова Л. А., Пикуров Н.И., Баранов А.А., Маркунцов С.А. Памятка для выпускников детских домов «Твои права». // Орехово-Зуево, 2002, – 3 пл.: авт .

0,7 п.л .

28. Букалерова Л. А. Некоторые вопросы уголовно-правовой охраны официальной информации. // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы Второй международной научно-практ. конф. – М.: Велби, Изд-во Проспект, 2005. – 0,5 пл .

29. Букалерова Л. А. Уголовно-правовая охрана недокументированной официальной информации от злоупотреблений должностных лиц и других служащих. // Российское уголовное право: традиции, современность, будущее: Материалы научной конференции, посвященной памяти профессора М.Д. Шаргородского / Под ред. проф. Н.М. Кропачева; проф. Б.В. Волженкина. – СПб.: Издательский дом С. – Петерб. Гос. Ун-та, 2005. – 0,6 пл .

30. Букалерова Л. А. Некоторые вопросы характеристики преступлений и правонарушений, посягающих на конституционные права человека в информационной сфере. // Соотношение преступлений и иных правонарушений: современные проблемы: материалы IV Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 250-летию образования Моск. гос. ун-та им. М.В. Ломоносова и состоявшейся на юрид. фак. МГУ им. М.В. Ломоносова 27-28 мая 2004 г. – М.: ЛексЭст, 2005. – 0,7 пл .

31. Букалерова Л. А. Эффективность уголовно-правовой охраны официальной документированной информации на бумажных носителях. ( статья) Проблемы эффективности законодательства в современных условиях: Материалы «круглого стола» (Москва, 21 апреля 2005 года): Сборник / Отв. ред. С.И. Никулин. – М.:

РПА МЮ РФ, 2005. – 0,4 пл .

32. Букалерова Л. А. Незаконный информационный оборот при легализации (отмывании) доходов, полученных преступным путем. // Пути повышения эффективности взаимодействия подразделений МВД РФ с другими государственными органами в области противодействия легализации преступных доходов (стратегический и прикладной аспекты): Сборник статей. – Н. Новгород, 2005. – 0,5 пл .

33. Букалерова Л. А. Уголовно–правовая охрана официальной информации как объекта гражданских прав. // Проблемы государства и права: история и современность. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Н. Новгород, 2005. – 0,5 пл .

34. Букалерова Л. А. Официальные документы - предметы преступлений против порядка управления. // Современные разновидности российской и мировой преступности: состояние, тенденции, возможности и перспективы противодействия / Сборник научных трудов под ред. д.ю.н., проф. Н.А. Лопашенко. – Саратов, Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: Сателлит, 2005. – 0,4 пл .

35. Букалерова Л. А., Остроушко А.В.Использование информационных технологий в образовательном процессе. // Материалы областной научно-практической конференции. – Орехово-Зуево: МГОПИ, 2005. – 0,2 пл .

36. Букалерова Л. А. Уголовно-правовая охрана человека как носителя информации. // Уголовное право: стратегия развития в ХХI веке: сб. материалов третьей Международной научно-практической конференцию – М., 2006. – 0,6 пл .

37. Букалерова Л. А. Уголовно-правовая охрана официального информационного оборота во Франции и ФРГ. // Иностранное право: Сборник научных статей и сообщений / Редкол.: Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. – М.: МАКС Пресс, 2006. – Выпуск шестой. – 0,7 пл .

38. Букалерова Л. А., Пикуров Н.И. Уголовно-правовая охрана оборота официальной информации // Правовые вопросы связи. – 2005. – № 1. – 0,5 пл .

39. Букалерова Л. А. Информация как объект гражданских прав нуждается в уголовно-правовой охране. // Государство, право, личность: история, теория, практика: Материалы научно-практической конференции 18 февраля 2006 года. / Под ред. проф. С.А. Комарова – Коломна: КГПИ, 2006. – 0,5 пл .

40. Букалерова Л. А. Уголовно-правовая охрана персональных данных как необходимое условие обеспечения конституциональных прав и свобод граждан. // Конституционные основы уголовного права. Материалы I Всероссийского конгресса по уголовному праву, посвященного 10-летию Уголовного кодекса Российской Федерации. – М.: ТК Велби, 2006. – 0,4 пл .

41. Букалерова Л. А. Уголовно-правовая охрана официального информационного оборота // Материалы VII Международной конференции «Информационная безопасность России в условиях глобального информационного общества», М., 25-26 января 2006 г. // http://www.ifap.ru/pi/07. – 0,5 пл .

42. Букалерова Л.А. Уголовно-правовая охрана человеческой памяти как носителя официальной информации // Вектор. – 2006. – № 1. – 0,5 пл .

43. Букалерова Л.А. О квалификации преступлений с использованием информации как предмета преступлений и средства совершения корыстных преступлений. // Пять лет действия УК: итоги и перспективы. Материалы 11 Международной научно-практической конференции, состоявшейся на юридическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова 30-31 мая 2002 г. – М., 2002. – 0,7 пл .

44. Букалерова Л.А. Уголовно-правовое обеспечение информационной безопасности органов государственного управления, местного самоуправления (на примере мегаполиса) // Опыт управления городским хозяйством на примере Москвы и городов Германии: материалы международных научно-практических конференций (2005 г.) / Координаторы проекта Т.В. Ужва, Томас Кунце – М. : Моск. гор .

ун-т управл. Правительства Москвы, 2006. – 0,7 п.л .

45. Букалерова Л.А. Базы данных, содержащие официальную информацию, как объект авторских, имущественных и иных охраняемых уголовным правом отношений. // Контрафакт как угроза экономической безопасности России (политико-правовые, оперативно-розыскные и морально-психологические проблемы противодействия): Сборник статей / Под ред. доктора юридических наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ В.М. Баранова, кандидата юридических наук, академика РАЮН, действительного члена Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка В.И. Коныгина Материалы Всероссийской межведомственной научно-практической конференции, прошедшей в Н.Новгороде 1-2 июня 2006 года. - Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2006. - 0,5 п.л .

46. Букалерова Л.А. Уголовно-правовая охрана информации – объекта гражданских прав. // Научные труды. Российская академия юридических наук. Выпуск

6. В трех томах. Том 3. М.: Издательская группа «Юрист», 2006 – 0,7 п.л .

47. Букалерова Л.А. Противодействие обороту информации, содержащей детскую порнографию, в сети Интернет нуждается в корректировке. // Материалы международного научно-практического семинара «Детская порнография и торговля детьми через Всемирную сеть Интернет: состояние, проблемы, возможности и перспективы противодействия, опыт зарубежных государств», состоявшегося в Саратовском Центре по исследованию проблем организованной преступности и коррупции TRACCC 10-11июля 2006 г. – М., 2006. – 0,6 п.л .

48. Букалерова Л.А., Остроушко А.В. «Информационные преступления» – новый спецкурс для студентов специальности 030501. 65 «Юриспруденция». // Тенденции развития юридического образования в России. / Сборник тезисов выступлений на конференции и статей / Под ред. Проф. А.К. Голиченкова. Сост. доц. Д.Я .

Малешин. - М.: Юристъ, 2006. – 0,5 п.л .

49. Букалерова Л. А. Уголовно-правовая охрана персональных данных требует корректировки. // Уголовное право: стратегия развития в ХХI веке: сб. материалов четвертой Международной научно-практической конференции – М., 2007. – 0,7 пл .

50. Букалерова Л.А. Особенности уголовно-правовой охраны информации как предмета хищений. // Уголовно- правовая политика и проблемы противодействия современной преступности / Сборник научных трудов под ред. д. ю. н., проф. Н. А .

Лопашенко. Саратов, Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: Сателлит, 2006.- 0,5 пл.



Похожие работы:

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ И БЛАГОПОЛУЧИЯ ЧЕЛОВЕКА Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Тюменской области (Управление Роспотребна...»

«ДОКЛАД (1) Уважаемый Сергей Валентинович, уважаемые депутаты, односельчане и гости поселения! Сегодня мы подводим итоги деятельности администрации, главы поселения, оценим достигнутые результаты, и определим основные задачи и направления нашей деятельности на 2013 год в соответствии с 131 ФЗ "Об общих принципах организации местного самоу...»

«Библиотека журнала "Русин" · 2016, № 1 75 УДК 94(47)1914/17 UDC DOI: 10.17223/23451734/4/4 АПОЛОГЕТ ПРАВОСЛАВИЯ ПЕРЕД АВСТРИЙСКИМ ВОЕННЫМ СУДОМ. К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ МИТРОФОРНОГО ПРОТОИЕРЕЯ Д-Р...»

«1 Информация о работе Избирательной комиссии Ханты-Мансийского автономного округа – Югры по реализации Молодёжной электоральной концепции Работа Избирательной комиссии Ханты-Мансийског...»

«Б.С. Гольдштейн, Ю.С. Крюков, А.В. Пинчук, И.П. Хегай, В.Э. Шляпоберский СПРАВОЧНИК ПО ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННЫМ ПРОТОКОЛАМ Интерфейсы СОРМ Б.С. Гольдштейн, Ю.С. Крюков, А.В . Пинчук, И.П. Хегай, В.Э. Шляпоберский Серия справочников "Телекоммуникационные протоколы ЕСЭ РФ" Интерфейсы СОРМ Справоч...»

«ПРОБЛЕМА ДИФФАМАЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Хромова А.В. ВГОУ ВО "Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний" Владимир, Россия THE PROBLEM OF DEFAMATION IN MODERN RUSSIA Khromova A.V. Vladimir Institute of Law Federal Penitentiary Service Russia Vlad...»

«Гребенникова Кристина Владимировна МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТАНДАРТЫ И КРИТЕРИИ ДОПУСТИМОСТИ ДОНОРСТВА И ТРАНСПЛАНТАЦИИ Статья посвящена рассмотрению критериев допустимости проведения посмертной и прижизненной пере...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 3 по 30 марта 2015 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС "Руслан". Материал распол...»

«ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КОМИССИЯ ОРЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ РАСПОРЯЖЕНИЕ председателя Избирательной комиссии Орловской области № 19-р 15.04.2016 г. Орёл О проведении семинара с представителями региональных отделений поли...»

«Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение "Детский сад №458" Семинар для педагогов "Организация питания в ДОУ"Подготовил: старший воспитатель Первая кв.категория Махалова С.В. г. Нижний Новгород 2017 г. Одной из главных задач детского сада – обеспечить конституци...»

«Овчинников И.И. Институт депутатской неприкосновенности в практике местного самоуправления: генезис и проблемы правового регулирования // Евразийский юридический журнал. 2012. №8 (51). Правовой статус депутата представительного органа муниципального образования, также как и члена выборного органа, выборного должностного лиц...»

«№ 09 — 2014 г. СОДЕРЖАНИЕ C. 15—16. "Золотой праздник книги". Издательство "ЮНИТИ-ДАНА" на 27-й Московской международной книжной выставке-ярмарке ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ УГОЛОВНОИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Посвящается 1...»

«Прот. С. Булгаков. Из памяти сердца. Прага [ 1923-1924] 249 1/14. IV. Господи, сколько чудес, сколько милостей Тво­ их . Изнемогает сердце от избытка, от какого-то неизъяс­ нимого блаженства и благодарности. Н а глазах моих с о ­ вершается чудо исцеления Павла Ивановича, боль­ ной изъят из...»

«ГКОУ ВПО "Российская таможенная академия" Санкт-Петербургский филиал имени В.Б.Бобкова ргский имени бу В. ер Б ет -П Юридическая клиника.Б. об кт ков Сан оа Выпуск III фи ли и ем и Юридическая ал ад клиника ак сс Ро ой ий нн ско й тамо ж е Санкт-Пе...»

«О. В. Кузнецова, В. А. Шумкова БИОГРАФИЯ И ПОЛНЫЙ СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПИВОВАРОВА ДАНИИЛА ВАЛЕНТИНОВИЧА (1943–2016) Аннотация. В работе представлена первая попытка систематизации научного наследия Пивоварова Даниила Валентиновича. Представлена его биография, общий список научных работ (1970–2016), список справочн...»

«Касаткин Петр Игоревич РОЛЬ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В СОВРЕМЕННЫХ МИРОВЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССАХ Специальность 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук МОСКВА Диссертация выполнена на кафе...»

«Сремски Карловци Алексей Арсеньев РУССКАЯ ЭМИГРАЦИЯ В СРЕМСКИХ КАРЛОВЦАХ Вступление: Сремские Карловцы1 Сремские Карловцы (Сремски-Карловци) – живописный городок, в котором сегодня проживает до 10 тысяч жителей...»

«УПОЛНОМОЧЕННЫЙ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ Доклад Уполномоченного по правам человека в Курганской области за 2016 год г. Курган, Оглавление Введение Глава 1. Основные направления деятельности Уполномоченного по правам человека в Курганск...»

«03/2016 Развитие Персонал Признание Офис "ИТСК" начал "ИТСК" получила премию Рунета Награда на WorldSkills ДЕКАБРЬ работу в Сколково за разработку и внедрение Hi-Tech в Екатеринбурге системы "Мобильный оператор" www.it-sk.ru ИНФОРМ Ж У Р Н А Л И Н Ф О РМ А Ц И О Н Н О-Т Е Х Н ОЛ О Г И Ч Е С КО Й С Е Р В И С Н О Й КО М П...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ДОНЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА СПРАВОЧНО-БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ ОКИСЛЕНИЕ ФЕНОЛЬНЫХ СОЕДИНЕНИЙ (Письменная справка) Донецк-2010 Письменная справка "Окисление фенольных соединений" составлена по заявке кафедры биохимии. В справку вк...»

«СПРАВОЧНИК ПО РУССКОЙ ПУНКТУАЦИИ Минск БГУ УДК ББК П Автор-составитель Н. М. Пипченко Р е ц е н з е н т ы: директор Института языка и литературы им. Якуба Коласа и Янки Купалы НАН Беларуси, доктор филологических наук, профессор А. А. Л...»

«М. В. Савельева, А. Б. Смушкин Следственные действия Учебник для магистров 2-е издание, переработанное и дополненное Допущено Министерством образования и науки Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению подготовки и специальности "Юриспруденц...»

«Справка об учебно-методическом обеспечении образовательной программы высшего образования по направлению 40.04.01 "Юриспруденция" (квалификация (степень) "магистр") профиль Гражданское право, семейное право, международное частное право № Наименование дисцип...»

«Права человека – индикатор современного развития России Материалы международной научно-практической конференции под общей редакцией доктора юридических наук, профессора, Академика Центральной Европейской Академии науки, литературы и искусства (Париж – Сорбонна), Почетного работ...»

«Бацунов Андрей Николаевич ПРАВОСОЗНАНИЕ КАК ОСНОВА КОНСТИТУИРОВАНИЯ СУВЕРЕННОСТИ СОЦИУМА (СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ) Специальность 09.00.11 социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Воронеж 2011 СК Работа выполнена в ГОУ ВПО "Воронежский государственный университет"....»







 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.